Царица ядов

Размер шрифта: - +

Глава 9

Циара поднялась к себе в комнату. В углу на манекене висело белое свадебное платье. Отец купил самое простое — без оборок и рюшечек, с длинными рукавами, воротничком под горло. Белые туфельки на шпильке красовались на полу. На столике, на чёрной бархатной подушечке лежала диадема в виде переплетённых между собой трёх змей, инкрустированных бриллиантами и изумрудами, в тон её глаз.

Циара расплела косу, русые с рыжиной волосы волнами легли на плечи и спину. Она взяла диадему и приблизилась к зеркальной стене комнаты. Аметистовый блеск покинул миндалевидные зелёные глаза. Высокие скулы, тонкий прямой нос, заострённый подбородок, резко очерченные губы. Циара медленно опустила диадему на голову, любуясь отражением.

— В ней можно и голой замуж выходить.

В кармане брюк завибрировал телефон. Циара положила диадему на подушечку и ответила на вызов.

— Как всё прошло? — спросил скрипучий голос.

— Хорошо, но…

— Говори, раз начала.

— Кто-то дал следователям наводку на меня. Я не успела уйти из театра, как приехали двое полицейских.

— Мамаша Го затеяла свою игру. Жаль. Приходи после полудня, я испеку черничный пирог.

— До встречи, бабушка.

— До встречи, солнышко.

Циара задёрнула шторы и, не раздеваясь, легла на кровать. Она понюхала пальцы на руках, удивительно, но они сохранили аромат тела следователя. Циара мечтательно улыбнулась, он был в её власти. Ничего не предпринимая, она могла насладиться его смертью, но позволила выжить. Бабушка отругает нерадивую внучку, ведь нельзя вмешиваться в чужую жизнь, иначе придётся расплачиваться своей судьбой.

— Циара, Циара, — позвала служанка спящую девушку.

— Что тебе нужно?

— Обед. Господин Ричард вас ждёт в столовой.

— Я не голодна.

— Он разозлится, если вы не спуститесь.

— Ладно, дай мне пять минут. Хоть умоюсь перед парадным выходом.

Циара взяла из шкафа первое, попавшееся под руку, платье из шифона рыже-зелёного цвета и отправилась на завтрак. Девушка спустилась в столовую, наполненную ароматом лилий, цитрусовых фруктов и жареного мяса. Служанка принесла из кухни супницу. Ричард сидел во главе стола, нахмурив брови. Стефания презрительно улыбнулась Циаре. Неприязнь была взаимной.

— Добрый день, — поздоровалась Циара со всеми. — Стефания, ты выглядишь бледной. Опять ночью бегала на кухню и пила вино? А ты братишка чего приуныл? Наркоты раздобыть не удалось?

— Мы тосковали по тебе, но с завтрашнего дня будем скучать сильнее, — Стефания не осталась в долгу.

— Хватит! — рыкнул на них Ричард. — Дайте поесть спокойно.

Циара ела молча, Стефания скребла вилкой по тарелке, выковыривая лук. Ричард делал вид, что ничего не замечает. Служанка Рая подала десерт — запечённые яблоки в карамели. Циара быстрее всех покончила с едой и встала из-за стола.

— Пойду, проведаю бабушку.

— Чтобы к ужину возвратилась, — недовольно пробурчал Ричард, не верящий, что дочка так легко сдалась.

— Я постараюсь.

Циара подошла к отцу, наклонилась и поцеловала его в щёку. Ричард расплылся в довольной улыбке, дочка не так часто баловала его своим вниманием. Стефания бросила вилку на тарелку, сощурив глаза. Циара подмигнула ей и покинула столовую.

Девушка поднялась по узкой улочке на пригорок. Через высокие заборы свешивались ветви абрикосов, благоухали цветы, слышался приглушённый лай собаки. Бабушка жила в конце квартала подальше от суеты. Белоснежный дом с красной черепицей возвышался над другими строениями. Рядом с входной дверью росли свечки-кипарисы.

Циара маленькой девочкой частенько к ней бегала, чтобы полакомиться абрикосами. Из окон, выходящих на южную сторону дома, открывался чудесный вид на море. Циаре нравилось смотреть на волны, шум прибоя не долетал, но она его слышала сердцем.

Бабушка открыла дверь до трели звонка, застав врасплох девушку.

— Я увидела тебя в окошко из кухни, — голос у бабушки был с хрипотцой, хотя она не выкурила ни одной сигареты в жизни. — Проходи, моя дорогая.

Они с бабушкой прошли на кухню, хозяйка дома налила внучке бокал красного вина. На плите в сковороде тушились мидии, осьминожки и кальмары, нарезанные ломтиками.

— Подожди, сейчас добавлю сливок, пальчики оближешь.

— Опять насмотрелась передачи с шеф-поваром? — Циара приглушила телевизор над полочками для специй.

Стеклянные баночки стояли рядками с красивыми надписями на латыни. Бабушками изредка ими пользовалась, но исправно пополняла пропавшие запасы. Длинный стол посреди кухни был заставлен всевозможной посудой — хромированные глубокие чаши, графинчики с оливковым и растительным маслами, стакан с лопаточками для жарки.



Ирина Прис

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться