Цена сердца

Размер шрифта: - +

Глава 3

Не успев даже выругаться, мужчина машинально дернулся назад. Выронил трость. Покалеченная нога подломилась и только чудом удалось сохранить равновесие.

- Стреляй, твою мать, - рывком поднимаясь на ноги, крикнула Анна.

Можно было не кричать. Еще до того, как она договорила, Давид резко вскинул руку, нажимая на спусковой крючок. Грохот выстрела на мгновение заглушил для следователя все другие звуки. Только мгновением позже Давид запоздало ощутил прилив адреналина.

Пуля вспорола землю, в миллиметре от существа. Обернувшись, то, что еще недавно было невысоким, плотным мужчиной, а теперь - больше походило на волка, оскалилось и бросилось прямо на Давида, всем весом обрушившись на него.

Прижав Яковлева к земле, существо оскалилось. Капля слюны, свисающая с клыков, упала мужчине на щеку.

- С-с-собака... - скорее раздраженно выругался мужчина.

Времени на испуг не оставалось, попытаться дотянуться до выроненного пистолета Яковлев даже не пытался. Ни удивления, ни страха не было. Тело точно жило отдельно от сознания. Коротко, без размаха, мужчина резко саданул тварь кулаком в чувствительный нос.

Существо взвыло, дернулось назад, но не отскочило. Раздался глухой звук удара и, вместо того, чтобы отпрыгнуть от Давида, тварь обмякла и всем телом повалилась на него.

Захрипев под массой не самой маленькой твари, Давид напряг все силы, прежде чем удалось столкнуть ее с себя и подняться на локтях. Земля влажно чавкнула под локтями, но мужчина не обратил на это внимания. Порядком ошарашенный взгляд остановился на женщине. Вернее, на увесистой ветке в ее руках.

- Что это?..

Взглянув на увесистую палку в своей руке, Анна пожала плечами.

- Кусок какого-то бревна, - просто ответила она.

Покосившись на бессознательное тело, снова начавшее принимать человеческий вид, Майских недовольно поджала губы.

- А это, - женщина ткнула концом бревна в грудь Яковлеву. - Человек, который не знает, когда нужно остановиться, чтобы не зайти слишком далеко.

Между тем, бессознательное тело на земле уже полностью приобрело человеческий вид и о том, что пару секунд назад этот человек был больше, похожим на волка, напоминали лишь кровоточащие царапины на скуле женщины.

Порой, человеческая глупость и упрямство доходили до крайней степени. Глядя на сидящего на земле Яковлева, Майских поражалась той тупости и упорству, с которыми он лез не туда, куда нужно, подставляясь сам и подставляя остальных. Поморщившись, Анна отбросила бревно в сторону, чтобы избавиться от соблазна огреть этим бревном еще и Давида, чтобы выбить из него всю дурь разом. Глубоко вдохнув, женщина покачала головой и протянула руку Яковлеву, предлагая помощь.

Впрочем, мужчина только чуть поморщился и поднялся без ее помощи, быстро осмотревшись, пытаясь отыскать трость. Просто. Отыскать. Трость. Не думать о том, что только что на его глазах человек вдруг превратился в зверя, не думать о том, что произошедшее тянет на билет в психдиспанцир. Не думать об этом.

«Всему этому есть разумное объяснение.» - внешне спокойный, насколько можно выглядеть спокойным испачканному в грязи человеку, он тщетно пытался убедить в этом самого себя.

Трость упрямо не желала попадаться на глаза. Молчание затягивалось. Ситуация из напряженно переходила в патовую.

Вздохнув, Анна тоже осмотрелась по сторонам, прекрасно понимая, что так отчаянно ищет мужчина. Трость лежала под кустом сирени, в нескольких шагах от Давида. Обреченно вздохнув, женщина обошла Яковлева по широкой дуге и подняла ее. Молча подойдя к мужчине, Майских протянула ему трость. Слегка приподняв бровь, женщина то ли скептически, то ли озабоченно смотрела на мужчину, размышляя о состоянии здоровья Давида.

- Порядок? - коротко уточнила она, не спеша отпускать трость.

Все же взглянув на нее, Давид ответил не сразу, точно боролся с собой. Взгляд на мгновение даже скользнул к бесчувственному телу.

- Нет, - все же коротко ответил он, взяв протянутую трость.

Впрочем, так как женщина ее не отпустила, вынужден был вновь поднять к ней взгляд. Порядком потрепанный, напряженный, испуганным он все же не выглядел. Высокий и худощавый, с цепким взглядом черных глаз, островатым носом и тонкими, плотно сжатыми губами, он не выглядел даже растерянным, хотя в душе такой уверенности не ощущал.

- Нет, пока вы не объясните, что это было, - наконец-то добавил он.

Плотно сжав губы, Анна покачала головой и несколько секунд всматривалась в лицо мужчины, прежде чем отпустить трость. С одной стороны - мужчина имел право знать, что он - не сумасшедший и всему, что он видел есть объяснение. Не совсем логическое и, может, даже более, чем бредовое, но есть. А с другой стороны - она не имела права рассказывать ничего. Впрочем, как и не должна была выдавать себя. А раз ситуация вышла патовая...

- Тут без ста грамм не разберешься, - заключила Майских, взглянув на мужчину на земле, начавшего приходить в себя.

Бросив быстрый взгляд на Яковлева, женщина присела на корточки перед нападавшим, перевернула его на спину и быстрым движением, вонзила ему руку в грудь. Красноватые веточки вен и капилляров на груди засветились, разбегаясь во все стороны, словно маленькие молнии.

Рывком выдернув руку, в которой сжимала, светящееся красным светом сердце, Анна подсела его к губам.

- Забудь обо всем, - прошептала она, едва не касаясь сердца, по которому синеватой паутинкой растеклись сеточки - заклинания, губами. Затем, женщина так же, одним рывком, вернула сердце обратно в грудь мужчины и поднялась на ноги, взглянув на Давида, проверяя, не грохнулся ли тот в обморок.

И очень даже вовремя, потому что впервые в жизни мужчина был очень близок к этому. В первое мгновение он просто не понял, что собирается сделать женщина, но когда она вдруг вырвала сердце у человека...



Эн и Ли Ноар, София Чар

Отредактировано: 14.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться