Центурион

Размер шрифта: - +

Глава 11.

   Вжавшись в стенку лифта, Келли размышляла над тем, как удивительно повторяется история. Кевин упирался рукой в стену, и благодаря столпотворению в столь популярном транспорте в офисе, девушка едва ли не касалась щекой рукава его пиджака. В этот раз он не прожигал её ненавидящим взглядом, как в прошлый, вообще казалось, что ему было все равно. Кевин хмурился, глядя куда-то вверх, абсолютно игнорируя недовольные взгляды какой-то женщины, которые она бросала на них с Келли. Девушка робко подняла голову. Он думал о чем-то своем, и Рамонес впервые видела его таким. Всегда до этого Кевин не забывал о своей ненависти к ней, а сейчас даже не сказал ничего обидного. Вернее он вообще ничего ей не говорил, даже банальное «доброе утро». А Келли как обычно, не к месту вспомнила вчерашние слова Амалии о том, чтобы она не искала встреч с Леверсами…

   Лифт остановился на их этаже. Так ничего ей и не сказав, Кевин принялся расталкивать тех пассажиров, которые не вышли, чтобы выпустить их, и Келли пришлось поспешить за ним, чтобы ее вновь не зажала толпа людей. Так же не поприветствовав секретаршу на ресепшене, он скрылся в небольшом коридорчике, который вел к его кабинету.

— Мистер Леверс сегодня явно не в духе, — хмыкнула она, взглянув на Келли.
— Он хоть когда-то был в нормальном настроении? — вздохнула Рамонес, чувствуя, что подобное поведение уже ее начальника не сулит ничего хорошего.
— Хороший вопрос… Келли? — девушка слегка смутилась. — Прости, может немного не тактично, но ты приходила на той неделе на работу… Твоё лицо…
— Все уже хорошо, — улыбнулась она. — Это было весьма временно, и все уже прошло.
— Да? — неловко улыбнулась Элис. — Во всяком случае, прости, если что. Не хочешь пойти с нами сегодня на обед в столовую внизу?
— Если не будет много работы, — кивнула Келли, — спасибо за предложение. Я пойду, пора уже. Удачного дня!
— Тебе тоже!

   Она направилась в сторону своего нового кабинетика. Он почему-то ей нравился больше чем тот, который в самом начале выделил ей Джеймес. Этот был немного меньше, но за счёт небольшого окна казался более уютным. На подоконнике даже стоял небольшой горшочек с цветком, полив которого явно на совести Келли. Девушка села за стол и включила компьютер, отчасти не зная, что ей делать. Вчера Кевин специально позвал ее для того, чтобы дать задание на день, а сегодня даже не звонил. Самой идти к нему и уточнять этот вопрос у Рамонес не хватило бы храбрости, учитывая то, что ее начальник сегодня явно не в духе. Но ещё больше злым он будет, если его помощница просидит весь день без дела… Келли вздрогнула от писка, который раздался из колонок компьютера. Нет, уж кто, а Кевин Леверс никогда бы не забыл о работе. Может быть он и вел себя, словно ее не существует, но на корпоративную почту пришло уведомление с довольно обширным списком дел для Келли на сегодня. Первым пунктом надо было забрать на ресепшене распечатку законов, касающихся ведения бизнеса, которые необходимо успеть изучить за сегодня. Весьма бодрой походкой девушка вышла из своего кабинета направляясь к Элис. Но на повороте в коридор она едва не упала, столкнувшись с кем-то. 


   Сделав шаг назад, Келли увидела перед собой девушку, которую ни разу здесь ещё не видела. Она ей напоминала лису длинноватым носом, сощуренными глазами. Нельзя сказать, что незнакомка была очень красивой, но заявить о ее непривлекательности было бы нетактично. При этом она ещё и возвышалась как минимум на полголовы над Келли, и обладала неимоверной худобой, при широкой фигуре.

— Извините, я вас не заметила, — у девушки был звонкий и высокий голос, и она вежливо улыбнулась.
— Это мне стоит быть внимательнее, — произнесла Рамонес, — простите.

Она тут же направилась в сторону кабинета Джеймеса, а Келли подошла к стойке ресепшена.

— Кто это? — спросила девушка у Элис. — Я первый раз ее здесь вижу.
— Она здесь работает вроде как, но…
— Это — Сесиль, — послышался голос Кевина, отчего они вздрогнули от неожиданности, — и она новый секретарь мистера Морана. Хватит разговоров! — прикрикнул на них мужчина, подойдя ближе. — Отдай ей уже распечатку!

   Он проходил мимо, и буквально за эти несколько секунд навел шороху больше, чем любой другой начальник. Кевин скрылся в дверях лифта, и две девушки только тогда смогли выдохнуть с облегчением. Элис отдала Келли распечатанные файлы, недоуменно нахмурившись.

— Это как получается? Раз Сесиль секретарь мистера Морана, то ты…
— Именно, — вздохнула она, — я секретарь мистера Леверса. Ладно, пойду я, а то чувствую, что меня опять уволят…

   Уже сидя в своём кабинете, Келли просматривала распечатки, не переставая размышлять о том, что сказала Амалия. Девушка не могла поверить, что в прошлом Леверсов и семью Рамонес связывали какие-то тёмные дела. Криминальные, как выразилась помощница отца. Она всегда знала, что их бизнес честный, и грязь, которую лили конкуренты всего лишь гадкие выдумки. А сейчас все так странно завертелось. Насчёт отца у неё не было сомнений, да и Кевин при всем его ужасном характере не был похож на человека, которого можно обвинить в чем-то действительно плохом, или того хуже, в убийстве. Келли не представляла, что же тогда такое произошло, что он ее настолько сильно ненавидит. Девушка пыталась прикинуть во временных рамках, когда это могло произойти, но раз дело двадцатипятилетней давности, то ей от силы могло исполниться только пару месяцев. То есть, каких-то личных счетов между непосредственно ней и Леверсами быть не могло. И эти слова Амалии о том, чтобы она держалась от этого всего подальше…

— Но как же, — тихо и задумчиво произнесла Келли, не заметив, что начала мыслить вслух, — подальше. Он же совсем рядом… Я не знаю, что делать.

   Девушка весьма вовремя спохватилась, отвесив себе ментальную пощечину, ведь даже если он и захочет что-то ей сделать, то здесь полно людей. И пора заканчивать со своим страхом. Вдруг зазвонил ее корпоративный телефон, и она подняла трубку, сделав голос максимально серьёзным.

— Да, я слушаю.
— Келли, зайдите, пожалуйста, в кассу.
— А зачем? — удивилась девушка, ведь ее работа никак не связана ни с кассиром, ни с финансами.
— Вам начислили зарплату.

   Признаться, она совершенно не думала о деньгах. В последнее время столько всего свалилось, что это вовсе вылетело из головы. На пути в небольшой кабинет к кассиру, Келли попыталась вспомнить какая вообще сумма указывалась в вакансии, но на ум ничего не приходило. Должность кассира занимала женщина средних лет, и та почти сразу, как только Рамонес зашла в кабинет, выложила перед ней документ, где требовалась ее подпись. Как потом объяснили, так надо, пока деньги выдают на руки, так как банковская карта ещё только изготовляется. Бегло ознакомившись с бумагой, Келли наконец-то увидела сумму ее зарплаты за этот сумасшедший месяц. Туда входил и ее больничный, так что девушка без лишних слов подписалась и взяв деньги, ушла. Не говорить же кассиру, что отлично, хватит покрыть расходы на бензин. На самом деле, Рамонес трезво оценивала свои силы и понимала, что не заработала столько за то, что большую часть времени подносила документы и лежала в больнице. Но и эти деньги нужны, их можно отложить… Хоть девушка не совсем имела представление о том, как копить средства. Во всяком случае, они точно не пропадут. Эти три с половиной тысяч долларов.

   Уже в своём кабинете девушка спрятала деньги в сумку, положив в самый низ, и вдруг ее осенила мысль. Не раздумывая ни секунды, Келли набрала номер Майлза и принялась ждать.

— Привет!
— Привет, мне нужна помощь, — решительно произнесла она. — Ты можешь взломать базу данных моей компании и поискать информации о сотрудничестве с семьёй Леверс?

Даже сейчас, даже в подобных ситуациях Келли считала себя хозяйкой родительского бизнеса, несмотря ни на что.

— Я, конечно, могу, — замялся от неожиданности парень, — но…
— Я заплачу, — перебила его Рамонес.
— Дело не в деньгах. Зачем тебе это? Кто такие Леверсы?..
— Майлз, я все объясню вечером, честное слово. Мне просто нужна эта информация… Я не могу надеяться на посторонних людей, сомневаясь в правдивости их слов. Понимаешь, это очень важно для меня. Идет речь о прошлом моей семьи, я не смогу вернуть свою компанию, если кто-то будет знать то, чего не знаю я. А от меня что-то скрывают, я это чувствую.

В трубке застыло тягостное молчания, и Келли даже глаза зажмурила, как вдруг Майлз спросил:

— Ты знаешь, кто такой Кевин Леверс?
— Я все тебе расскажу, обещаю, — девушка широко распахнула глаза поняв, что он начал свою работу. — Приходи ко мне вечером.
— Хорошо, я приду.
 



Мария Рэд

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться