Цена Свободы

Размер шрифта: - +

Эпилог

В помещении было тихо. На грязных серых стенах плясали тени, которые отбрасывала старенькая тусклая лампа. Лампочка периодически мерцала, а после снова продолжала освещать комнату. На небольшой деревянной тумбе, где она стояла, лежала аккуратная стопка потрепанных книг, переплеты которых едва можно было рассмотреть. Книги были и в тумбе, и даже около кровати.

Тишину лишь иногда нарушал звук перелистываемых страниц. Дрожащие пальцы то и дело переворачивали очередной лист, чтобы продолжить чтение. Это было единственное занятие, которое могло помочь скоротать время в камере.

Отложив книгу в сторону, женщина не без труда поднялась с кровати. В последнее время каждое движение давалось ей с трудом. Каждый шаг отзывался болью в измученном теле.

Она прошла в тот конец камеры, где над старенькой раковиной, покрытой ржавчиной, висело небольшое зеркало, покрытое трещинами. Обычно оно было закрыто плотным носовым платком. Она не любила смотреть на свое отражение. Но сегодня захотелось взглянуть.

Осторожно подняв глаза и встретившись взглядом с той, кто смотрел на нее, она отпрянула. Но уже через секунду снова взяла себя в руки. Жизнь научила ее стоически переносить все невзгоды и испытания. Из хрупкой девушки превратила ее в закаленную, словно сталь женщину. Или нет?

Сквозь мутное зеркало на нее смотрела пожилая женщина. Нет, она бы даже сказала старуха. Седые волосы были коротко стрижены, впалые щеки и синяки под глазами придавали ей болезненный вид, тусклые голубые глаза хоть и видели все так же зорко, но выглядели уже не так как раньше.

Да, а ведь раньше она была молода и красива. Длинные густые русые волосы, кукольные глаза и пухлые губы, которые теперь превратились в тонкую полоску, едва различимую на бледной коже.

Интересно, он бы смог любить ее такой? Этот вопрос она задавала себе постоянно. Как и еще один. А любил ли он ее вообще? В последний раз они виделись так давно, что она уже с трудом могла припомнить его образ. Молодой, красивый, амбициозный и целеустремленный. Таким он был в момент их последней встречи на судебном заседании. Впереди его ждала слава, успех и высокооплачиваемый проект, а что ждало ее? Тюрьма.

Ее планам не суждено было сбыться. Карьера закончилась, едва начавшись, а любимый мужчина так и не смог поверить ей. Их разлучила металлическая решетка, после того как они оказались по разные ее стороны.

От размышлений и созерцания своего более неприглядного внешнего вида, ее отвлек звук открывающейся двери. В камеру вошел высокий, коренастый мужчина.

- Заключенная Лисина Галина, - пробасил он, - с вещами на выход.

- С вещами на выход? - медленно повторила она, не совсем понимая, что хочет от нее этот человек.

- Быстро, - рявкнул мужчина, не вдаваясь в подробности.

Уже через пять минут Галина сидела в кабинете подполковника, который, не обращая никакого внимания на вошедшую, изучал папку с документами. Он перелистывал одну страницу за другой, пробегая глазами по тексту, который судя по всему его очень заинтересовал. Наконец он оторвался от своего занятия и посмотрел поверх документов на пожилую женщину. Хотя что-там, про себя Федор Николаевич сразу назвал ее старухой. Что поделать, тюрьма никого не красит.

- Лисина Галина Вячеславовна, - медленно прочитал он, намеренно растягивая слова. - Что у нас там? Статья, статья... А, к черту, - отбросил он в сторону папку, не найдя нужной информации.

Галина все это время молча наблюдала за мужчиной. Долгие годы за решеткой научили ее чаще молчать и реже говорить.

- Значит так, Лисина, - продолжил он. - С вас сняты все обвинения за неимением состава преступления с вашей стороны. К нам в руки попала занимательная папочка, - он продемонстрировал пожилой женщине красную папку с документами, которую только что изучал, - в которой находятся доказательства вашей невиновности. Вычислить вашего доброжелателя нам пока не удалось, но это только дело времени, - махнул рукой подполковник, отпивая горячий кофе из большой кружки.

- Значит, меня отпустят? - спросила Галина, которая пока не понимала радоваться ей этому или же наоборот огорчаться.

За несколько десятков лет она успела смириться со своей участью. Научилась жить вне воли в четырех стенах. Теперь привычный для нее уклад жизни рушился. куда она пойдет? Где будет жить? Чем будет зарабатывать на жизнь? Она ведь больше не молодая девушка полная энергии.

- Отпустят, отпустят, - причмокивая, кивнул мужчина. - Информацию ведь слили не вы, так какого черта мне вас тут держать? Халявщиков у нас и без вас хватает. Койка долго пустовать не будет.

- Простите, - сказала женщина и тут же запнулась.

- Ну? - нетерпеливо сказал мужчина, окинув ее взглядом, полным неприязни.

- Вам известно кто тогда отправил файлы конкурентам "Геймера Z"? - осторожно спросила Галина.

- А как же, - рассмеялся подполковник, - вообще я не имею право вам этого говорить, но вам ведь Лисина все равно не сегодня-завтра помирать, - рассмеялся он. - Ваш бывший супруг и слил все. Все доказательства здесь, - ткнул он толстым пальцем в заветную папку.

- Яша, - произнесла женщина, глядя в никуда.

- Именно, - кивнул мужчина.

- Что с ним теперь будет? - с тревогой спросила Галина.

Подполковник проигнорировал вопрос женщины, возвращаясь к своим делам. Или же просто сделав вид, дабы не отвечать ей.

- Можете быть свободны, Лисина, - отмахнулся он, подняв трубку телефона и спешно набирая какие-то цифры. - Марков, - крикнул он, - уведи ее отсюда.

Коренастый вооруженный мужчина, который привел Галину сюда, спешно вывел ее в коридор, опасаясь гнева начальника. Сюда она больше не вернется...

* * *

Я сидела под тенью раскидистой черемухи и читала очередной любовный роман, который заканчивался хэппи-эндом. Солнце клонилось к закату, постепенно уходя за горизонт. Кругом витали ароматы душистой яблони и свежескошенной травы. Я вдохнула полной грудью и откинулась на спинку деревянной скамейки, выкрашенной в белый цвет. Довольно не практично, но зато как красиво.



Виктория Стрельцова

Отредактировано: 23.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться