Царевна-лягушка и красная панамка

Размер шрифта: - +

1. Случайная оговорка

Не плюй в колодец, вылетит - не поймаешь.

Анна любила приходить в лабораторию по утрам раньше всех. Пустая лаборатория была похожа на дворец. Солнечные зайчики блуждали по микроскопам и, отражаясь от них, прыгали на столы, термостаты, лабораторную посуду в шкафах, в лаборатории появлялась торжественность, как бальном зале, и Анна чувствовала себя сказочной принцессой, юной и прекрасной. Напевая, она поливала цветы, варила кофе, потом проходила в свой кабинет и с наслаждением пила кофе с сушками, чутко прислушиваясь к шагам в коридоре. Девушка никак не могла привыкнуть, что уже второй год заведует этой лабораторией и немного печалилась из-за этого. Ей не хватало прежних, простых отношений в лаборатории. Увы, право планировать исследования и управлять лабораторией сопровождалось досадной нагрузкой – одиночеством.

Анна пила кофе и улыбалась, зная, что все будет, как всегда. Ещё пара минут, и станет привычно шумно. Войдёт Клара Фёдоровна, отводившая внука в садик и поэтому приходившая одна из первых. Шумно дыша и хватаясь за спину, она засядет за компьютер, ругаясь привычно на аспиранта Серёжку, который всегда уходил последним и оставлял их чайный стол, заставленным бокалами с остывшим чаем и заваленный крошками хлеба и огрызками пряников. Следом за ней придёт «сэнээс» Пётр Сергеевич, который всё уберёт со стола и примется заваривать чай и раскладывать маленькие булочки с повидлом на тарелочку, потом подойдут остальные, достанут бутерброды и печенье и примутся за утренний чай, последним придёт Серёжа, который стеная: «Кто трогал мою чашку?!», доест всё, что осталось, на столе и только потом примется за работу. Через час появится их заведующий отделом.

Зава за глаза все звали Кощеем, хотя он и имел звучное имя Натан Матвеевич и не был похож на сказочного персонажа. Невысокий, плотный, лысоватый в безукоризненно отглаженных брюках и накрахмаленном халате он пришёл из медицины и биологов не уважал, хотя волею судеб был занесён в НИИ, занимавшийся этологией животных. Единственная лаборатория, в которую Натан Матвеевич заглядывал каждый день, была их, потому что здесь его аспиранты делали работу с использованием методов биохимии.

Натан Матвеевич считал своим долгом курировать не только исследования, с применением биохимических анализов (единственное, что он понимал в экологии), но и молодого заведующего. Анну он выносил с трудом, потому что тайно с детства ненавидел женщин, которых природа наделила ростом выше его, а молодой завлаб, хотя и была писаной красавицей, имела рост сто восемьдесят пять сантиметров и всегда смотрела на него свысока. Тайком, перед её защитой, он писал подмётные письма в ВАК, но её докторская прошла на ура, за что он невзлюбил Анну ещё сильнее.

Чтобы ей досадить, он отправлял её в научные командировки в ноябре. К его досаде молодой доктор, занимавшаяся поведением выдр в антропогенных зонах, каждый раз привозила такой материал, от которого все стонали от зависти, а у Кощея «разливалась желчь». У Анны была мечта о многолетних непрерывных исследованиях, но Натан Матвеевич, понимая, что она способна сделать многое, не давал ей такой возможности, хотя и не отказывал, говоря, что чуть позже, когда появится грант, то… Все знали, что гранты только под поведение выдр не появятся, и сочувствовали молодому доктору.

Анна по гулу разговоров поняла, что почти все пришли и, захватив кофе, прошла в лабораторию и присела за общий стол. Сегодня ей надо было приструнить их, напомнив сотрудникам о несданных отчетах, а это требовало общения со всем коллективом одновременно.

Все оживились, зная, что она просто так не приходит во время утреннего чаепития. Хлопнула дверь, и в комнату вошёл Кощей. От неожиданности девушка чуть не захлебнулась кофе, ведь тот раньше двенадцати никогда не заглядывал. В лаборатории перестали дышать, чтобы даже звуком не привлекать внимание Кощея.

- Здравствуйте, Натан Матвеевич, - Анна смело вызвала огонь на себя.

Кощей неприязненно посмотрел на кружку кофе в руках строптивой сотрудницы и проворчал:

- Здравствуйте! Что это вы так рано? - та молча ждала, полагая, что лучше промолчать, чем отвечать на чисто риторический вопрос Кощея. - Вот что, к нам вчера пришёл запрос.

Анна, непонимающе уставилась на него.

- Что значит запрос? Откуда запрос? Что-то случилось?

Кощей раздражённо засопел.

- Я оговорился. Мы получили приглашение на конференцию. Мы посоветовались… там наверху и… Короче, поедете Вы, Анна Борисовна. Вы, молодой доктор, завлаб, и будете достойно представлять наш институт.

Оторопев, она молчала, не понимая, как это он летом посылает её куда-то? Ведь никогда раньше не пускал, мотивируя, что она молода и должна сочувствовать более старшим сотрудникам в их желании… и прочая, и прочая.

- А куда? – поинтересовалась Анна.

Натан Матвеевич вредно сощурился.

- Не мечтайте… не в Канаду, а под Вологду. Нам выделили некоторые деньги, вот Вы поедете и посмотрите на знаменитые Череповецкие болота, там аномальная зона. Цените, Вы едете вместо меня!

Анна в чушь про аномальные зоны не верила и поэтому фыркнула:

- Я, знаете ли, больше с животными, а не с мистикой работаю.

Дверь опять хлопнула, и в лабораторию ввалилось несколько опоздавших аспирантов и молодых «мэнээсов», увидев завотделом, они на цыпочках прокрались на рабочие места и замерли в надежде, что их не тронут. Натан Матвеевич, увидев новых слушателей, повысил голос.



Екатерина Селезнева

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться