Цель - выучиться и выжить

Размер шрифта: - +

Глава 10

 Проснулась я как всегда с первыми лучами солнца. На кухне уже возилась Анита, в печи уже трещали дрова. По дому разносились приятные запахи. Сладко потянувшись, я встала с постели и чуть не наступила на Тима. Наглый котяра лежал возле кровати. Он на меня обиделся. Полночи ворчал себе что-то под нос, а к утру, наконец, заснул. Аккуратно переступив кота, я пошла к сундуку, в который вчера сложили мои вещи.
      Открыв сундук, я нахмурилась. Из всех вещей, что я брала собой, осталось только платье, которое мне подарила Элла. Но нет моих серых платьев и моей обуви тоже нет. Осталась лишь та, что мы вчера выбрали.
      — Анита, подойдите, пожалуйста! — крикнула я. Я была очень зла. Но и пусть моя одежда была дешевой и некрасивой, но это моя одежда.
      — Леди, что случилось? — в дверном проеме показалась женщина.
      — Я же просила так меня не называть, — я скривилась. Анита нахмурилась.
      — Но как так можно. Вы леди. А зачем вы меня звали?
      — Где мои вещи? — со вздохом спросила я. Анита удивленно подняла бровь и недоуменно посмотрела на меня.
      — Так мы их выкинули.
      — Зачем? — терпеливо спросила я.
      — Так вчера, когда все легли спать, пришел Ваш кот и сказал, что вы приказали выкинуть все свои старые вещи. Ну мы и выкинули, — ответила Анита. Я скосила взгляд на кота и решила, что кто-то будет сегодня огребать от меня. Тоже мне, посыльный нашелся.
      — Ну, если я приказала, то хорошо. Идите Анита, — с лёгкой улыбкой сказала я.
Когда за хозяйкой закрылась дверь, я взяла в руки полотенце, которое лежало возле умывальни.
      — Тимочка, солнце мое просыпайся кушать пора, — сладким голосом пропела я. Кот открыл глаза и поднялся на лапы с выражением морды «а-ля всегда бы так».
      — Сейчас, сейчас, — пробормотал кот.
      — Тима, а когда я тебе вчера сказала, что мои вещи надо выкидывать? Скажи, пожалуйста, а то я что-то запамятовала, — сказала я, Тим сразу же растерялся. — С каких это пор ты от моего имени говоришь! — закричала я и ударила полотенцем кота.
      Тот взвизгнул и начал убегать от меня, я за ним побежала. Догонялки продолжались до тех пор, пока в комнату не заглянула Анита. Удивленно посмотрев на нас с минуту, она тихо и неуверенно сказала, что завтрак готов.
      — Да спасибо Анита, я сейчас приду, — сказала я и снова ударила кота, тот заорал белугой и кинулся под юбку женщины.
      На крики и ругань пришли некроманты. Видно, они не ожидали увидеть меня растрёпанную с полотенцем наперевес. Тима, увидев некромантов, с криком: «Убивают», кинулся на руки к Кузьме. Некромант от такой наглости растерялся.
      — Тим, запомни, ещё один раз и просто так не отделаешься. Ты меня понял?! — рявкнула я. Кот спрятал голову в кафтан некроманта.
      — Я не слышу ответа! — снова крикнула я.
      — Понял, Викэль, понял. Только убери полотенце, — тихо сказал кот. Полотенце я убрала и только сейчас поняла, что стою я в одной ночной рубашке. Моё лицо густо покраснело, и я потупилась. Некроманты правильно расценили моё поведение и быстро вышли из комнаты, за ними последовала и Арина.
      Когда дверь закрылась, я спокойно выдохнула и пошла умываться. Злость на Тима схлынула так же стремительно, как и нахлынула, и теперь я была совершенно спокойна.
      Достав из сундука фиолетовое платье, я принялась приводить себя в порядок. Одевшись, я села возле зеркала и начала думать, что мне сделать с волосами. Возле сундука лежала моя сумка, покопавшись в ней, я нашла золотой гребень — подарок Фэйрии. Сев возле зеркала, я подняла волосы и закрепила их гребнем.
      Когда я вышла из комнаты, все были в сборе. Даже Тима. Я думала, что он не будет кушать после утренней ссоры. Хотя этот кот, даже если сам творец спустится, чтобы поговорить с ним, будет есть, если у него будет обед по расписанию. В этом я не сомневаюсь.
      — Ну, наконец-то, а то меня отказываются кормить, пока ты не придешь, — обиженно просипел кот.
      — Тим, ты фамилияр, тебя можно не кормить. А я бы вообще тебя на диету посадила, а то разъелся, — сказала я, садясь на лавку.
      — На какую диету?! Я вообще худенький. У меня просто кость толстая, — взвился кот, все начали прятать улыбки, и только Кузьма открыто рассмеялся. Он сам недавно ощутил все «лёгкость» Тимки.
      Анита, видно, решила пожалеть голодающего котика и налила ему в миску молока. Кот начал жадно лакать, мы тоже приступили к завтраку. Завтрак не был каким-то изысканным. Просто блины, варенье и молоко. Сытно и вкусно. Я видела, как морщили носы некроманты. Видно, не привыкли они к такой простой пищи. Но их есть никто не заставляет. Не нравится, не ешь. А то едят и видно, что нравится, но носы все равно морщат. Я только диву даюсь с этих людей.
      Когда завтрак подходил к концу, в дверь постучали. Анита, как истинная хозяйка, поднялась и пошла открывать. Женщины не было минут десять. Потом она вернулась с объёмной сумкой в руках.
      — Леди, Ваши покупки доставили, — сказала она.
      — Да, кстати, а сколько это всё будет стоить? — спросила я.
      — Так всё уже вчера оплатили, — сказала женщина и, подозвав к себе мальчишку, отдала ему сумку и наказала отнести в мою комнату.
      — Кто оплатил? — снова спросила я. Я ожидала, что мне снова ответит Анита, но нет, за неё ответил Эриус.
      — На покупки Ваш отец выделил нам сумму перед нашим отъездом, — ответил он. Но мне никто так и не сказал, сколько стоят все эти платья. Нет, я, конечно, недовольна тем, что от меня скрывают сумму, но я чувствую, что сумма немаленькая, и если я её услышу, то либо откажусь от покупок, либо у меня будет очень сильный шок. А возможно, и то, и другое.
      Артур вернулся из моей комнаты и начал что-то на языке жестов рассказывать матери, мать что-то отвечала. Это было очень милая картина. Мне жаль мальчика, такой послушный, милый, добрый и немой. Если бы я могла что-то сделать, но, к сожалению, у меня нет таких знаний.
      К сожалению, невозможно вылечить такую болезнь. Медицина ещё не достигла такого высокого витка. Маги не могут придумать заклинание, а лекари лекарства.
      — Леди, нам пора выдвигаться в дорогу. Чем быстрее отправимся, тем быстрее приедем, — сказал Василиск.
      Мне пришлось только грустно вздохнуть. Пусть некромант и говорил предельно вежливо, но я поняла, что возражения не принимаются. Я бы с удовольствием тут ещё осталась. Нет, это не потому, что мне страшно. Хотя, кого я обманываю — да, страшно, очень. Я не знаю, что меня ждет. И как бы я не храбрилась, мне страшно. Очень страшно. Я не привыкла срываться и куда-то ехать, особенно туда, где я не знаю, что меня ждет.
      Помогать собирать мне вещи вызвалась Анита. Я изначально никого не собиралась просить о помощи, но Анита сказала, что вещей у меня много и без помощи я не справлюсь. Вещей и вправду оказалось много, и для того, чтобы всё вместить, сумки не хватило и пришлось покупать у Аниты сундук. Правда, на этот раз расплачивалась я из своих кровных. Эти деньги ещё остались от подарка Фейри.
      Для путешествие моё платье не подходило. Поэтому пришлось переодеваться. Платье надевать мне не хотелось, поэтому я надела юбку из шерстяной ткани цвета персика и черную вельветовую блузу, единственным украшением которой была вышивка серебряными нитками по всему периметру лифа. Вещи были удобные и подходили для путешествия. Вещи были плотные и довольно теплые, на ноги я надела сапожки. Я точно знала, что в таком наряде я не замерзну.
      Перед тем как выйти из дома, Анита протянула мне муфту и шапку из соболиного меха. Я помню, что насчет необходимости этих вещей мы очень долго спорили с портнихой, но в конце я согласилась на муфту и шапку. Женщина меня уверяла, что ни одна уважающая себя леди не может без этих вещей. Пришлось послушать портниху и купить эти вещи. Хотя я не видела нужды в них, как не видела её и в бальных платьях, и туфлях на каблуках.
      Уложив всё в карету, я попрощалась с Анитой, её мужем и сыном, я села внутрь, и мы тронулись. Снегом замело всё очень сильно, и поэтому карета ехала значительно медленней. Некромантов это не очень радовало, и они постоянно хмурились.
      — Нет, такими темпами мы и неделю не доедем. Эриус, примени заклинание, а то мы так не успеем.
      Эриус без каких-то промедлений начал читать что-то на мёртвом языке. Я мёртвый язык почти не знала, на нём пишут только заклинания некромантов и заклинания белой магии. А я не некромант, не белая магиня — знать мертвый язык мне не обязательно. Хотя, мама его знала и пыталась меня ему обучить, но не успела.
      После заклинание некроманта карета поехала намного быстрее. Мне даже показалось, что они вздохнули спокойно.
      — Ну, вот хорошо, за два дня доедем, — сказал Кузьма.
      Лично мне было бы лучше, если бы мы неделю ехали, но моё мнение не учитывалось.
Чтобы не скучать, я достала тетрадь из сумки, в которую мне уложили разные мелочи, которые доставили вместе с вещами.
      «Сегодня мы снова выехали в путь, примерно через два дня мы приедем на место. Я так и не смогла понять, что имела ввиду Фейрия. Почему мне надо быть осторожной во время зимнего солнцестояния? Я даже не догадываюсь. Любопытство меня сжигает».
      Я закрыла тетрадь и положила в сумку. Мне бы хотелось что-нибудь почитать, желательно учебник по магии, но ничего такого у меня не было. Книги с собой в Академию я не брала, не считала нужным, а когда уезжала из Академии, даже подумать не могла, что мне могут понадобиться книги. А надо было бы подумать.
      Спустя два дня мы приехали на место. Замок лордов находился на окраине Растании. Если проехать еще немного, то можно добраться до гор, а если поехать в другую сторону, то можно добраться до северного моря. Здесь очень красиво, хотя и очень холодно. Я привыкла к более тёплому климату, но выбирать не приходится.
      — Леди наденьте меховой плащ. А то простынете, — сказал Кузьма, протягивая плащ.
      Надев плащ, я вышла из кареты. Холодный ветер поднял полы плаща, пришлось поспешно запахнуть его. Погода не располагала к пешим прогулкам. Но, к сожалению, до замка придётся идти пешком, карета туда просто не доедет.
      Осторожно ступая, чтобы не подскользнуться, я пошла за мужчинами. Замок находился на горе. Некроманты ступали уверенно и твердо, в то время как я не могла идти нормальным шагом, я постоянно семенила, и мои ноги разъезжались. Было жутко неудобно, плюс ещё у меня юбка была из шерсти, которая намокла и стала жутко тяжёлой. Муфту я благополучно забыла в карете, и теперь мои руки мерзли, хорошо, что хоть шапка на месте. Теперь я благодарна упрямой портнихе за то, что она уговорила меня взять шапку.
      — Леди, поторопитесь. Иначе можем не успеть к сумеркам, а оставаться здесь после заката я не рекомендую, — поторопил меня Эриус. Его слова на меня подействовали очень хорошо, и я, не обращая внимания, на скользкую дорогу, ускорила шаг.
      До заката осталось ещё где-то с полчаса. И если учесть дорогу, то есть все шансы не успеть. Если некроманты и успеют, то я вряд ли.
      — А почему после заката здесь лучше не оставаться? — спросила я, чтобы хоть как-то отвлечься от того, что мне тяжело идти.
      — Да все просто — тут становится еще холоднее после заката, такой холод для неподготовленного человека смертелен, а ещё тут водятся дикие животные. Волки, дикие собаки, медведи. Все они хотят, есть, а тут человек, — без каких-то эмоций сказал Василиск.       После его ответа я чуть не упала, но зато прибавила шаг, хоть какая-то польза.
      Идти стало еще сложнее, когда пришлось подниматься в гору. Мои ноги перестали меня слушать, они околели. До заката осталось не так много, а идти порядочно. Когда мы остановились передохнуть на ровном участке, мои ноги зацепились за какой-то выступ, и я полетела вниз, еле успев ухватиться за него руками.
      — Помогите! — заорала я. Я знала, если я сейчас сорвусь, то всё — смерть.
      — Держись, — крикнул Василиск, протягивая мне руки, я схватила некроманта за руку, и меня вытащили.
      — Спасибо, — тихо сказала я, когда, наконец, стояла на своих двоих. У меня во рту пересохло, и я очень рвано дышала.
      — Надо идти, иначе не успеем, — сказал Кузьма, глядя на небо. Оно уже окрасилось в красный цвет.
      — Кузьма прав, надо спешить, — сказал Эриус.
      Я, собрав всю волю в кулак, кивнула и пошла за ними. Идти после моего падения, было еще тяжелей. Нога ныла, и я хромала. Некроманты этого не замечали, потому что шли ко мне спиной. Боль в лодыжке была сильной. Я подозревала, что это вывих.
Когда мы дошли (некроманты дошли, а я доковыляла) до замка, нас уже ждали. Мужчина лет под пятьдесят с чёрными волосами, в которых уже проявлялась седина, аристократические тонкие черты лица, довольно высокий с подтянутой фигурой и ярко-синими пронзительными глазами, на вид он был очень суровый и грозный. Ещё какой-то мужчина, он скрывался под капюшоном плаща, и я не могла видеть его лицо, а за их спинами толпились ещё люди, но в сумерках я не смогла их рассмотреть.
      Мы остановились, некроманты опустили головы в знак приветствия. Я же не знала, куда деться от взгляда встречающего нас мужчины. Он всматривался в мои черты лица, я не знаю, что он там пытался найти.
      — Как тебя зовут? — спросил он.
      — Викэль, — тихо ответила я. На губах мужчины расцвела улыбка.
      — Всё же она назвала тебя, так как я хотел, — с удовольствием сказал он. Я недоуменно посмотрела на него. Он что, мой отец?!
      — Да, ты все правильно думаешь, я твой отец, — с легкой улыбкой сказал муж… отец.
Что положено делать в таких ситуациях? Ну, если верить книгам, то я сейчас должна с криком: «ПАПОЧКА!» броситься ему на шею, но не надо забывать, что мы не в книжке, это реальная жизнь. Меня мама учила многому, например: как вести себя во дворце, как обрабатывать раны, как пользоваться столовыми приборами, как вести разговор, как выжить, если не хватает денег, как успевать все, что запланировала, но она не учила меня, что надо делать, когда знакомишься с отцом.
      — Вижу, ты не знаешь что сказать. Я предполагал, что так будет. Тебе нужно отдохнуть и согреться. Идём в замок, — сказал отец и сделал приглашающий знак.
      Мы пошли в замок. Если я не ошибаюсь, такой стиль в архитектуре называется «Готический».
      Мрачный замок со шпилями, уходящими далеко в небо. Огромные кованые ворота с охраной по обе стороны, дорожка была заметена снегом, но идти можно было не боясь. Но с моей ногой приходилось быть предельно аккуратной.
      Отец заметил что я хромаю, и, нахмурившись, спросил:
      — Что с ногой?
      — Да так, упала неудачно, — отмахнулась я.
      — Когда заселишься в покои, я лекаря к тебе пришлю, — сказал отец. Я же нахмурилась, не нужен мне никакой лекарь, я и сама справлюсь, не маленькая.
      — Не надо, сама справлюсь, — отказалась я от предложения. Хотя, как мне кажется, это не было предложением.
      — Ты уверена? Я понимаю, ты почти все жизнь справлялась сама, но теперь ты не одна. Я знаю, что Аврора погибла пять лет назад. Тебе тогда тринадцать лет было.
      Я опустила голову. Смерть матери я переносила очень тяжело.
      — Не плачь. Ты можешь не верить, но я до сих пор люблю Аврору. Давай не будем о грустном. Завтра тебя ждет твой первый бал, там я и представлю тебя свету. Лекаря я всё же к тебе пришлю, он быстро залечит ноги, и завтра будешь бегать.
      Когда мы вошли в замок я чуть не ахнула. Пол в холле был покрыт мраморной плиткой, стены украшены фресками, на потолке лепнина, множество статуй и дорогих ваз. Как мне кажется, сделано все хоть и богато, но как-то не вычурно. Нет золотых скульптур и искусственных цветов.
      — Генри проводит тебя в твои покои. Когда осмотришься, спускайся к ужину, — сказал отец.
      Генри оказался слугой лет под тридцать, он был молчалив и хмур. Отвёл меня в мои покои и, не говоря ни слова, развернулся и ушёл. Я задумчиво посмотрела вслед этому странному человеку. Он двигался, да и вообще, вёл себя как мунсар.
Мунсар-это человек, которого магическим способам лишили силы воли. Но любой, у кого есть дар, почувствует мунсара. Аура вокруг человека начинает «гнить» и «вонять», а такое почувствует любой одаренный. А я ничего такого не чувствовала.

      В это время в кабинете отца Викэль.

      Кабинет был освещен лишь несколькими свечами.
      — Кузьма, что ты можешь о ней сказать?
      — Сильна духом, волевая, но в тоже время скромна и добра. Она ваша дочь, в этом не сомневайтесь, — Кузьма не лгал. Он мог видеть человека насквозь, и то, что он видел в девочке, ему очень нравилось. Она — дочь своей матери.
      — Как думаешь, она сможет самостоятельно править?
      — Лорд Ричард, я считаю, что да. Она добра и милосердна, но в тоже время имеет свою точку зрения, тверда в своих намерениях.
      — Она совсем девочка.
      — Ваша мать правила, когда была не намного старше, — сказал Кузьма. Лорд Ричард нахмурился. Он не мог представить свою дочь на троне. Она показалась ему очень нежной и ранимой.
      — Моя мать была демоном.
      — Да, но и в Вашей дочери есть кровь демона. И если Вы заметили, то кровь даёт о себе знать. За все поездку она не проявила малодушия или трусости. Даже когда она чуть не упала со скалы, она быстро пришла в себя и, не обращая внимание на боль, шла за нами. У неё великолепные манеры и знание этикета. Даже обычную деревенскую еду она умудрилась есть очень грациозно. Она ни разу не нагрубила, даже тогда, когда мы решали за неё то, что не очень ей нравилось.
      За все дорогу она не пожаловалась на дискомфорт, и если бы не инициатива Эриуса, она бы даже не приказала купить новую одежду и мерзла бы дальше в своём платье. В общем, я думаю, она будет отличной преемницей.
      — Кузьма, ты мой друг, ты должен понимать, что скоро война, и до неё я не доживу, сбудется пророчество, но подставлять свою дочь я не могу. Знать, что она будет страдать или будет убита при первой возможности, невыносимо, я не смогу так.
      — Знаете, я за всю нашу поездку видел её в гневе лишь раз, гневалась она на своего фамилияра за вранье. Могу сказать одно, если она так злится по пустякам, то если её разозлить по-настоящему, она горы свернет. Но я заметил, что мозг не затмевает злость. Она идеальный полководец. А если вы решите её выдать замуж, есть возможность, что вы её сломаете, — уверенно сказал некромант.
      — Мне будет спокойнее, если она будет замужем. Чтобы он смог её защитить, — с грустным вздохом сказал лорд.
      — Вы же не хотите сказать, что собираетесь ей искать жениха среди детей Темных? Послушайте слова мудрого старца, которому под тысячу лет, не смогут они жить вместе. Либо она, либо он. Это будет самая страшная Ваша ошибка, — поспешил отговорить своего друга Кузьма.
      — Возможно, ты прав, — пришлось согласиться Ричарду. — И кто тут старец? Тебе больше тридцати не дашь.
      — Не дашь, но живу я уже не одно столетие. Все из-за этой ведьмы.
      — Вот зачем ты её злил? Не злил бы, и все бы хорошо было, — укоризненно покачал головой мужчина.
      — Что уж говорить, — махнул рукой Кузьма.
      — Ладно уж, пошли ужинать, — с легкой улыбкой сказал Ричард. Ричард и Кузьма сдружились давно, и с тех пор Кузьма верой и правдой служил Ричарду, а Ричард, в свою очередь, уважал Кузьма. Некроманта здесь даже не считали слугой, он равноправный член семьи.

      В комнате Викэль

      Вещи мои не доставили, так что переодеваться мне не во что. Придется идти в мокром и грязном.
      «Может магией подсушить? Хотя, последний раз мой такой эксперимент ничем хорошим не окончился. Я еле пожар потушила». — от раздумий меня отвлек стук в дверь.
      — Войдите! — крикнула я.
      В комнату вошла девушка не старше меня, слегка полненькая, низенькая с огромными карими глазами и добродушной улыбкой на лице.
      «Дриада» — удивленно подумала я. И не обычная дриада, а получеловек. Таких редко где встретишь.
      — Леди, — она присела в реверансе. — Я Ваша горничная. Я должна Вам помочь переодеться, — сказала девушка и подошла к одной из двери. Я думала, что эта комната в спальню, но, как оказалось, это гардеробная.
      — Все эти вещи должны Вам подойти, — уверенно заявила горничная.
      — Почему?
      — Поверьте мне. Вещи доставили только час назад. А Ваши мерки стали известны неделю назад. Так что все вещи Вам будут в пору.
      Я зашла в гардеробную и чуть не потерялась — по размером она была как спальня средних размеров и везде, везде была не только одежда, но и обувь.
      Горничная же, наоборот, уверенно вошла в комнату и принесла мне четыре платье.
      — Какое хотите надеть сегодня? — спросила девушка, раскладывая передо мной наряды.
      Первое платье было из синего шелка, с россыпью камней (уверена, что драгоценных), с длинными рукавами и широкой юбкой.
      Второе платье было чёрного цвета с белым воротником и белыми манжетами, с юбкой клёш и опять же длинными узкими рукавами. Украшений на платье не было.
      Третье платье было из кружева цвета фиалки, с коротким рукавом и узкой юбкой.
      Четвертое платье было цвета кофе с молоком. Лиф был украшен лёгкой вышивкой.
      Я указала рукой на чёрное платье, оно казалась мне самым скромным и подходящим для меня.
      — Хороший выбор, леди.
      Когда я наконец спустилась в столовую (если бы не горничная, я бы никогда её не нашла) стол был уже накрыт.
      — Викэль, ты долго, — без укоризны сказал мой отец.
      — Простите, слегка заблудилась, — опустив голову, сказал я.
      — Понимаю, присаживайся.
      После ужина я отправилась в свою комнату. Раздеться мне помогла служанка. Как только моя голова коснулась подушки, я уснула, и только навязчивый шепот преследовал меня во сне.
      «Ты мне нужна», — шептал он.



Лунная Даша.

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться