Царица ядов

Размер шрифта: - +

Глава 1

Синий автомобиль скользил по улицам сонного города. Через полчаса улицы наполнятся прохожими, спешащими на работу, и начнётся новый день, но не для всех.

Георгий припарковался около полицейского автомобиля, синяя мигалка била яркими бликами по глазам. В зеркале заднего вида отразилось заспанное лицо, он пятернёй зачесал русые волосы к вискам, открыв высокий лоб. От матери следователю достались тёмно-синие глаза, а от отца — широкий волевой подбородок. Девчонки с детского садика бегали за симпатичным мальчишкой, а теперь и вовсе теряли голову. Он улыбнулся, вспомнив красавицу Снежану и взор, полный страсти. На губах появился сладковатый привкус.

Георгий вышел из автомобиля, огляделся по сторонам, около одного из подъездов красного кирпичного дома стоял полицейский, к нему следователь и направился.

— Привет. Куда идти?

— На пятый этаж, — махнул мужчина, пропуская Георгия в подъезд.

Следователь вошёл, тишину дома нарушали голоса, доносящиеся сверху. Ему показалось, что шаги громогласным эхом разносятся по подъезду. Он поднялся на пятый этаж, двери в квартиру были распахнуты, на пороге стоял незнакомый полицейский и судмедэксперт в синих перчатках. Из прихожей виднелась комната и вспышки фотокамеры.

— Привет, — поздоровался Георгий и прошёл в комнату.

Фотографировавший мужчина с кучерявыми чёрными волосами в помятом сером костюме повернулся к нему. Увидев Георгия, широко улыбнулся и протянул руку.

— Доброе утро, — поздоровался напарник.

— Рассказывай, Дима, что успел разузнать.

— Аркадий Петрович, глава строительного отдела, заехал к своей любовнице. Она принимала душ, вышла, а он лежит с чёрными губами и хрипит. Девушка вызвала скорую. Она сейчас у соседки успокоительное пьёт.

Георгий наклонился над телом, осмотрел лицо. В уголках губ собралась красная пена, если б не она, то вполне бы сошло за сердечный приступ. Полгода он не сталкивался с ядом — чернильной смертью.

На исходе прошлого лета объявился в городе отравитель, четыре человека из муниципалитета погибли от его рук. Чернильная смерть убивала мгновенно, а он оставлял цветок лилии. Всё полицейское управление на уши было поставлено, но никого не нашли. Он как сквозь землю провалился. У Георгия до сих пор на столе лежала папка с нераскрытыми убийствами, вызывая оскомину на зубах. Стоило снегу сойти и подуть тёплому весеннему ветерку, как вновь объявился отравитель.

— Где цветок? — спросил Георгий, поднимаясь с корточек.

— Вон лежит, — показал рукой на подоконник Дмитрий.

Георгий подошёл к окну, уловил тонкий сладковатый аромат. Белые лепестки лилии не успели завянуть, на подоконник осыпалась жёлтая пыльца.

— Отравитель ушёл через окно? — он осмотрел ставни, подёргал ручку — закрыто.

Дмитрий пожал плечами, осматривая столик и еду на нём.

— Ты осмотрел чердак и крышу? — не унимался Георгий.

— Ещё нет, — отмахнулся напарник, пробуя бутерброд с красной рыбой и икрой. — Мне бы такую радушную любовницу.

— Тогда пошли, — поторопил его Георгий.

— Любовницу мне искать?

— Убийцу, — усмехнулся следователь.

Они вышли в подъезд, Георгий поднялся по вертикальной лестнице. На люке замок держался на одной дужке, другая была спилена. Он откинул крышку и влез на чердак, следом поднялся Дмитрий.

Маска лежала на полу в круге солнечного света — нахмуренные чёрные брови, сведённые к переносице, нарочито крупный алый рот и шёлковые голубые ленточки по бокам. Георгий поднёс маску к лицу и взглянул через прорези для глаз на Дмитрия.

— На кого я похож? — он наклонил голову влево, а затем вправо, растопырив пальцы на свободной руке.

— На демона, — скривился напарник.

Георгий перестал дурачиться, повернул маску и увидел на обратной стороне знак — две перекрещенные между собой лилии.

— Только их не хватало, — чертыхнулся Георгий.

Дмитрий взял маску из его рук, повертел, рассмотрел знак и воскликнул:

— Это же театр Мамаши Го!

— Когда они дают прощальный концерт?

— Вчера, — мужчины переглянулись и поспешили покинуть чердак.

Георгий с Дмитрием спустились к машине. Впервые отравитель прокололся, раньше, кроме цветка лилии, он не оставлял никаких улик. Затеплилась надежда, что экспертиза найдёт отпечатки пальцев. «Хороший день», — подумал Георгий, садясь за руль и пристёгиваясь ремнём безопасности. — «Наконец-то я его поймаю».

Ровные прямые улицы с тополями по обочинам, широкие тротуары, выложенные брусчаткой, ряды погасших фонарей. Город просыпался, над верхушками многоэтажек появилось солнце. На улицах засуетились прохожие, забегали троллейбусы.



Ирина Прис

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться