Цена любви

Глава 6

Проснувшись утром Эдуар обнаружил на своей кровати большую белую лилию. Лилия лежала прямо на одеяле, распространяя дурманящий аромат. Сначала Эдуар не понял, откуда взялся цветок, но вдруг сон как рукой смахнуло, он подскочил в постели и взял лилию в руку. Щеки его ярко вспыхнули, он повертел лилию за стебель, а потом задумчиво поднес к лицу. Все тело охватила какая-то безумная радость, а дыхание его участилось.

Ночью или на рассвете она была здесь. Тихо вошла, чтобы не разбудить его, придерживая подол платья рукой. Лилию она держала именно так, как он сейчас - за стебель, чуть выше, чем принято. Вот и листик примялся от ее пальцев. А потом она стояла около его кровати и смотрела, как он спит. От одной мысли, что графиня де Шательро была здесь, рядом с ним, Эдуара бросило в жар. Он сжал лилию крепче и сломал стебель.

Чертыхнувшись, шевалье вскочил с кровати, отбросив цветок, и стал метаться по комнате. Лилия не могла появиться тут просто так! Это было приглашение. Он бросился к перекладине, где висела одежда, и обнаружил на ней свежее платье и шикарный синий плащ с золотой брошью в форме лилии. Госпожа де Шательно не бросалась лилиями направо и налево. Ее репутация говорила о том, что, возможно, он был первым, кому она подарила цветок. Руки его дрожали от возбуждения, пока он одевался. Потом он буквально скатился со ступеней и обнаружил, что дверь, которая до этого всегда была закрыта, теперь настежь отворена. Графиня всеми способами показывала ему, что его ждут.


Эдуар явился к утренней трапезе, и служанка провела его в большой зал, где во главе стола восседала госпожа де Шательро. Именно восседала, подумал Эдуар. Она держалась очень прямо, и вкушала жареную перепелку, в окружении нескольких дам и рыцарей. За столом было пустым только одно месте. И именно на него, по правую руку от госпожи, указали Эдуару. Он поклоном приветствовал даму и ее домочадцев, и занял место на скамье, покрытой мягким ковром. Тут же ему предложили отведать жареных в пряностях цесарок, печеных яблок и засахаренных орешков. Он отдал должное прекрасному вину, но кусок не лез ему в горло, ибо прекрасная графиня сидела совсем рядом с ним, но ни разу не посмотрела на него. Зато юные девы и дамы постарше, что сидели за столом, то и дело кидали на него восхищенные и любопытные взгляды. Графиня обсуждала с каким-то пожилым рыцарем планы на сегодняшний день. Эдуар вслушивался в ее речь, наслаждаясь звуком ее грудного голоса, который имел над ним какую-то тайную власть. Он терял волю, и готов был выполнить любой каприз прекрасной графини.

Не поняв ни единого слова из сказанных ею, только слушая ее голос и витая в облаках, Эдуар изредка отвечал на реплики, обращенные к нему, надеясь, что собеседники от него отстанут. Неожиданно графиня повернула к нему голову, отложила ложку, и некоторое время смотрела на него молча. Глаза ее, будто две звезды, обволакивали его своим светом, окончательно лишая разума. Она была так близко, что протянув руку, Эдуар мог бы коснуться ее руки. Но он замер, боясь пошевелиться, а щеки его ярко вспыхнули. Если бы лилия не лежала у него за пазухой, он бы ни за что не поверил, что графиня интересуется им, настолько холодным и спокойным был ее взгляд.

-Вы ничего не едите, шевалье де Бризе, - проговорила она, положив руки ладонями на скатерть, - возможно, ваше здоровье еще не восстановилось?

Он вспыхнул, как паж, впервые удостоенный поцелуя, и медленно поднял на нее глаза. Лилия жгла ему кожу, мысли спутались, и язык, казалось, прилип к нёбу. Когда-то в детстве он и слов двух не мог связать, и до сих пор, когда волновался, замолкал, и не мог выдавить из себя ни слова. Обычно подобное принимали за гордыню, но сейчас его молчание было просто смешно.

Графиня некоторое время смотрела на него, изучая его лицо. Эдуар не опускал глаз, пытаясь сложить ответ в том хаосе, что царил в его голове.

-Если вы пожелаете принести мне свои извинения, которых я не услышала на турнире, вы можете сделать это сегодня вечером, господин рыцарь. Я приглашаю вас принять участие в нашей беседе о любви, которую буду вести я, а так же менестрель Жульен де Мирек, и наша прекрасная госпожа де Самерье.

Он хотел ответить, что никаких извинений не будет, но вновь промолчал, пожирая ее взглядом. В этот момент Эдуару больше всего хотелось бросить лилию перед ней на стол и уйти, но он понимал, что подобного поступка графиня ему не простит, и вряд ли ему удастся не только быть призванным ею стать ее рыцарем, но и просто хоть когда-либо оказаться рядом. Изгнание было худшим, что могло произойти с ним, поэтому он сдержался, встал, поклонился даме, и готов был уже покинуть зал, как графиня тоже поднялась, и следом за нею и все присутствующие.

-Шевалье, я надеюсь, вы сумеете найти слова, чтобы убедить меня даровать вам прощение.

Он снова поклонился, и увидел, как она махнула рукой, позволяя ему удалиться. Эдуар бежал с поля боя, проиграв второе сражение подряд.

Оказавшись в своей башне, Эдуар с разбегу бросился на кровать и долго лежал, зарывшись лицом в подушку. Теперь, когда необходимости что-то отвечать не было, он наконец-то придумал нужные слова. Они вертелись у него в голове, но возможность была упущена. Если он хочет стать рыцарем и тайным возлюбленным графини де Шательро, он должен научиться говорить в ее присутствии. Он перевернулся на спину и стал с улыбкой вспоминать ее образ. Хочет ли он этого? Нет. Совсем нет. Но воля его сломлена, графиня еще в гостинице сумела украсть его сердце и теперь оно находится в полном ее распоряжении. У Эдуара не было выбора, ибо человек всегда стремится туда, где живет его сердце. Ему казалось, что если он расстанется с графиней, не сможет видеть ее хоть изредка, то просто умрет от тоски и безнадежности. Ледяная звезда сумела растопить его чувства своими холодными лучами. Он снова улыбнулся. Достал помятую лилию и погладил ее белые лепестки, поднес к лицу, вдыхая аромат. Черт с ними, с извинениями. Он заучит слова и произнесет их перед ее троном. И пусть видят все его унижение. Если это первая ступень любовной игры, он готов и на это.



Валерия Аристова

Отредактировано: 17.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться