Cделка со смертью

Размер шрифта: - +

Глава 21

— Ну что, не зря поставила свою войну выше Блейка? — с иронией смотрел на неё Джон, развалившись в кресле.

Эвелин назначила ему встречу, и Харди почему-то согласился. Разумеется, выделывался до невозможности, пусть даже ему очень нравилось вертеться в самом центре урагана. Особенно — смотреть на перекосившееся лицо миссис Блейк при упоминании Генри. Тот упрямо строил из себя обиженного и не общался как с Джоном, так и с женой уже третий день кряду.

— Как видишь, нет, — без ложной скромности призналась она, кидая на стеклянный столик свежий газетный выпуск. — Ты мог на этом заработать. Я предупреждала тебя.

— Чтобы ты потом сдала меня за инсайдерскую торговлю? Нет, спасибо, — ухмыльнулся он. — Это ты у нас звезда. А я содрогаюсь от одной мысли о тюремной баланде.

— Тебе бы только на пользу пошло, а то ничем, кроме спиртного, не питаешься, — иронично усмехнулсь Эвелин и кивнула в сторону газеты: — Не хочешь на реабилитацию?

На первой полосе «Сити Обзервер» красовалась живописная фотография примостившейся среди гор клиники, а чуть выше жирными буквами пестрил кричащий заголовок. Харди только усмехнулся: материал ещё и разбили на разделы, один провокационнее другого. «Принудительное заключение в психиатрии: лечит или калечит?» «Третий этаж Хоуп Хэйвен: взгляд изнутри». «Дееспособность и опекунство: за или против». Эвелин везде упоминалась как анонимный источник — где Джон смог распознать её слова — и эта статья вместо ожидаемой истории несчастной девушки внезапно оказалась злободневной критикой законов и порядков.

— А ты не сидишь сложа руки, — не то с сарказмом, не то с одобрением заметил он, откладывая в сторону материал. — Анонимность? Неплохо.

— Я собираюсь опубликовать полную версию, как только всё немного поуляжется. А пока пусть копают. Излишнее внимание, неизбежное после раскрытия моей личности, ещё никому не помогло. Сначала нужно разобраться с тем, что уже есть.

— А потом откроешь свой фонд помощи жертвам психушек и станешь иконой справедливости и морали? — заухмылялся Харди, представляя Аллен на многочисленных ток-шоу. Пускающей одинокую слезу и рассказывающей свою драматичную историю. Пишущей вдохновляющие мемуары. — Возможно, про тебя даже кино снимут.

Эвелин осталась невозмутима, не разделяя его настроения.

— Ты сделал то, что я просила?

— Труп доктора ещё не остыл, а ты уже торопишься на новый раунд? Ты не счастлива?

— Счастлива, — тут же заверила его она, ответив излишне поспешно.

Выглядела Аллен умиротворённо и не собиралась подавать виду, что эйфории от возмездия хватило ненадолго. Будто дамоклов меч, над головой завис Шарп со своими головорезами, а Генри, дающий силы сражаться, попросту исчез. Эвелин осталось только не спать ночами и с головой зарыться в бумаги, разыскивая хоть что-то полезное, вспоминая азы, которым учили её родители.

И следующий вопрос Джона прозвучал так жёстко, будто ей в лицо плеснули ледяной водой:

— Тогда что ты творишь?

— Ты о чём?

— К чему эта игра на публику и на чувствах высокоморальных личностей? — Харди оттолкнул от себя газету, и та проскользила по стеклянной поверхности. — Я понял, что так ты заявляешь о себе. Это ясно. Но обычно твои действия преследуют не одну цель за раз. Так что или я не прав, чего в принципе быть не может, или это тот самый случай.

— Эта маленькая пакость должна отправить акции компании по наклонной вниз. «Скайлайн» делает такие спонсорские взносы, что почти владеет клиникой, — ответила она, признавая правоту Харди. — Пока что я не могу добраться до Шарпа лично, но дискредитировать его на глазах у всех… Для начала неплохо.

— Вот до тебя таких умных дур я ещё не встречал, — закатил глаза Джон.

— Ты серьёзно пришёл, чтобы снова упражняться в остроумии?

— Я просто удивлён. Имиджевые потери для твоего дяди, как и для компании, очевидны. Значит, кто-то будет терять прибыль, здесь расчёт безупречен. Но, дорогуша, вопрос в том, что ты собираешься делать дальше. Наверняка метишь на дядино место?

— Своё законное место, если на то пошло, — сверкнула гневным взглядом Аллен. — Что ты хочешь сказать?

— А то. Ты хорошо знаешь законы рынка, но совсем не знаешь этих людей. Акционеры терпеть не могут терять свои деньги. Даже только на бумаге. Даже временно. Даже с компенсацией. Во-первых, они станут что-то менять, если спад не станет краткой вспышкой. Обычно такие изменения верхушку не затрагивают. А во-вторых, ты нашла хороший способ настроить их всех против себя. Поздравляю. Ты молодец.

— Очень приятно, спасибо, — парировала Аллен. — И что же ты предлагаешь мне делать дальше, о великий финансовый гений? У тебя-то точно должна быть стратегия.

От наставляющего тона Харди ей хотелось съездить ему по физиономии, желательно пару раз, но отрицать его правоту Эвелин не могла при всём желании. Даже Шарп предупреждал её: любые военные действия скажутся в первую очередь на компании. Её компании.

Джон заухмылялся, поправляя часы на запястье.

— Всё просто. Сыграй на том же, на чём сейчас провалилась.

Эвелин сделала вдох и открыла рот, чтобы задать новый вопрос, но тут же передумала, осознавая предложенное. Озадаченно помолчала несколько мгновений, пока внезапно не выдала на одном дыхании:



Анна Панина

Отредактировано: 30.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться