Царский курган

Размер шрифта: - +

Глава 12. Изъятие

Мэйт вновь сидел в кабинете, собираясь с мыслями. Опять на раскопках пропажа мелких находок. Кто-то без его ведома был в главном зале, отодрал от стены несколько керамических элементов декора и плиток с созвездиями. И все подозрения стекаются к техникам. Крогг, Лейна, Хон… Но Лейну Мэйт хорошо знает… Да и с Кроггом знаком. Под подозрением и Лиготисы. И со всеми Мэйт работает уже не первый год.

– Профессор, все собрались, — на экране видеофона появился Дэн. Мэйт откомандировал его к хронавтам разгадывать тайну Радуги. Дэн работает с документами тщательно и кропотливо, как следователь. Разгадает…

– И что же вы накопали, мой юный друг, — не удержался от язвительности Станко. — Вам бы, Дэн, не археологом, а следователем по особо важным делам работать.

– Дурак ты, профессор, — не удержался Дэн.

– Дэн, будь повежливее, это тебя не красит, — усмехнулся Тим.

– Ладно, коллеги, не будем отвлекаться, — Мэйт призвал к вниманию. — Итак, Дэн Роберг, вам слово.

– Мне удалось найти упоминания о таинственной Радуге в дворцовой хронике. И не только там. Судьба девочки трагична. Ириша Волинар, приёмная дочь сотника Дэна Волинара и воспитанница князя Шагала.

– У сотника не было дочерей, только два сына! — Станко вскочил с места.  — Я напишу в ваш университет, чтобы вас лишили диплома за такое невежество!

– Мы искали девочку по имени Радуга, а надо было искать девочку по имени Рони, — Дэн проигнорировал выпад академика. — К сожалению, при дворе князя она прожила недолго, всего около двух месяцев и погибла в первом хунганском походе. История её появления при дворе такова… — Дэн вкратце пересказал о том, как «вороны» князя отбили маленькую девочку, которую хунганы везли на заклание, больше походившее на казнь. — О Храме одержимых Шагал узнал именно от Рони. Рони — прозвище, «огонёк» в переводе с северного наречия языка рустов. Настоящее имя — Ириша, то есть Радуга, в переводе с мархутского. Смышлёный ребёнок понравился князю, и он отправил девочку в организованную им школу для детей «воронов» и дворцовой челяди. Для этого девочку удочерил сотник Волинар. О прошлом Ириши было известно, что она найдёныш, воспитанный мархутским жрецом-язычником Радимом. Попала в плен к хунганам, и была продана Храму.

– А как она погибла? — неожиданно спросил Виктор Кривцов.

– Вот здесь самое интересное, — продолжил Дэн. — После памятного свидания с «пришельцем» Шагал решил уничтожить Храм одержимых. Но в стане оказался предатель…

– Рут, — прокомментировала Лейна.

– Да, им был Рут. Войсковой священник, говоря по-современному. Служил ордену Золотого Дракона вместе с Любом Комонем, главным жрецом дворцового храма Неба. Лагерь Шагала окружили на рассвете. Тревогу подняла Эмельгайне. Шагал послал Эмельгайне и Радугу в степную крепость за подмогой вместе с отрядом воинов во главе с полусотником Роном Тинаром. Отряд перехватили, загнав в болото. Все воины, кроме самого молодого — Валка (полного имени история не сохранила) — погибли. Он, вместе с Радугой и Эмельгайне, пытался пробиться к маргийской заставе за Чёрным болотом. Валк и Эмельгайне пробились, а Радуга погибла, утонув в болоте.

– Бедный ребёнок! — ужаснулась Лара Лиготис.

– И вот тут загадка… И Валк и княжна клялись, что видели, как Иришу живой! — Дэн сделал ударение. — Живой! Забрали «воины радуги» во дворец Теоны. В хронике сказано, что Эмельгайне сказала отцу про светоносный вихрь, вырвавший Радугу из трясины и бросивший её в «шенду».

– Что такое «шенда»? — спросил Мэйт.

– Похоже на слово «шендра», — ответил Виктор. — В мифологии Земли, «шендра» — это портал, врата в иные миры и измерения…

– Похоже на операцию изъятия, — задумчиво сказала Рида. — Оптический эффект в виде светящегося кольца в небе сопровождает работу хрономобиля… И светоносный вихрь…

– Значит, малышку всё-таки спасли? — осторожно спросила Лара.

– Хм… А ведь получается, что Рони была хорошо известна, если не своим современникам, то их потомкам… И ещё одна легенда получила подтверждение, — задумчиво сказал Рут.

– Легенда о радуге?

– Она самая, Дэн.

– Светлоокое дитя Юданхиме… — вспомнил Мэйт. — Сказка, которую знает, наверное, каждый ребёнок в наших краях.

– Да. Будучи литературно обработанной, легенда вошла во всё те же «Маргийские хроники». Но устные сказания о Юданхиме — светлоокой посланнице Теоны — появились как раз в конце XIV века, примерно через полвека после хунганских походов. И её первым вариантом была «Песнь о Юданхиме». Её даже учат в школе.

– Песнь о Юданхиме? Любопытно… — Виктор потёр подбородок. 

– А вы можете рассказать эту легенду? — попросила Зина.

– Вы можете её прочитать, — Мэйт кивнул на книгу. — Чёрные колдуны прокляли маргийского князя за то, что он не выказал им должного почтения. Маргитт терзали полчища демонов, которых наслали на княжеские земли злобные чародеи. Жители степей молились Теоне, и богиня послал маргийцам помощь — свою посланницу (в некоторых вариантах — дочь), светлоокую девочку, спустившуюся к ним по радуге. Посланница Теоны привела княжеское войско ко дворцу колдунов, в самое сердце Чёрной Пади. Вызванный ей светоносный вихрь разрушил дворец, а вместе с ним и чары колдунов. Освободив Маргитт, юная Юданхиме подарила князю талисман, известный как «звезда Маргитта», который, по легенде, должен был стать хранителем Маргитта, и вернулась домой, в светоносный дворец Теоны верхом на светоносном вихре. А имя посланницы родилось от сокращения фразы: «Юс дане химмелуде», то есть «Наша добрая радуга». «Звезда Маргитта», представляющая собой четырёхконечную звезду с наложенным на неё коловратом[1], изображена на Царском дворце в Саллейне и легла в основу ордена Радуги.



Михаил Клыков

Отредактировано: 29.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться