Центурион

Размер шрифта: - +

Глава 27.

   Кевин не знал, как описать происходящее. Несмотря на то, что он уже ехал в такси домой, мысли все ещё путались, сбиваясь в тугой комок непонятно чего. Ему было крайне противно ощущать себя каким-то подростком-школьником средних классов, которого играючи поцеловала одноклассница. Кевин никогда не занимался подобными самокопаниями, считая, что в подобных ситуациях это привелегия только детей и дураков. А этот, почти детский, поцелуй, правда, не в щеку… Ему было с чем сравнить, взяв хотя бы за пример ту самую Келли. Когда они были в кабинете Джеймеса, она вела себя куда более свободно, и целовала его отнюдь не как школьница. Добавить, конечно, тот факт, что девушка была пьяна в тот раз, однако Кевин не мог быть уверен в её трезвости сейчас. Бутылка вина стояла на столике уже открытая, когда он пришёл. Правда, его не интересовало, что ей ударило в голову, Кевина куда больше интересовало то, с чего он так отреагировал. Какое-то наваждение, а не девушка… 

   Девушка? Скорее взбалмошный ребенок, который делает то, что взбредет в голову! У неё часто получалось своими выходками выбивать у него почву из-под ног, но в этот раз Келли постаралась лучше, чем когда-либо. Он не был слепым и видел, что она сама не ожидала от себя подобного, и это могло значить, что эта истеричка находится сейчас в похожем состоянии.

   Один из тысячи вопросов, которыми задавался Кевин, был, вероятно, самый логичный: как друг другу в глаза смотреть? После того, как они украли данные с компьютера Джеймеса такой проблемы не возникало, так как каждый был абсолютно уверен в притворстве другого. Но десять минут назад за ними никто не следил, никакой секретной операции не происходило, были только они вдвоем…
 

***



   Келли чувствовала себя тигром, загнанным в клетку. Девушка совершенно не понимала своего поступка, подчинившись мимолетному желанию. Обычно подобные порывы и порывы вообще, она держала за семью замками, и это спасало от последствий и разборок. А сейчас словно произошел сбой. Она не понимала, откуда возникло это желание, и какого черта тут же исполнила его. Да, Келли очень тронуло то, что он отдал ей эти документы, но разве это причина подобному поведению? Девушке впервые было так стыдно за себя, даже происходящее в кабинете Джеймеса её задело меньше, но и там было над чем поразмыслить. Она не была уверенна, но проблема, судя по всему, крылась в неумении общаться с противоположным полом во всех отношениях, помимо деловых и дружеских. С девятнадцати лет ей твердили, что состоится свадьба с Эриком, и ей не было смысла смотреть на других парней и мужчин. Слово отца было законом и она не противилась. Келли прекрасно понимала определенные взгляды, и чего от неё хотят. Но стоило появиться исключению, как её бдительность словно испарилась, и теперь она сама все испортила…

— Да кому надо эти чувства, если от них столько бед?! — в голос воскликнула девушка и молниеносно начала одеваться на ночь глядя. 

   Халат был отброшен в сторону, вместо него на ней оказались брюки и шелковый топ. Набросив на плечи кожаный пиджак, она закрыла дверь в квартиру и сбежала вниз на парковку. Оказавшись в машине, Келли завела двигатель и шумно выдохнула, попытавшись успокоиться. Сейчас ей хотелось одного — покоя. И его могло дать ей только одно…

   Её путь и пункт назначения был не близок. Когда Келли выехала на открытую трассу, она уверенно не сбрасывала скорость ниже двухсот километров в час. Девушке хотелось, как можно скорее попасть в то место, а там уж что будет. Эта гонка её удивительным образом успокаивала, дарила ощущение покоя и изничтожала страх. Келли безумно боялась его реакции, ведь не могла её предвидеть. Она себя не совсем понимала, а Кевин человек очень непредсказуемый. И в данном случае девушку больше всего страшил его ответ на поцелуй. Если бы он оттолкнул её, все было бы понятно с ходу, а так Келли терялась в догадках и домыслах, боясь даже мысленно предположить некоторые вещи. Неужели человек, который не хотел брать её на работу, уволил, столько раз доводил до истерик, мог испытывать к ней какие-то… Чувства? От этого предположения девушке становилось ещё страшнее. А вдруг и она тоже? Келли, на удивление, никогда не испытывала романтических чувств к представителям противоположного пола, да и своего тоже. Постоянно находились занятия куда интереснее, чем свидания с мальчишками, да и родители в этом отношении были весьма строги. Но девушка отлично себя чувствовала и без этого всего. Путешествия с друзьями, учеба, вечеринки, всевозможные виды спорта и экстрима — она не особо представляла в этом списке еще какие-то прогулки с каким-то парнем, который держит её за руку, обнимает… 

   Она никогда не была одна, постоянно в её кругу было минимум несколько молодых людей, которые не давали девушке скучать. Келли было с кем плавать ночью в море, было с кем танцевать на вечеринках, и эти отношения никогда не заходили дальше поцелуев. Все же, её свадьба с Эриком к чему-то, та обязывала. Большинство людей из окружения девушки поначалу смотрели на то, какими деньгами она располагает, а потом все остальное, и поэтому с ней считались. После смерти родителей Келли попала в другой мир… Всем было плевать на её прошлое, вообще на неё было плевать абсолютно всем. Особенно человеку, который переворачивал на ноги весь мир, который её окружал, одним только взглядом.

   Она ехала долго, и прибыла в нужное место, только когда время приблизилось к рассвету. Скорость немного сбила волнение, и сейчас Келли медленно брела по каменным дорожкам кладбища. Девушка не приходила сюда уже больше трех месяцев и ощущала поэтому некую вину. Она даже в сумерках прекрасно здесь ориентировалась среди сотен надгробий, безошибочно следуя к двум памятникам родителей. Надгробия были сделаны чисто символически, как и могилы в земле — пустые. После катастрофы не осталось тел и похорон был как формальность, но имел огромное значение для Келли, которая осталась одна, как и затяжная депрессия, которая наступила после. Остановившись около двух памятников, которые были словно сплетены каменной веткой с листьями, девушка склонила голову. Многие приходят на могилы родителей, чтобы поделиться чем-то радостным, задать риторический вопрос, просто отпустить душу… Она же просто села на траву, не сводя взгляда с надписей. За её спиной поднималось солнце, а Келли не было никакого дела до этого природного явления.

— Простите меня, — негромко произнесла девушка, сцепив руки в замок, — простите… Я не та дочь, на которую вы заслуживали. Я совершила очень много ошибок. Отец, я не исполнила и не исполню твое веление выйти замуж за Эрика. У вас было деловое соглашение, но я не могу связывать свою жизнь с человеком, чей родитель стоит за захватом нашей компании. Я помню твои слова. Во главе дела исключительно Рамонес. Я верну компанию, отец. Прости, что не единолично этим занимаюсь, пока у меня не так много сил и опыта в этой жизни, мне помогают люди, но мы справимся. Я уже поняла, что каждый будет лгать, как ему выгодно и удобно, чтобы получить желаемое. Прости, я тоже так делала… Но ты учил меня не верить тому, что говорят другие, а иметь свое, независимое мнение. Только жаль, что мое мнение о семье Леверс пошло резко в разрез с тем, что говорила мне тетя и люди на фирме. Я уже осознала, что раз дело было прошлым и не совсем понятное остальным сотрудникам, они выдумали кучу всего в довесок, и мне пришлось долго разбираться, где истина. К счастью, в нашей семье нет убийц, иначе я бы не смогла смотреть ему в глаза… Да, отец, этот человек больше всех меня ненавидел, и больше всех мне помог, не считая друзей. Я не могу его понять, к сожалению, но очень хочу. Только надо ли, отец? Я пообещала ему, что скоро исчезну, и я сдержу свое слово. Я не хочу и не собираюсь его разочаровывать. Он давал мне исключительные шансы в этой жизни… хочу и я кое-что ему дать. Спокойную, хорошую жизнь, на которую он заслуживает. Которая была до того, как свалилась я со своим резюме. Я не хочу, чтобы пострадал из-за меня…
 



Мария Рэд

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться