Царский курган

Размер шрифта: - +

Глава 10. Пришелец

Князь вышел. Рони некоторое время стояла посреди зала, пока не услышала торопливые шаги. Оглянувшись, она увидела вошедшую Эмельгайне, дочь Шагала. С двенадцатилетней княжной у Рони сложились дружеские отношения. Она нередко бывала в покоях юной наследницы, где девочки проводили время в нехитрых играх.

– Рони, я так и думала, что ты здесь. Здравствуй, — Эмельгайне поприветствовала девочку.

– Здравствуй, Эмеле, — Рони вежливо поклонилась, насторожившись — ведь где-то здесь, рядом находился старший жрец, мархут Люб Комонь, о котором девочка слышала, как о доносчике. А князь предупреждал, что в Алате немало шпионов, и неизвестно, кому и что донесёт Люб.

– Отец собирается в поход к тому Храму Одержимых, я отправлюсь с ним, — Эмеле посмотрела на Рони.

– Я знаю, — Рони кивнула в ответ. — Я покажу «воронам» дорогу. Храм не так просто найти.

– Ты идёшь с нами? — удивилась княжна. — Это опасно. Мы можем и не вернуться…

– Я не боюсь. Ведь ты тоже можешь погибнуть.

– Я — наследница. Мне править Маргиттом.

– Если я погибну — значит такая судьба. Так говорил Радим. Всё равно обо мне плакать некому, — вздохнула Рони.

Внезапно рядом с девочками, в боковой нише храма, послышался шорох и неясный гул. Эмеле резко обернулась, обнажая кинжал. Вслед за ней обернулась и Рони, нащупав за поясом платья короткий и узкий нож — обычное женское оружие маргийцев.

В углу разлилось голубоватое свечение, из которого вышел странный человек (вот только человек ли?). Длинная и тощая фигура, затянутая в узкий, сверкающий серебром костюм с круглой, украшенной короткими рогами головой. И самое страшным оказалось то, что у загадочного гостя не было лица! Вместо него виднелась лишь чёрная тень, из которой злобно глядели два сверкающих красных глаза.

– Княжна Эмельгайне, мне нужен твой отец, — ровно и бесцветно прозвучал голос гостя.

Голос был странным: ровным, мощным… Он не мог принадлежать живому существу. Звук голоса был пугающе-чужим, от него веяло чем-то потусторонним… Рони вздрогнула, холод пронзил сердце — она видела уже этого гостя, видела в храме…

– Зачем? — стараясь сохранить твёрдость голоса, ответила Эмеле.

– Я должен говорить с ним о важном. Я пришёл с миром, — произнёс гость.

– Люб! — позвала Эмеле главного жреца.

– Да, светлейшая, — склонился в поклоне жрец, появившись из-за неприметной занавески в дальнем углу («Подслушивал, гад!» — подумала про себя Рони).

– Позови отца. Немедленно! — голос Эмеле обрёл властные нотки. Как только Люб ушёл, Рони тоже собралась ретироваться из главного зала, но Эмеле шепнула: — Останься, Радуга. Он пришёл не с миром…

***

Зуйка сидела в комнате (вчера археологи переселились из палаток в комфортабельные пластиковые домики рядом с лабораториями) и листала книгу о князе Шагале. Внезапно девочка замерла, вглядываясь в картинки.

«Вот!» — Зуйка быстро положила книгу в сканирующее устройство и скопировала иллюстрации. На одной из картинок была изображена княжна Эмельгайне (во всяком случае, так гласила старинная надпись над портретом) и рядом с ней — девочка помладше в красивом, хотя и простого покроя, зелёном платье. Надпись над ней гласила: «Радуга».

– Вот и таинственная Радуга! — Зуйка радостно сообщила о своей находке вошедшему в комнату Ноно. — Смотри! А на другой картинке их встреча с пришельцем! — Зуйка показала вторую картинку, на которой были изображены Шагал, Эмельгайне и Радуга в обществе странного рогатого существа с чёрным лицом и красными глазами.

– Ну и что? Здесь даже черты лица не разглядишь. Картинки, как на лубке, — фыркнул Ноно.

– Но была же девочка по имени Радуга! — торжествовала Зуйка. — И в зелёном платье, как в фильме.

***

– Мы попали! — Рида не могла сдержать торжества. — Вот ваш пришелец. Встреча состоялась вскоре после свидания Шагала с неизвестной девочкой.

– С дочерью Эмельгайне, — строго уточнил академик Станко.

– Нет, уважаемый профессор, это была не Эмельгайне.

– Это была Радуга! — раздался из дверей вопль Зуйки. — Вот, смотрите! Я нашла картинки в старой книжке про князя Шагала! — и девочка протянула отпечатанные иллюстрации учёным.

– Любопытно! — Рида взяла картинку.

– Рида, всё же давайте перейдём к отчёту, — напомнил Мэйт о цели собрания.

– Да, извините, — Рида включила проектор…

***

– Да, становится всё интереснее, — прокомментировал Мэйт увиденное на экране, когда фильм закончился. — Вот вам и легенды, академик Станко.



Михаил Клыков

Отредактировано: 29.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться