Царевна ужей

27

***

- Что ты сделал?! – взревел Белогор, сверкая глазами в сторону своего сына.

Всеволод едва стоял на ногах от усталости, растратив не только всю накопленную магию своего ужа, но и задев свои внутренние резервы.

- Что слышал, - спокойно произнёс он, поворачиваясь в сторону прибывших Святослава с внуком. – Вы зря пришли. Василисы здесь нет.

- Но…

- И где она? – перебил внука царь, внимательно осматривая царевича.

- Мой сын отправил её к матери, - ответил за Всеволода его отец, не скрывая брезгливости в голосе. – Жаль.

- Хотел убить её, Белогор? – криво улыбнулся Святослав.

- Это было бы достойной платой за неуважение с твоей стороны, - рыкнул царь предгорья.

Подсунуть им вместо царевны номинальную пародию! Человеческую женщину! Белогору было глубоко плевать, за что девицу лишили статуса царевны. Он радовался, что неудачный брак расторгнут. Жаль, что щёлкнуть Святослава по носу не вышло – сын устроил подлянку, вернув человечку к людям. А как бы удачно могло сложиться – и Святослава бы наказали, убив его внучку, и законы не нарушены – статуса ведь у девицы больше нет…

Святослав молча наблюдал, как кипящий злостью на сына Белогор покидает тронный зал.

- Теперь Василисе ничего не грозит, - тихо обратился к царю Всеволод, как только они остались одни. – По закону она не прикосновенна. Морок ставил я лично.

Не дожидаясь ответа, царевич ушёл, оставив Святослава с Александром одних.

- Какого…

- Не здесь, - перебил мужчину дед, открывая проход в их царство.

То, что Василиса лишилась статуса – ожидаемо. В силу вошла, всё к этому и шло. Вот только Святослав никак не мог понять, почему Всеволод этого не заметил? А он точно не в курсе. Иначе, зачем отправил Василису к матери? Да и на морок силы тратил, который на неё всё равно не подействует…

- Святослав? – потерял терпение Саша, наблюдая за задумчивым видом своего деда.

- В силу она вошла, - задумчиво протянул царь. – Вот только поняла ли сама – вопрос. Всеволод с Белогором явно не в курсе, кого упустили.

- Думаешь, Всеволод действительно ничего не заподозрил? – усомнился Саша.

- Ты его состояние видел? Если бы у него были подозрения, он бы просто подождал, пока древние явятся спасать Василису, а не растрачивал бы магию зря.

- А они бы пришли? – дождавшись уверенного кивка, Саша риторически спросил. – Зачем он вообще так напрягался ради неё? Я не в том смысле, что не надо было, просто, ему это зачем?

- Хороший вопрос, - улыбнулся царь, прикидывая, сколько времени Василисе понадобится, чтобы во всём разобраться и прийти в подземный мир.

В том, что внучка объявится, он не сомневался.

 

 

***

Месяц. С того момента, как я проснулась дома и закатила родителям невиданных масштабов истерику прошёл целый месяц. Успокоилась ли я? Нет.

Ненавижу.

Ненавижу деда, с его играми и договором, из-за которого я вышла замуж за Него. Ненавижу ужей и их магию. Ненавижу за то, что не приняли меня. Ненавижу за их мороки. Ненавижу, потому что на меня мороки не действуют.

Ненавижу то, что не могу поговорить с мамой. Первую неделю я каждый день рассказывала ей о своей жизни в предгорье. Наблюдала, как она сначала не верит, потом злится, потом отходит от меня и… забывает весь наш разговор. Ненавижу, что от чувства безысходности и одиночества не могу сдержать слёзы.

И Его ненавижу. Имя его ненавижу. И то, что избавился от меня.

Что? Что я сделала, что меня отправили домой, даже не объяснив причину? Почему сейчас? Почему именно тогда, когда я уже не хотела никуда от Него уходить?! Я ведь Его…

Ненавижу!!!

Пришлось ненадолго прикрыть глаза, чтобы не расплакаться на глазах у случайных посетителей кафе. Того самого кафе, в котором я встретила пророка. Господи, как же давно это было… кажется, что в прошлой жизни. А может, и не кажется. Всё, что связано с Ним, действительно разделило мою жизнь на пресловутые «до» и «после». Осталось лишь вычеркнуть Его навсегда из своей памяти. Первый шаг к этому я сделала – даже в мыслях не даю себе упоминать Его имя. Второй шаг – мне нужна эта женщина, пророк. Хочу услышать, за что меня выкинули, как мусор. Хочу, чтобы она пришла и сказала, что Он наигрался. Хочу, чтобы ещё сильнее возненавидеть Его.

Две недели торчу в этом кафе, ожидая, что она придёт. Пророк же, должна увидеть, или почувствовать… мысли, что она может не захотеть разговаривать со мной, я гнала в сторону.

- А ты упрямая! – совершенно неожиданно, та самая женщина присела напротив меня.

- Ты пришла, - только и смогла выдохнуть, ожидая и одновременно боясь предстоящего разговора.

- Ну, - женщина расстегнула пальто и пожала плечами. – Говорю же, ты – упрямая. Так бы и ходила сюда, в ожидании меня. А так… поговорим мы с тобой или нет – на будущее не повлияет. Лишь ускорит цепочку событий. Так, почему бы и нет?



Лоя Дорских

Отредактировано: 27.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться