Cделка со смертью

Размер шрифта: - +

Глава 15

Изумлённый взгляд Генри прилип к элегантному росчерку на документе. Опекун Эвелин — бывший — подтверждал, что снимает с себя полномочия и обязанности, подтверждает расторжение договора доверительного управления имуществом, и на документе пустым осталось место для подписи самой опекаемой.

Не было ни единого шанса, чтобы Брайан Шарп не знал, что подписывал.

Харди уже и след простыл с его-то спортивной тачкой — этот ублюдок, похоже, предполагал, что Блейку не слишком понравится содержимое папки. Генри ещё не до конца осознал, что это значило для них с Эвелин, но дождался, пока Джон возьмёт трубку — длинные гудки прекратились, сменившись характерным белым шумом.

— Ты какого хера натворил, циркач недоделанный?! Как это вообще понимать?!

— Не ожидал от тебя такой неблагодарности, мамуля.

Нарочито обиженный тон Харди ещё сильнее разозлил Блейка:

— Мать твою, да я с тобой не в игры тут играю! Хочешь благодарности — приезжай, с радостью продемонстрирую её тебе лично! А если не хочешь, то объясни, какого хера на бумагах делает подпись Брайана Шарпа!

— Ты просил меня избавить Аллен от опекуна, я это и сделал. Без лишнего шума, тихо и аккуратно. Ей только подпись поставить — и на все четыре стороны. Я очень старался, так что тон пониже, фразы попроще!

— Ты совсем не понимаешь? Совсем?! — кипятился Блейк. — Как ты заставил Шарпа подписать этот документ?

— С помощью других документов из этой папки, мой невнимательный истеричный друг, — Генри переключил своё внимание на них, а Джон продолжал: — Я оставил их в подарок для твоей белобрысой подружки, у которой может возникнуть желание передать Брайану пламенный привет, и совершенно не ожидал такой чёрной неблагодарности за свою щедрость.

— И Шарп знал, что Эвелин жива?

— Нет, жаль, что тебя не было рядом, чтобы по достоинству оценить его физиономию! — сетовал Харди как ни в чём не бывало.

— Ты пришёл к человеку, который запихнул абсолютно здоровую беззащитную девушку в психушку, и сообщил ему, что она сбежала, живая и здоровая? И собственноручно заставил подписать отказ об опекунстве? Ты совсем имбецил, мать твою?! Как вообще можно было до такого додуматься?!

— Это дело иначе было не решить. Шарп в любом случае узнал бы, что Аллен, как ты выразился, сбежала, живая и здоровая. Чем таскаться по судам, проще было решить вопрос так и навсегда о нём забыть.

Генри нервно сжимал телефон. Вот бы он сейчас объяснил этому скользкому ублюдку, как по-настоящему нужно решать вопросы!

— Ты просто высококлассная скотина, — выплюнул Блейк. — Мог бы хоть предупредить, что такой мудак!

— Я ведь выполнил твою просьбу, — недоумевал Джон.

— Да пошёл ты!

Дрожа от ярости, Генри счёл беседу оконченной — он понимал весь масштаб катастрофы.

Эвелин будут искать.

И Блейк не знал, что случится, если найдут.

«Собирай самые необходимые вещи, мы, возможно, уезжаем».

Он набрал короткое сообщение, отправил его Аллен и внимательно осмотрелся вокруг.

Сквер, в котором они с Харди встречались, был полон предполуденным оживлением. Случайные прохожие, хозяева, гуляющие со своими питомцами, смельчаки, вышедшие на пробежку — все они суетились на дорожках по одну сторону от Блейка, а по другую — шелестели шинами снующие туда-сюда машины, паркующиеся по краям дороги или, напротив, выезжающие, освобождающие место для новоприбывших. В такой толпе затеряться неприлично легко: как ему, так и хвосту, прицепившемуся с появлением Джона.

Если Шарп не идиот — а это вряд ли, — то должен был отправить вслед за Харди целую эскадру наблюдателей. На его месте любой бы так поступил. Джон должен был привести его к Эвелин рано или поздно — это так же очевидно, как и то, что самому Харди на такую слежку абсолютно плевать.

Потому что ублюдок был не на стороне Эвелин.

Генри не мог позволить себе совершать ещё ошибки — одну фатальную они уже сделали. Он двинулся вглубь сквера, удаляясь всё дальше и дальше от проезжей части. Если хвост приехал вслед за ярким спорткаром Харди и остался следить за человеком, которому Джон передал документы, то им придётся сменить четыре колеса на две ноги — а уж тут их Блейк как-нибудь да уделает.

В кармане завибрировал телефон, и Эвелин, не поздоровавшись, сразу же взволнованно спросила:

— Что случилось, Генри? Зачем мне собирать вещи? Куда мы уезжаем?

Слыша её дрожащий голос, Блейк старался аккуратно подбирать слова, оглядываясь на наличие подозрительных попутчиков. Пока было чисто.

— Харди выполнил то, что мы хотели, — начал с хорошего он. — Но не совсем так, как мы хотели… Шарп знает, что ты жива. Харди лично заставил его подписать отказ от опекунства. Я боюсь, что за мной следят, а потому на всякий случай нам нужно подготовиться быстро уехать при необходимости. Объясню всё подробнее лично.

Эвелин потрясённо молчала, осознавая сказанное, а потом порывисто попросила:

— Доберись до меня целым и невредимым! Прошу тебя!

— Хорошо, — пообещал Генри.

И вознамерился выполнить его, как и все предыдущие обещания.

Он в который раз удивлялся Эвелин и её способности не впадать в отчаяние в трудной ситуации, её силе духа, равной которой он до сих пор не знал. Любая другая девушка после пережитого уже впала бы в истерику — так казалось Блейку, а Аллен только просила его вернуться в целости, чтобы вместе пережить новое испытание.

Генри нарезал по скверу уже второй круг, ненавязчиво вглядываясь в прохожих, ища следующих за ним по пятам. На последней четверти третьего круга преследователь прокололся, неестественно дёрнувшись, когда Блейк наклонился за папкой, которую уронил «совершенно случайно». Незнакомец был одет в заурядные спортивки, только тёмные очки смотрелись совсем неестественно в сочетании с жилеткой-пуховиком. Смартфон в руках преследователя тоже не значил ничего хорошего: значит, теперь придётся скрывать не только свою дислокацию, но и лицо. Кто знал, что успел заснять этот папарацци?



Анна Панина

Отредактировано: 30.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться