Центурион

Размер шрифта: - +

Глава 13.

   Келли впервые было так страшно. Она не ожидала, что Джеймес вернется так быстро, и поэтому растерялась, как школьница. Минут двадцать ушло на то, чтобы остановить кровь из носа, и когда они вышли из подсобки, девушка еще вытирала подбородок от разводов, мимо них прошел Моран, отчего ей стало немного не по себе. Вернее от того взгляда, который он бросил на Кевина. Может поэтому, а может и нет её начальник немного грубо подтолкнул Рамонес к кабинету, а спустя несколько минут туда пришел один из работников менять замок на двери. К счастью, никто к ней не заходил, и Келли смогла заниматься своими привычными делами. Но по пути в женскую уборную, где висело зеркало, девушке хотелось умыться и удостовериться, что на лице не осталось пятен крови, она случайно услышала разговор двоих секретарш. И их фразы имели явное отношение к ней…

— Серьезно, он такой скандал устроил… я еще ни разу не слышала, чтоб мистер Моран был так зол! Конечно, Кевин его друг, но запрещать ему иметь какие-либо отношения с Келли Рамонес… Да еще и угрожать увольнением лучшему другу!
— Это понятно, она из другого круга.
— Но, какая ему разница?..

   Келли не дошла до пункта своего назначения. Свернув за угол, она направилась в свой кабинет, где попыталась все тщательно обдумать, но ей не хватало фактов, а основываться на домыслах и сплетнях секретарей очень не хотелось. Получается, если им верить, то Джеймес ничего не забыл, и прошлые события до сих пор его терзают?

— Ты до сих пор будешь спорить, что между тобой и Келли ничего нет?! Журналисты все описали в мелочах!
— Ты опять за старое? Какое тебе дело, за своей жизнью уследи сначала! И нет у меня ничего с этой тупой куклой!
— Тупой? — криво усмехнулся Джеймес, сложив руки в замок на груди. — Если бы ты считал её тупой, то не поручал бы составление документов.
— А если бы ты считал меня как минимум компетентным заместителем, разве поручал бы своей секретарше шпионить? — холодно спросил Кевин, не делая вид, что не в курсе. — Твой план с Сесиль немного провалился, твоя помощница перестаралась и начала рукоприкладствовать к Рамонес. Как ты считаешь, это нормально? А, еще… Если не в курсе, то это очень серьезное нарушение, и если еще хоть малейшая вина — я её с треском вышвырну отсюда, и плевать, что увольнять имеешь право только ты.
— Так защищаешь Келли, — смерил его холодным взглядом Джеймес, приблизившись, — как тебе не стыдно врать? Твои поступки расходятся с твоими делами, друг мой. Или ты хочешь сказать, что под твоей, якобы, ненавистью нет более человечного чувства?
— Какое. Тебе. Дело? — жестко чеканя каждое слово спросил Кевин, не желая объяснять, что причина его поведения вовсе не в Рамонес. — Насколько я помню, у тебя скоро свадьба…
— Да мне плевать!
— А вот мне нет, скотина! Если ты её обидишь, я тебя везде достану, ты меня понял?! — он схватил Морана за воротник пиджака, едва сдерживаясь, чтобы не ударить.
— А я тебя уволю, — мерзко усмехнулся Джеймес, не пытаясь отнять его рук. — Что ты на это скажешь? Как тебе перспектива искать работу?
— Ты больной, — уверенно ответил Кевин, не показывая своей истинной реакции на его слова, — ты не найдешь человека, который удержит в железных тисках твой гадюшник.
— Я-то поумнее тебя буду, и у меня все получается, в отличие от тебя, — Джеймес оторвал его руки от своего пиджака. — Так что будь осторожнее, друг мой…


   Келли грызла ручку, а её мучили угрызения совести. Девушка разрывалась между совестью и выгодой, едва не плача от сложности выбора. Гордость говорила все стерпеть, набраться опыта и вернуть свою компанию, а совесть требовала помочь человеку, который сейчас получает вместо неё. Она не знала как прийти с этим к Кевину, или как объясниться с Джеймесом, наступив на свой страх перед ним. Но девушка отчетливо осознавала свою вину в случившемся, и действовать надо было или немедленно, или сидеть сложа руки, делая вид, что ничего не произошло. Но Келли не смогла. Мучаясь от выбора, разбросав в порыве ярости по кабинету канцелярские принадлежности, она сорвалась с места и пошла в кабинет Кевина. Он, как обычно, был занят, что-то записывая в ежедневник. На этом вся её уверенность и гнев исчезли. Этот человек одним своим присутствием гасил полностью все пожары, которые бушевали в её душе.

— Что тебе надо? — он не стал притворяться, что не заметил её.
— Мистер Леверс, я… — девушка медленно подошла к его столу, сев на стул, собираясь с мыслями. — Увольте меня.

   Впервые у неё получилось удивить его. Кевин медленно поднял голову, глядя ей в глаза. И впервые её карие с золотистым глаза выдержали его холодный взгляд серых глаз. Он пытался понять столь странную просьбу человека, который в первый день буквально плакал о том, что ей необходимо хоть что-то. А сейчас она пытается уйти.

— Почему? — коротко спросил он, не отводя взгляд.
— Я не знаю, правду ли болтают секретари о вашем скандале с мистером Мораном, но я не сплетница и я не хочу быть причиной этих дрязг, — она заправила локон за ухо и отвела взгляд в сторону. — И мы вряд ли сможем довести до логического окончания дело Зака, пока за вами наблюдают… Мне кажется, будет лучше, если я уйду. Это спонтанное решение, но лучшего у меня нет.

«Она издевается? Или пытается играть судьбами людей? Эгоистка чертова, думает, что дело в ней! Да будь так, она бы вылетела отсюда при первой же возможности! Правильная такая, беспокоится за других… Прости, Рамонес, здесь я мразь, которая использует тебя в своих корыстных целях! И буду использовать, пока не добьюсь своего, или пока не выжму из тебя абсолютно все».

— Я не хочу тебя увольнять, — холодно ответил он, смерив её взглядом. — Оставь меня.
— Да, конечно, — поспешно кивнула она и поднялась со стула, собираясь уйти, как можно скорее.
— И ты доведешь дело Зака.
— Как? — удивилась Келли, подозрительно уставившись на него.
— Я не вносил дело в регистр. Если ты не проболтаешься, все пройдет гладко.
— Я не проболтаюсь, — выпрямилась она и покинула его кабинет.

   Но ему не удалось посидеть спокойно в тишине. Следом за Келли пришла Натали, а сестре он отказать никак не мог. Они еще не говорили нормально с тех пор, как она и её жених вернулись из Калифорнии. Девушка зашла в его кабинет, улыбаясь той самой улыбкой, которую он так любил, и ничего не говорила. Просто шла к нему и остановилась только тогда, когда оказалась у него за спиной, а затем обняла за плечи. Кевин закрыл глаза, чувствуя как её руки сжимают его плечи и облокотился о спинку кресла. Они умели понимать друг друга без слов: Натали, как никто другой умела его успокоить и разрядить, а он всегда был её самой сильной поддержкой. Она не забыла, что в школе все её обидчики ходили с огромными синяками, которыми награждал их её брат-старшеклассник, а затем его отчитывал директор и учителя. Но ему всегда было плевать на всех, кроме сестры.

— Кевин, — заговорила девушка, сделав голос максимально тихим, — не притворяйся, я все вижу… Какие у тебя дела с Келли?
— А какие дела у меня могут быть с дочерью того, кто убил нашего отца? — не открывая глаз, спросил он. — Это смешно, Натали.
— О вас писали в газете…
— Это фантазия журналистов. Мы встречались по работе с одним из клиентов, но сделка сорвалась, — легко соврал он. — Бедняги решили поживиться за счет сюжета о миллионерше, чего здесь странного?
— Только то, что Джеймес вне себя от ярости, — задумчиво произнесла Натали.
— Он в последнее время вообще с головой не дружит.
— Не говори так.
— Прости.

   Они так постояли еще какое-то время, а затем девушка ушла к себе, разбираться с делами, которые навалились за время её отсутствия. Она планировала даже взять что-то домой, ведь Джеймес сказал, что после работы у него деловая встреча и, быть может, вернется поздно. Натали не испытывала огромного восторга от того, что жених так много работал, но понимала, что это жесткая необходимость… И он не сказать, что врал ей. Встреча, действительно, была практически о работе. В оном из кафе в центре Джеймес пил кофе вместе с Сесиль, с которой не имел возможности поговорить в офисе, так как всегда рядом были лишние уши, а уходить куда-то специально — вызывать лишние подозрения. Она уже успела сменить свой офисный наряд на узкие джинсы, туфли на каблуке, а так же белую майку, поверх которой накинула короткую кожаную куртку. Аккуратно причесанные короткие волосы медно-рыжего цвета пребывали в художественном беспорядке, а сама девушка пила кофе, забросив ногу на ногу.

— Вряд ли я смогу вам рассказать что-то новое, — пожала плечами Сесиль, — Келли Рамонес глупа, этот ребенок абсолютно ничего не понимает ни в жизни, ни в работе.

«Все так любят называть её глупой», — с раздражением проглотил эту мысль Джеймес, но слушал дальше.

— А вот ваш друг может представлять опасность. Он что-то замышляет, манипулируя этой дурочкой… Правда, я не понимаю, что именно Кевин в ней углядел. Особых талантов там не видно, конечно, если внешность не считать. Но Рамонес не из тех, кто использует лицо и фигуру в достижении своих целей. Она или слишком хорошо воспитана, или, повторюсь, тупая. Лично я считаю, что все вместе. Но за ним надо следить, Кевин ничего просто так не делает, и ему она нужна.
— Как ты оцениваешь его шансы? — открыто спросил Джеймес, глядя ей в глаза.
— Честно? — задумалась Сесиль. — Они невелики, но если ничего не делать, у него может получиться, чтобы он не задумал. И я не думаю, что у него роман с Келли…
— Это не твое дело, — голос Джеймеса моментально погрубел, а взгляд наполнился холодом.
— Хорошо-хорошо, — безразлично хмыкнула девушка, отпив кофе из чашки, — мне вообще безразлично это, если честно. Но они играют вместе, как бы там ни было.
— Им нас не переиграть, — убежденно произнес Джеймес.
— Как знать, — нахмурилась Сесиль, — может Рамонес не самый умный человек в мире, а у Кевина напрочь отсутствует самообладание, но он кукловод… Мне кажется, он сумеет заставить её сделать так, как того хочет. Вот уж кто не глуп и опасен.

Моран откровенно засмеялся, попросив у официанта счет, а девушка наоборот нахмурилась, никак не разделяя веселости начальника.

— Но он не смог обыграть нас, значит не такой и умный… Наблюдай за ним, посмотрим, что будет дальше.
— Хорошо.
 



Мария Рэд

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться