Целительница

Размер шрифта: - +

Глава 7

Как всегда в обычный выходной, Виктория проснулась около девяти утра. Она чувствовала себя вполне нормально — выспавшейся и свежей, что было странно после вчерашнего алкогольного вечера. А потом ей вспомнился рассказ матери о её способности исцелять людей, находясь с ними рядом. «Как удобно, — подумала Вика. — Может, зря я планирую переезд на съёмную квартиру?»

Она умылась, почистила зубы и пошла на кухню. Проходя мимо гостиной, она услышала, что отец с кем-то бурно обсуждает последнюю игру футбольной команды «Реал Мадрид». Пятницкая заглянула в комнату. Увиденная картина показалась ей сюрреалистической: суббота, утро, её отец без газеты и Алексей Смолин в спортивном костюме и тапочках. Может, всё-таки она до сих пор пьяна?

— Доброе утро, — не доверяя своим глазам, сказала Вика, стоя в дверях комнаты.

— Наконец ты проснулась, — улыбнулся ей отец. — Доброе утро.

— Доброе, — подхватил Алексей.

Наступила странная пауза, после которой Алексей решился на объяснения.

— Я уже рассказал твоим родителям, что видел тебя вчера вечером. И ты себя не очень хорошо чувствовала — голова болела. Я у матери сегодня оставался и вот по дороге домой решил заехать, узнать, как у тебя дела.

— А телефоны в нашем мире отменили? — съязвила Пятницкая.

— Буду только рад узнать номер твоего телефона, — широко улыбнулся Смолин.

— Ну да, — пробурчала Вика, злясь то ли на себя за некорректную реплику, то ли на обстоятельства.

— Поехали завтракать. Погода сегодня замечательная.

Виктория не смогла сразу сообразить, как при отце корректно отказать Алексею в такой простой просьбе, поэтому согласилась. А ещё это был прекрасный повод выпроводить Алексея из их дома.

 

Уговорить девушку поехать в центр города и выбрать достойное заведение Смолину не удалось. Они зашли в небольшую кафе-пекарню возле метро «Тимирязевская» и расположились за маленьким столиком.

Приятно пахло свежим хлебом и кофе. Вика грела руки о чашку с капучино и смотрела в окно. Она не могла глядеть на Алексея. Слишком странный коктейль чувств пьянил её сознание: от ненависти и злости до покорности и любви. И в отличие от вчерашних коктейлей, этот чувственный напиток ей не нравился.

— Как ты стала общаться с Виктором? — первым начал разговор Алексей.

— Так случилось, что теперь он мой начальник. Удивительно и то, что у вас должности похожи, только у него нет в названии слова «инновации».

— Точно, я слышал о покупке твоего банка, но думал, что он занимается только стратегией, а не этим проектом. Нехорошо…

— Что нехорошо?

— Мне не нравится, что вы общаетесь. Не доверяю ему. Мутный он тип.

— С чего такой вывод?

— Шестое чувство.

— О, не знала, что теперь ты у нас специалист в области паранормальных явлений. Я вот подвохов не чувствую.

— Я тебе не враг. Успокойся, — с одной стороны тепло, но с другой стороны строго сказал Алексей. — Уходи из Лям-да-Банка. Я поговорю с другом, чтобы взял тебя на работу, он председатель правления в похожем карманном банке. Ты хорошо работаешь, не стыдно просить. Сегодня же ему напишу.

— Не надо. У меня хорошая работа. И менять её я не хочу. Мне даже зарплату повысили, — с гордостью похвасталась Виктория.

Смолин оценил её взглядом и лишь покачал головой:

— Какая же ты упрямая.

— Целеустремлённая, — поправила его Пятницкая, вдруг оттаяв. Они разговаривали как семейная парочка ворчунов, и было что-то в этом для неё приятное. — Лёш, а ты зачем приехал?

— Скучал, — коротко ответил Смолин.

— О, мне нужно было появиться в обществе с другим мужиком, чтоб ты вдруг начал по мне скучать?

— Не заводись. Я готов ещё раз признаться тебе, что скучаю.

— А что Лена? — осторожно поинтересовалась Вика.

— Она сейчас спит у меня дома. Или уже не спит. Всё же одиннадцатый час.

— Странная ситуация, правда? — Виктория почувствовала, что злится.

— Вот чёрт тебя дёрнул уйти тогда! Всё в тебе хорошо, но порой ведёшь себя как истеричка.

От услышанного Пятницкая возмущённо забурлила:

— Не сваливай всю вину на меня! Ты мужик или кто? Грустил он и пил, видите ли, тогда. Когда тебе приспичило, ты неделю ходил, ошивался у моей двери и ждал, чтоб отблагодарить. А тогда ты так не делал. Не искал встречи со мной. Получается, не нужно было. Гордость важнее любви? Или любви и не было? Хватит молчать. Зачем ты приехал? Помолчать?

— Я скучаю по тебе, — словно заевшая пластинка повторил Смолин. — Нет у меня других объяснений.



Светлана Воропаева

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться