Capitainswan

Размер шрифта: - +

16. Дом и уют

Каждую пятницу в семье Джонсов устраивался вечер сказок. Белокурая девочка с голубыми глазами располагалась возле отца и слушала, как он, меняя интонации, рассказывал про приключения пирата и принцессы. Она любила эту сказку и только под неё засыпала. Элизабет Ева Джонс родилась спустя два года после последний битвы. Но частенько родители называли её Лиззи. Она стала настоящей радостью для всей большой семьи Эммы. В первое время она поверить не могла в своё маленькое счастье. Когда она впервые взяла свою малышку, то понимала, что у неё появился второй шанс. Она хотела исправиться, быть хорошей матерью, той, кем не смогла стать для Генри. И хоть Миллс давно простил мать, в душе Эммы остался осадок, за который она никак не могла себя простить. Счастливая Эмма смотрела на Киллиана, как из его глаз катятся слёзы. Она впервые видела его таким. А он говорил, что это всё оттого, что она сделала его счастливым, подарила ему прелестную дочь. В тот же вечер, когда к Эмме в палату пришли её родители, она видела, что и отец всплакнул. Он обрадовался, аккуратно взяв на руки внучку, вспомнив, как когда-то так же держал дочь.

Генри был безумно рад новоиспечённой сестре и, пока она была маленькой, постоянно с ней играл. Да и Лиззи любила старшего брата, она тянула к нему свои ручонки и смеялась, когда тот строил рожицы. Однако, как только пришло время поступать в колледж, Генри долго убеждал сестру, что уезжает не навсегда, что будет часто навещать её и играть с ней. Элизабет плакала и обижалась, она садилась на подоконник окна и ждала, когда он вернётся.

Киллиан видел в дочери заметные черты Эммы. Элизабет росла такой же упрямой, как его жена. Он брал дочь на борт своего корабля, и они вместе отправлялись в путешествия. Он любил свою дочурку и частенько баловал её мороженым с шоколадной крошкой. Когда Лиззи болела, он всегда был рядом с ней, чтобы Эмма могла ни о чём не беспокоиться. А если болел он, то девочка кормила его с ложки, всегда смеялась, если он морщился. И Эмма всегда закатывала глаза, видя перед собой эту картину.

Но Элизабет также любила дедушку Дэвида и бабушку Мэри Маргарет. Они часто забирали её к себе. Каждый раз, находясь у них в гостях, девочка слушала всякие этикеты «как быть принцессой», и хоть она зевала, всё равно не хотела обижать бабушку. Элизабет следила за дедушкой и своим дядей, как они сражались на мечах, и ей тоже хотелось попробовать. И несмотря на то, что Мэри Маргарет и Эмма говорили, что это не для принцесс, Дэвид и Нил втайне обучали Элизабет.

У них с Нилом была небольшая разница, поэтому они были, скорее всего, как брат с сестрой, нежели дядя и племянница. Они играли и росли вместе, были дружными и неразлучными. Но они также могли поссориться или даже подраться, из-за чего их ставили в угол для примирения. Почти всегда спасал их Киллиан, который только усмехался над волнующимися женой и Мэри Маргарет, что дети снова не хотят дружить друг с другом. У Нила и Элизабет была одна игра, в которую постоянно играли вместе с Киллианом, ведь она называлась «Пираты». Её придумал Генри, который раньше развлекал их и не давал скучать.

В эту пятницу Эмма задерживалась на работе. Она выполняла работу с последней документацией, чтобы потом спокойно уйти в декрет. Вот-вот в их семье появится ещё один «пират», как называл его Киллиан. Они знали, что это будет мальчик, но имя пока не придумали.

— Пап? — обратилась к нему Лиззи.

— Да, милая? — улыбнулся Киллиан.

— Ты знал, что мама твоя истинная любовь, когда ты её впервые увидел? — она не задавала этого вопроса раньше, но ей было интересно узнать.

— Нет, не совсем. Но она была самой красивой девушкой, которую я когда-либо встречал. Она была сильной и храброй. Знаешь, что она сделала?

— Нет, — Элизабет помотала головой, подняв глаза на отца.

— Она меня привязала к чёртову дереву! — сказал Киллиан, а дочка рассмеялась.

— Пап! Мама сказала, что тебе запрещено выражаться! — сказала Лиззи.

— А мы не будем рассказывать маме, что папа ругался. — Киллиан поцеловал дочку в волосы. — Это будет нашим маленьким секретом.

— А что было потом?

— Потом, милая, мы вместе пустились в приключения, — Джонс улыбнулся, увидев заинтересованность дочки. — Мы забрались наверх бобового стебля, а там я спас её от великана.

— Пап, мама говорила, что это она тебя спасла, не дав Антону раздавить тебя, — сказала Лиззи.

Киллиан усмехнулся. Тогда они с Эммой не знали, что станут значить друг для друга. Хотя в тот момент ему показалось, что она начала доверять ему. Но после того как Эмма обманула его, пристегнув наручниками, оставив одного с великаном, он знал, что они ещё встретятся. И сколько всего произошло, чтобы прийти ко всему, что сейчас у них есть. Но они доказали друг другу, что у них истинная любовь.

— Твоя мама, наверное, что-то перепутала, — сказал Киллиан, заставив засмеяться Лиззи.

— Пап?

— Что?

— Я сохраню наш маленький секрет, — ответила она, заглядывая в книгу сказок.



Александра_Дорогова

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться