Цена моего мира

Размер шрифта: - +

Глава 2. На краю Бездны

К седьмой планете сектора АА115 мы подошли поздним вечером… Точнее, поздним это время можно было назвать только по нашим биологическим часам – местные рудокопы живут под землей и работают в три смены. Конкретно сейчас нам нужна была светлая сторона планеты. В разреженной атмосфере вяло колыхались неприглядного вида растения в зелено-бордовой гамме.

После краткого сбора в кают-компании Агассия скомандовал посадку и хмурым взглядом обвел горизонт, перемноженный под разными ракурсами на панели обзора. На краткое мгновение его лоб расчертила жесткая вертикальная складка, но уже в следующий миг он снова являл собой образец хладнокровия. В их секторе умение держать лицо ценится весьма высоко. Недаром тотемом их главенствующего рода является змея. Поэтому эта секундная трещина в безупречной маске сказала мне очень много – не только моя интуиция вопит об опасности, капитан тоже ждет проблем от этого задания. Знать бы еще, с какой стороны они нагрянут…

Агассия остался с командой рядовых бойцов в кают-компании для инструктажа. Я тоже могла бы остаться с ними, но вряд ли услышу здесь что-то новое – всю информацию мы с капитаном собирали и в прямом смысле фильтровали вместе, наплевав на сон. Сейчас полезнее будет подключиться к корабельной сети из своей каюты и лично собрать первые впечатления о новой планете… Аристократик наш вообще не соизволил покинуть апартаменты и явить свой лик пред очи номинального начальства, пусть и был тот почти легендой среди молодежи и участвовал в доброй половине военных кампаний последнего столетия. Впрочем, оно и к лучшему: по возвращению в столицу наша временная обуза вернется к своей обычной жизни, в которой нет места ни нам с капитаном, ни нашим робким попыткам вбить в эту пустую голову хоть немного знаний. Хотя, если это не удалось лучшим педагогам Академии, то мы уж точно были обречены на провал.

- Пять дней. Потерпи всего пять дней. – я и сама не заметила, как прошептала эту почти молитву вслух. Через пять дней нежеланный компаньон покинет не просто наш корабль – закончатся три месяца его практики в службе магконтроля. И можно будет хоть немного расслабиться… И не тратить часть корабельного энергетического резерва на поддержание пространственного кармана в каюте малолетнего засранца. Стандартные условия его, видите ли, вгоняют в клаустрофобию и депрессию! В гробу его ждет клаустрофобия! И вечная депрессия!

Пока «светоч» нашего рейса Арвельд Р`Дьелль из дома Волка приводит свою аристократическую задницу в состояние боевой готовности (заливается тонизирующими настойками и обвешивается амулетами), а техники готовят корабль к мягкой посадке, я запросила со всех корабельных систем данные наблюдения. Те пока не могли нас порадовать вообще ничем. Планета словно вымерла. Никакого постороннего излучения, никаких магических выплесков. По крайней мере, отсюда мы не могли их засечь. Вопрос, каким образом их смогли засечь имперские спутники?

Почти пастораль. Почти благодать. Если бы не современный порт, рассчитанный на гигантские грузовые транспортники, я бы решила, что мы первыми ступим на эти девственно безлюдные земли. Даже шахта выглядела скорее природным изъяном, чем творением технической мысли. Впрочем, мать-природа вряд ли додумалась бы до такого уродства.

Начать с того, что разработчики не удосужились вообще никак облагородить края карьера. Провал шахты зиял чернотой, словно окно в мифическую Бездну. Глядя на унылый окружающий пейзаж, меня посетила крамольная мысль, что проповедники какого-нибудь давно запрещенного культа могли бы привозить сюда доверчивых адептов на экскурсии – более жуткого зрелища я не видела еще со времен академических практик. Вопреки всем доводам логики, этот достаточно мирный пейзаж ощутимо напрягал. Бездонный провал на фоне грязно-бордовых ковылей даже убежденного праведника заставит задуматься о тщете всего сущего. Да что там, ушлые последователи нашей «официальной и единой» конфессии смело могут использовать снимки в своих брошюрках. На мой взгляд, именно так мог бы выглядеть спуск в царство Проклятого, так и не добитого «всеблагой» Богиней в их последней стычке. Причем даже сами святоши не могут с точностью объяснить, почему же Милостивая оставила воплощение мирового Зла в живых. То ли из жалости отказала в окончательном упокоении, то ли ради счастья и процветания своих верных вассалов, основавших довольно доходный бизнес по продаже индульгенций…

Воспоминания о пасторах Богини, как они сами себя называют, заставили и без того упавшее настроение опуститься еще на градус ниже. Помнится, их славные представители выпили из моей матушки не один литр крови, требуя предоставить им моего отца. Радовались они ровно до того момента, как мой папенька прознал об этом и пришел в их «скромную» обитель дабы самолично провести проповедь о смирении. Больше мать не трогали, но осадок остался, каждый раз взвиваясь мутным грязным облаком со дна воспоминаний.

Еще и голова разболелась! Мы пытались поспать в пути, но бОльшую часть ночи пришлось потратить на сбор и анализ данных, а настроение после беспокойного дневного сна оставляло желать лучшего. Хотелось убивать. Причем не только у меня одной это место вызвало неприятные ассоциации. Несмотря на все внешнее спокойствие, проходящий мимо капитан не спускал руку с оружия. Это говорило о многом – у мага его уровня интуиция должна работать идеально… Да и инструктаж боевого отряда занял больше времени, чем обычно. Однако эту странность я отметила лишь краем сознания, продолжая созерцать унылый пейзаж и пытаясь понять, что именно вызывает столь странную реакцию.



Анна Шенец

Отредактировано: 08.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться