Цена его ревности Книга 1

Глава 42. Пикник Часть 2

Ракеш поджег спиртовку, а в емкость для фондю положил горький шоколад и посыпал порошком (планируя поездку, он не надеялся только на силы природы. Для того, чтобы их воздействие было гарантированным и безоговорочным, решил помочь матери-природе синтезированными компонентами). По мере того как лакомство плавилось, над берегом поплыл опьяняющий запах и, смешиваясь с запахом клубники, лишал рассудка.

Дурманящий аромат также распространился на водную гладь, настигая плещущуюся в море Джен, и англичанка поспешила к берегу. А Радж, пока молодые люди лакомились разнообразными салатами и пили холодный сок, уже опускал аппетитные ягодки, нанизанные на длинные блестящие палочки, в расплавленный шоколад, и потом раскладывал их по маленьким персональным мисочкам. Джен выскочила из воды и с разбегу упала на нагретую под солнцем спину Ракеша. От прикосновения холодной кожи он вздрогнул и поежился.

– Джен, ты мне мешаешь, – стараясь отстраниться, раздраженно сказал он. – Я готовлю десерт для наших молодых. Садись, поешь клубнички, – отмахнулся, как от надоедливого москита.

– О! Ты еще и готовить умеешь? А я совсем неумеха. Возьми меня в жены, чтобы могла лакомиться такой вкуснятиной, – она плюхнулась на покрывало рядом с Раджем, наклонившись, полулегла на его плечо и потянулась за лакомством в шоколаде. – Я такая голодная после купания.

– Я же сказал, что ты мне мешаешь, – сквозь зубы процедил Ракеш, сделав вид, что не расслышал первую часть ее выступления и вставал, собираясь пересесть.

Джен немного скисла, а потом ее взгляд пробежал по покрывалу.

– А что, отмечать помолвку будем без шампанского? Как школьники?

– Я не употребляю на воде спиртное и другим не советую. Поэтому отмечать будем соком, – жестко и категорично ответил Ракеш.

По мере того, как гости уплетали десерт и закуски, их глаза разгорались ярче и ярче, и придвигались они к своим половинкам все ближе и ближе. Только англичанка маялась в одиночестве, так как двум парочкам было не до нее. Молодые люди были полностью поглощены собой и своими ощущениями, а Радж, пока Джен ела, успел зайти в море и теперь его появляющиеся над водой бронзовые руки виднелись уже далеко от берега – он благоразумно рассудил, что от наевшейся угощений, стимулирующих сексуальную активность англичанки следует держаться подальше.

Айрин не понимала, что происходит – она не пила, но при этом будто парила в невесомости. Окружающие краски сверкали ярче, очертания предметов стали более четкими, а запахи более сильными. Даже солнце светило жарче, и его горячие лучи обжигали кожу, особенно те участки, которые соприкасались с кожей Санджея.

Айрин переплела пальцы с его, чувствуя в этом просто физическую потребность. От прикосновения любимого по коже пробежали разряды тока, а внутри стали разбегаться теплые волны, одна за другой, иногда чуть-чуть отступая, чтобы затем подняться повыше и захлестнуть с новой силой. Айрин не могла отвести взгляд от смуглых, сейчас расслабленных губ, и нестерпимо хотелось к ним прикоснуться. Свободной рукой она начала неторопливо очерчивать их контур. Потемневшие глаза Санджея сверкнули огнем. Он поймал губами палец Айрин, опаляя ее горячим дыханием. Она тихо охнула – показалось, что сильнейший разряд молнии пронзил ее насквозь.

– Кажется, я перегрелась на солнце и мне надо окунуться, – пробормотала она и поднялась с покрывала.

– Я с тобой, – тут же отозвался Санджей, обивая рукой ее талию.

Он не мог видеть, как она уходит. Пальцы, недавно касавшиеся пальцев Айрин, горели, будто он держал их около огня, губы, которые раздразнил ее пальчик, хотели большего – они так долго не были наедине и сейчас ее близость и одновременно недосягаемость сводили с ума.

Не сговариваясь, молодые люди побежали к воде и, запнувшись о набегающие волны, с размаху упали на мелководье, поднимая тучу брызг. Айрин оказалась на Санджее, ее мокрые волосы оплели шею парня, не давая отстраниться, прерывистое дыхание, вырывающееся из их губ, смешивалось, а от огня в глазах, казалось, вода должна была уже закипеть. Оказавшись сплетенными в горизонтальном положении, обласкиваемые набегающими на них волнами, Айрин и Санджей на некоторое время замерли, ошеломленные собственными ощущениями – казалось это не море, а желание накатывает волнами, еще чуть-чуть и затопит полностью. От плеснувшей в лицо волны Айрин сморгнула, и плен обжигающих глаз развеялся. Она освободила Санджея от пут своих волос и со следующей набежавшей и отступающей обратно в море волной устремилась к горизонту, грациозной рыбкой скользнув по телу любимого.

Оставаясь в море, Ракеш с безопасного от Джен расстояния, наблюдал за игрой брата и Айрин. И поздравлял себя с тем, что план осуществляется именно так, как и был задуман. Отправляясь на прогулку, он опасался не только воспоминаний о чертовке, но и того, что увидев Айрин в купальнике может к ней что-то почувствовать. Ведь они сестры и одинаково хорошо сложены. Если бы не волосы, то со спины девушки были практически неотличимы. Но все оказалось не так – у старшей из сестер отсутствовала та опьяняющая, волнующая аура, что окружала Вику и воздействие которой он ощущал до сих пор, а на Айрин смотрел, чувствуя исключительно эстетическое удовольствие, как от созерцания красивой картины или статуэтки.

«Может, все дело в том, что я вижу ее красоту и знаю, что это только оболочка, а на самом деле она другая – испорченная и распутная. Девчонка же осталась в воспоминаниях нежным ребенком», – размышлял Радж. – «Вот и решение, как избавиться от этого сумасшествия – надо просто дождаться приезда поганки и посмотреть на нее новыми глазами», – он еще раз поздравил себя с удачной идеей выехать в море – прочищенные свежим ветром мозги, кажется, стали лучше соображать и принесли дополнительный бонус, на который он даже не рассчитывал.



Лана Мур

Отредактировано: 04.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться