Центурион

Размер шрифта: - +

Глава 34.

   Келли казалось, что она спит и ей все это снится. В машине рядом сидел человек, с которым они не совсем красиво и сумбурно прощались два раза, и в третью встречу никак не верилось. Однако, если тогда Келли все решила за него, то сейчас Кевин поступил точно так же, как она. Было ли это новым началом, невозможно сказать, но все обещало затянуться больше, чем на один день. Девушка слегка улыбнулась, заметив то, что Кевин с интересом разглядывает салон автомобиля. Её очень забавляло то, как в салоне "Бугатти Вейрона" таяла его привычная холодность по отношению ко всему, ведь когда пришлось сесть за руль, он едва не умер. Кевин по-прежнему боялся разбить её, поцарапать или совершить что-то, за что его потом убьют. Сама машина, продолжение линии, самая быстрая в мире, не могла оставить равнодушным никого, и вызывала всяческие эмоции. Пускай даже и страх.

— Ты еще не знаешь, сколько этот зверь ест бензина на максимальной скорости, — ухмыльнулась Келли, не переставая следить за дорогой. Если она попадет в аварию в свой же день рождения, Ева тогда точно её убьет.
— Да нет, я знаю, — возразил он и, заметив удивление на лице девушки, объяснил. — В интернете видел обзор.
— Мне интересно, сколько из тех, что смотрели обзоры, могут хотя бы увидеть эту машину…
— Если они живут в Сан-Франциско, то хоть каждый день у твоего офиса, — усмехнулся Кевин, а затем вспомнив один факт, посерьезнел и спросил. — А что с твоей старой машиной? Неужели ты продала её?
— Продать подарок отца? Ты сошел с ума? — нетерпеливо фыркнула Келли, тряхнув копной волос. — Она стоит в гараже дома. Никто и ничто не вынудит меня продать её.
— Ты не меняешься, — он перевел взгляд на мелькающие за окном здания.
— Должно же быть хоть что-то стабильное в этой жизни, правда? — улыбнулась девушка, обратив внимание на телефон, который лежал сверху приборной доски.
— Я уже предвижу стабильность спустя десять минут, как мы приедем в ресторан и меня увидит Ева. «Привет, Идиотище»- лучшее, что она может сказать.
— Да ладно, — засмеялась Келли, — между прочим, она как-то назвала тебя по имени.
— Специально или оговорилась? — недоверие Кевина в этот момент зашкаливало.
— В отличие от тебя — нет. Я даже переспросила, не Идиота ли она имеет ввиду…
— Даже не знаю, что сейчас удерживает меня от того, чтобы выкинуть тебя из машины, — мрачно произнес он.
— Во-первых — машина моя, — в тон ему произнесла Келли, — во-вторых, я не замечала, чтобы ты любил калечить дам, и потом, я — твой работодатель. Причин хватает?
— А где угрозы уволить? — не удержался от подколки Кевин.
— Это было бы слишком гуманно с моей стороны, — серьезно ответила девушка, — у меня еще есть на тебя планы.

   Впрочем, Келли не могла долго строить из себя саму сдержанность и серьезность, она засмеялась своей же фразе. Уж слишком хорошим было её настроение сегодня.
Кевина, конечно, заинтересовало, какие именно у нее планы на него, но спрашивать не стал. Или она пошутила, или замыслы Келли станут понятны еще до полуночи. Он даже не надеялся на спокойный вечер, несмотря на то, что гостей на дне рождении Рамонес было крайне мало. Её тетка, Майлз, какая-то Амалия, начальник отдела кадров (Кевин наградил Келли весьма красноречивым взглядом), Ева… Несмотря на мизерное количество приглашенных, одной Евы Герц было вполне достаточно, чтобы устроить нечто из ряда вон выходящее. И Кевин не ошибся.

   Празднование происходило в одном из самых дорогих ресторанов города, где именинница арендовала немалых размеров зал, к которому их любезно проводили. Когда они появились в дверях, гости фактически не заметили их появления продолжая вести весьма оживленную беседу, сидя в мягких кожаных креслах. Неизвестно сколько бы они еще простояли, так как Келли это забавляло и она специально не хотела обращать на себя внимание. Но Ева чисто случайно отвела взгляд от Майлза, взглянув на двери и тихо охнула. Когда остальные тоже посмотрели в сторону входа, она уже была рядом с Келли и насильно тащила её в другой угол зала, как можно дальше от гостей. Безразлично отреагировав на подобное, Кевин направился к остальным гостям, с целью поздороваться с Майлзом, чтобы не выглядеть каким-то отшельником, так как знал только его.

— Где ты только откопала этого Идиота? — прошипела Ева, когда они с Келли оказались на достаточном расстоянии от приглашенных. — Вот жили же спокойно!
— Для начала, это не идиот, а мой заместитель, — абсолютно спокойно произнесла Рамонес, глядя в глаза подруге.
— Что? — запнулась Ева, на мгновение взглянув на Кевина, который пожимал руку Майлзу.
— Что слышала. Я взяла его на работу, пару часов назад, — иронично усмехнулась Келли, сложив руки в замок на груди.

   Еве пришлось потратить примерно половину минуты, чтобы обработать услышанное. В её голове никак не укладывались в логическую последовательность действия этих людей. Они ссорятся, меняют номера, разъезжаются по разным городам, а потом оказывается, что Кевин с сегодняшнего дня работает в компании Рамонес. Набрав полные легкие воздуха, Ева произнесла, как на духу:

— Уволь его.

   От подобного заявления Келли растерялась, взглянув на подругу так, словно видит её впервые.

— Что? Зачем?!
— Затем, что он тоже тебя увольнял! — безапелляционно заявила Ева. — Око за око!
— И если я его уволю, как думаешь, кто опять будет моим заместителем? — многозначительно взглянула на неё Келли, сложив руки на груди.

   Герц на секунду задумалась, а затем, осознав весь ужас ответственности на должности заместителя главы компании Рамонес, произнесла свою самую пламенную речь.

— Келли! Не смей грубить своему сотруднику! Прощай ему опоздания, увеличь время на обед, отпуск на Сейшелах организуй… Переспи с ним!

   Келли прикрыла глаза, закрыв рукой лицо, одновременно радуясь тому, что никто не слышал слов Евы, а то она уже представила кучу вопросов от тетки, от остальных гостей, а ей совершенно не хотелось превращать день рождения в допрос.

— Подними ему зарплату!
— Нет, ну ты не перегибай, — иронично усмехнулась Келли, а затем, похлопав Еву по плечу, направилась к гостям. Те и так заждались её, и не стоит их лишать законного права подарить свои подарки.

   Пока девушки разбирались с насущным в сторонке, Кевин перекинулся парочкой фраз с Майлзом, который был изрядно удивлен тем, что человек, с которым Келли столько ссорилась, присутствует у неё на празднике. Стоило Кевину отойти от разговора, как вдруг рядом с ним села женщина в возрасте, но выглядевшая еще весьма молодо. Или же это была заслуга пластических хирургов. Ему показалось, что он её уже где-то видел, однако не мог вспомнить где именно.

— Я ей говорила не связываться с Леверсами, — негромко и холодно произнесла женщина, даже не глядя в его сторону, продолжая потягивать шампанское.
— Я ей тоже говорил, чтобы она со мной не связывалась, — в тон ей ответил Кевин, — но, как видите, она меня не послушалась.

   Их разговор на этом закончился, так как к гостям подошли Келли с Евой, и началась небольшая церемония вручения подарков. Позже, когда все коробки были сложены на мягком диване, гости подняли бокалы с шампанским, собираясь произнести тост, но именинница имела немного другие планы.
Став во главе стола, она улыбнулась и, видя, что Джессике не терпится пожелать ей всего-всего, перебила родственницу.

— Простите, я знаю, что так не принято, но это ведь мой день рождения, верно? — Келли взглянула на всех присутствующих. — Я хочу искренне поблагодарить всех вас за то, что были со мной в трудное время, помогали справляться со всеми сложностями, которые падали на мою голову. Без вас у меня бы ничего не было, я не настолько сильный человек, но благодаря вашей вере я стала тем, кем я сейчас являюсь. Ваша поддержка и помощь не дали мне раствориться в той бездне ужаса… Вы самые близкие мне люди, и я хочу поднять первый бокал за вас. Спасибо, что вы у меня есть.

   Стоило им выпить шампанское после такого весьма импровизированного тоста от Келли, как Ева заговорщицки подмигнула официанту и тут же произнесла.

— Дорогая моя подруга! Кажется, мы с тобой знакомы с самого рождения, ведь столько всего пережили вместе. И взлеты, и падения, и радость, и грусть… Словно муж с женой, ей богу, но к счастью, мы не по этой части, — как обычно весело говорила девушка, как вдруг посерьезнела. — Куда бы мы не отправились, во что не ввязались и не влипли, с тобой каждый день, как самый настоящий праздник жизни, который ты мне даришь постоянно. И у меня для тебя есть еще один подарок.

   Ева щелкнула пальцами и тот самый официант, который стоял у двери, резко распахнул её, и в зал медленно, человек за человеком, принялись заходить люди, которые искренне улыбались застывшей от шока Келли. Нельзя сказать, что зачинщица этого не радовалась произведенному эффекту, и продолжила свою речь.

— Ты как-то хотела собрать всех своих друзей и близких в одном месте, тех, с кем очень давно не виделась. Обсудить жизнь, успехи и падения, ведь со многими ты не виделась со времен выпуска из университета… Что же, твой день рождения — чем не повод для подобного? За тебя, Келли! — она подняла бокал с шампанским, глядя на подругу, которая едва сдерживала слезы. — Будь настолько счастлива, насколько это вообще возможно!

   Ева сделала глоток шампанского, а затем Келли обняла её. Крепко. Так крепко, как еще ни разу не обнимала.

— Задушишь, — прохрипела Ева, не ожидая такой силы от неё. — Медведь…
— Спасибо, — прошептала Рамонес, глубоко вздохнув. — Просто спасибо тебе.

   Она не знала большего счастья за все это время. В одном месте собрались все дорогие и близкие ей люди, те, кого она очень хотела увидеть, пообщаться, вспомнить прошлое и обсудить настоящее. Однокурсники и одноклассники, которых Келли не видела довольно давно — они тоже были «за» встретиться с подругой, от которой очень долго не было ни единой весточки. Ей пришлось рассказать обо всем, что случилось за этот год, сидя в большом кругу друзей, на мгновение упустив, чем заняты «основные силы». Собственно говоря, этим и воспользовалась Ева. Одернув коротковатое платье лазурного цвета, она взяла с подноса официанта бокал с шампанским и сделав небольшой глоток, направилась к Кевину, сев рядом с ним на диване. Мужчина сразу понял, что это не к добру и не ошибся.

— Идем танцевать.

   С легкостью сказанная ею фраза вызвала бурю противоречия и ненужных вопросов в голове Кевина, ведь он понимал, что эта женщина просто так ничего не делает. А это значит, что Ева получит с этого какую-то выгоду.

— Зачем? — настороженно спросил он, даже не глядя на неё, продолжая наблюдать за Келли, которая до сих пор рассказывала о своих буднях на посту главы компании.
— Ой, только не говори, что тебе страшно, — скривилась она. — Пошли, не ломайся, как школьница.

   С этими словами Ева схватила его за руку и потащила в центр зала. К счастью, они были не единственной танцующей парой, но на них обратили особенное внимание. Майлз недоуменно взглянул им в след, припоминая то, как нелестно Ева отзывалась об этом человеке, а Келли посмотрела на них с неким недоверием в глазах, словно случилось нечто из ряда вон выходящее. Играла спокойная, приятная мелодия, и гости кружились в неспешном ритме музыки, ведя привычные, светские беседы. Однако, последнее совершенно не касалось Евы…

— Да, Идиот, долго же тебя не было видно, — протянула она, как обычно, насмешливо, положив ему руку на плечо, — я аж понадеялась, что тот раз, когда ты психовал по телефону, был последним, когда я слышу твой голос.
— Жизнь непредсказуема, — мрачно ответил он, ведя её в танце, — мне вот и в страшном сне не могло присниться, что я буду с тобой танцевать.
— Я тебя не съем, — закатила глаза Ева, — у меня свой интерес к тому, чтобы ты жил в счастье и здравии.
— Можно подробнее? — заинтересовался Кевин. — Подобная добродетель от тебя…
— Только не надо воображать, я не мать Тереза, чтобы вот так взять и отпустить тебе все грехи, вольные и не очень. Келли сказала, ты заступаешь на должность её заместителя, а это снимает с моей шеи нехилый камень, ведь до этого дня эту должность занимала я.
— Не представляю тебя заместителем, — честно произнес Кевин.
— И не надо, — тут же парировала Ева. — Твоих мозгов не хватит, чтобы понять эту боль.

   Она замолчала, а он не стал продолжать беседу. Впрочем, на долго её не хватило, и Герц не смогла устоять против своего любопытства, задав вопрос:

— Так значит, у вас с Келли закончилась карьера дровосеков?
— Что? — не понял Кевин, сощурив глаза.
— Ничего-ничего, — поспешно произнесла Ева, поняв, что этот вопрос надо выяснять вовсе не у него и внезапно посерьезнела. — Ты знаешь, что я не жалую тебя, и если моя подруга вновь будет страдать, лучше беги сразу. Потому, что я найду тебя и задушу своими же руками, понял? Я не допущу, чтобы еще раз от твоих действий и моего бездействия Келли пришлось вынести все то, что уже осталось позади. Веди себя как паинька, помоги ей…
— Ты решила поучить меня жизни?
— Я решила поучить тебя, как не сдохнуть от моих рук.
— Хм, — Кевин принял во вниманию её информацию, — с чего ты решила, что Келли нужна моя помощь? Не думай, мой вопрос никак не связан с тем, что я устроился на работу в её компанию.
— Да, это совсем было бы по-идиотски, — согласилась Ева. — Почему нужна? Да хотя бы потому, что это хрупкая девушка, которая тащит на себе все. Возможно, ей хватит сил, чтобы размазать тонким слоем всех конкурентов и недоброжелателей, но это выжмет её полностью. И ей необходима помощь.

   Леверс лишь вежливо кивнул, не желая разозлить Еву тем, что ему и так об этом известно. Конечно, со времен их последней встречи Келли многого добилась, но Кевин прекрасно понимал, как ей тяжело, ведь расслабиться нельзя даже на мгновение. И пусть он изначально даже не надеялся на должность заместителя, сейчас помогать ей — его работа.

   Кевин не заметил, как прошло целых два часа, но хуже того, он не помнил, как оказался на крыше ресторана вместе Келли и неизменной бутылкой виски. Они сидели на кованой лавке, созерцая огни города, не проронив ни слова. Она хотела задать ему слишком много вопросов, которые накопились, но не знала с чего именно начать. Атмосфера на крыше было спокойна, в какой-то степени даже уютна, ведь здесь начали обустраивать летнюю площадку, хоть пока она и могла похвастаться лишь наличием нескольких красивых лавок, столиков да пальм. Келли пригубила виски и, не поворачивая головы к Кевину, спросила.

— Ты знаешь, один вопрос меня терзает с первой секунды, как я увидела тебя сегодня…
— Какой же? — заинтересовался он, тоже сделав глоток напитка.
— Что с компанией, которая твоя по праву? Решил не ввязываться во все это?
— Честно сказать, я не вижу себя в роли руководителя, — пожал плечами Кевин, — мне больше нравится не лезть на первые роли, а оставаться немного в тени. Если тебя беспокоит сохранность компании, то она в надежных руках. Я передал её Натали, а они с Джеймесом справятся.
— Я не сомневаюсь, — улыбнулась Келли, ни грамма не разочарованная такой новостью, — Натали одна из самых сильных личностей, которых я видела в своей жизни. У неё все получится.

   Вновь воцарилось молчание, но оно не действовало на нервы, а наоборот расслабляло. На мгновение девушка подумала о том, какая, все же, жизнь хитрая чертовка, раз они вновь встретились, и тут же озвучила это вслух.

— Эта жизнь безумна, как ни крути, раз она сталкивает нас уже второй раз.
— Это точно, но к добру ли…
— К добру, — без тени сомнений произнесла Келли. — Ведь к добру же, верно?

   Он лишь слегка улыбнулся, когда она по-детски взглянула ему в глаза, ожидая подтверждения своих слов. Какая-то святая наивность со стаканом виски и глубоким вырезом на блузке. Кевин давно привык к тому, что она сочетала в себе совершенно разные вещи, которые не ужились в ком-либо другом, кроме неё. Келли все ждала, что он скажет, не отводя от него взгляда и, кажется, была готова встряхнуть его, разбудить, напомнить о себе, как вдруг до боли знакомый голос нарушил тишину, заставляя Келли резко дернуться в противоположную сторону от Кевина.

— Алё, это вам не свадьба, а вы не две невесты, чтоб вас похищали, — наиграно гневно голос Евы резал их молчание, словно нож, — идемте к торту, чего вы здесь застряли?

   Кажется, она поняла, что не совсем тактично оборвала момент, но демонстрировать свое смущение вовсе не собиралась, грозно взирая на них.

— Твоя тетка сейчас еще полицию вызовет, и у тебя на одного заместителя станет меньше.
— Да что же такое? — гневно произнесла Келли, рывком поднявшись в лавки. — Сегодня мне двадцать пять исполнилось, а не десять! С кем хочу с тем и сижу на крыше, сколько хочу и когда хочу!
— Скажи спасибо, что тебя не укладывают в десять и не наливают детское шампанское, — похлопала её по плечу Ева, заработав нетрезво обиженный взгляд подруги, а затем они втроем спустились в зал, для успокоения тетушки Келли.

   Джессика Рамонес догадывалась, что её племянница пропадает в обществе кого-то с фамилией Леверс, имени она не запомнила, и это весьма беспокоило женщину. Вдруг он хочет отомстить девушке за прошлые связи их семей, и ей не хотелось, чтобы племянница пострадала. Поэтому она обратилась к Еве, и та, как лучшая подруга, пообещала, что скорее сама размажет Кевина тонким слоем по асфальту, чем разрешит ему навредить Келли. Герц знала, что такое вполне может разозлить Рамонес-младшую, словно с той обращаются, как с малым ребенком, но так же она знала, что вряд ли Кевину есть какой-то смысл причинять боль Келли. Особенно сейчас. Ева же видела, как он смотрит на неё…

   Гости начали расходиться ближе к двум, и уже тогда Келли знала, кто именно останется до самого конца. Джессика уехала в сопровождении своей охраны, напоследок сказав племяннице, чтобы ты вела себя прилично, и не запятнала честь семьи. Последнее особо удивило Еву, которая уже была далеко не трезвая, и когда Джессика скрылась за массивной дверью, она не удержалась от вопроса:

— А что имела ввиду твоя тетка, когда говорила тебе вести себя прилично?!
— Ну, — вздохнула Келли и принялась перечислять все, не заметив того, что Кевин стоял у неё за спиною, — это значит: не напиваться до потери пульса, не курить ничего, ведь день моего совершеннолетия она не забыла до сих пор, не заваливаться в стриптиз-клуб, не вызывать стриптизеров на дом, не пытаться уехать в другую страну, заполучив кучу проблем на границе, не пытаться угнать свой же самолет, перед этим выпив по бутылке виски…
— Знакомься, — засмеялась Ева, похлопав по плечу Кевина, который уже в самом начале перечня Келли приложил ладонь к лицу, — это твоя начальница.

   Рамонес не ожидала того, что он находится неподалеку и все слышит, но, судя по его реакции, он даже не ожидал ничего другого. Все стабильно, эта Келли и её неординарность.

— До потери пульса мы, конечно, не напьемся, — деловито констатировала Ева, плюхнувшись на диванчик вокруг небольшого круглого стола, — но до ликвидации стыда и совести — пожалуйста!
— А они у вас вообще есть? — полюбопытствовал Кевин, присаживаясь как можно дальше от неё, и рядом с Евой оказался Майлз.
— Конечно есть, — нахмурилась Келли, сев между ним и Майлзом, опрокинув заодно в себя немалую порцию виски, — иначе бы я давно уже уехала в Вегас, и закатила бы там вечеринку на целую неделю! А так, совесть есть, ведь мне надо оставаться на посту в компании и тому подобное…
— Все-все, хватит о делах, — замахала руками Ева, — теперь пусть ими занимается вот этот Идиот! Келли, лично я собираюсь отпраздновать свой отпуск в Альпах, поехали все вместе!
— А как Идиот будет заниматься делами компании и одновременно торчать в Альпах? — мрачно спросил у Евы Кевин, удивляясь хотя бы тому факту, что она позвала его с ними.
— Ха-ха, спросишь это, когда я протрезвею, — засмеялась девушка, и они подняли стаканы, выпив за удачу во всех делах.

   Едва заметно улыбнувшись, Келли обвела взглядом двух своих ближайших друзей и Кевина. Её одолевали весьма странные, но теплые чувства, словно это те люди, которые ей нужны и они в полном составе. Вот так сидеть вместе, рядом с ними — сейчас ей казалось, что ничего лучше быть не может в этом мире. У неё оставалась еще куча вопросов к Кевину, и их стоило бы задать лично, с глазу на глаз, ведь каким бы близкими друзьям Ева и Майлз не были, должно быть что-то личное. Она бросила на него неопределенный взгляд, словно сомневалась в том, что хочет ему сказать, или же взвешивает каждое слово, но Кевин не заметил её проявления внимания, так как они с Майлзом спорили с Евой насчет её плана устроить в Альпах гонки на лыжной трассе.

— Мы не будем в равных условиях, — громко поставил на стол пустой стакан Майлз, — Келли на лыжах не катается.
— Бугатти по снегу, кажется, тоже не поедет, — разочарованно покачала головой Ева. — Вот же засада…
— Я на сноуборде, катаюсь, алкаши, — закатила глаза Келли, положив голову на плечо Кевина, чему тот немного удивился.
— Бензин ей не заливать, — чихнула Ева, и все машинально пожелали ей здоровья. — А то опять будем искать по всем ближайшим городам.
— Такое бывало? — спросил у Келли Кевин, покосившись на неё.
— Это они меня потеряли! — тут же отозвалась она, выпрямившись. — Уехали вниз по горке, а мне стало скучно, я отправилась в коттедж, а эти придурки чуть полицию не стали вызывать!
— Мы думали, что тебя похитили! Или снегом завалило!
— Или ты пошла хлебать глинтвейн без нас…
 



Мария Рэд

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться