Carpe diem!

Размер шрифта: - +

Шиповник

Из окна было видно, как цвел шиповник. Неистово, буйно, будто в последний раз. Одетый в колючие доспехи, он тянулся к солнцу, к небу - из темноты и сырости.
В темноте и сырости, затканной паутиной, проходила жизнь принцессы Изабель. Окошко полуподвала смотрело во двор, на старые обомшелые камни, и единственное, что, кроме камней, можно было увидеть - это цветущий куст шиповника.
Так Изабель поняла, что пришла весна. Ломкий лед зимних дней давно треснул, давно в лужах отражалась синь и белые круглые облака, но весна пришла именно сейчас. Изабель смотрела, как скачут и дерутся в лужах воробьи - так беззаботно, так весело. А у нее была темная комната со старым зеркалом в резной раме - только и всего.
Изабель была красива. Даже в заточении, пока ее рыцарь где-то убивал дракона, ее милый рыцарь, что так далеко и так близко! Она говорила с ним через зеркало. Но видела только свое лицо, глаза шоколадного цвета, губы и волосы, заплетенные в косу.
"Я жду тебя, жду, приди, освободи..." - шептала она зеркалу. Отражение смотрело мудро и понимающе, прятало горькую усмешку. Оно не могло ответить.
* * *
 - У вашей бабушки расстройство личности, - вздохнул мистер Дьюи. - Она все время смотрит в это зеркало. Лекарства ее успокаивают, но ненадолго.
Я кивнул, глядя на бабулю. Она сидела, прямая, будто на обеде с королевой. Царственно кивала отражению и улыбалась. Луч света лежал на ее белых-белых волосах, как корона.
Когда я вышел из больницы, я увидел, что под ее окном цветет шиповник - неистово, буйно, продираясь сквозь сырость и темноту - к свету.



Ирина Кварталова

Отредактировано: 04.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться