Цепь масок

Размер шрифта: - +

Королевский дворец, 4 февраля 1833

Сегодня она не хотела покидать комнату, видеть кого-то, говорить… Хотелось только лежать в постели или же мерить шагами спальню. Перебирать вещи в гардеробной, склянки на туалетном столике. И смотреть в зеркало… Что изменилось? Кроме столь очевидной детали, которую невозможно игнорировать.

Луиза провела рукой по животу, где под шелком халата и длинной сорочки пряталась татуировка. Она появилась после обратного превращения. Не сразу, или же леди была столь занята, что не заметила ее? Неважно.

Хвост черной змеи начинался на внутренней стороне бедра, тянулся вверх, пересекал низ живота, поднимаясь до талии, опоясывал ее, проходя по пояснице, и снова возвращался к животу. Голова змеи покоилась у самого сердца, словно тянулась к ее груди и никак не могла достать.

Красиво? Завораживающе. Прообраз покровителя Рода казался живым. Чешуйки матово переливались в свете свечей, а при движении змея словно двигалась, переползая по коже. Жутко. Особенно если вспомнить, что страж приставлен к ней, чтобы сопроводить в Бездну и не дать родиться третьему ребенку.

Королева присела в кресло. Последние два дня, когда утих хаос после нападения и всеобщего безумия, она не могла спать. Ночами ей мерещился шепот Аргуса. Он звал ее к себе. Вниз. В подвалы, где все пропиталось его Силой. Змей не желал отпускать свою добычу так просто. Возможно, он звал и раньше, но после тяжелых дней, проведенных среди больных, она засыпала, едва доходя до кровати. А теперь зов усиливался…

Луиза не знала к кому обратиться, и помогут ли ей. Может быть, она это заслужила? Темные комнаты без окон, шершавый камень под ногами или… брюхом? Тихий шелест чешуи… Все, что происходило в змеином теле, намертво въелось в ее память. Хотелось забыть, но стоило закрыть глаза, и воспоминания оживали, наполнялись звуками, запахами, ощущениями.

Леди достаточно хорошо контролировала себя, чтобы не показать другим, что происходит в душе. Им всем досталось, и совсем не стоит пополнять копилку общего горя. А теперь силы закончились… Больше не осталось зрителей, от которых стоило прятаться. Дворец опустел. Дайтон с головой ушел в дела. Лорд Ферр руководил своими людьми и ремонтом помещений, занимался сетью Охранения, оставив лорду Идису надзирателей. Декстер, казалось, снова что-то задумал и выглядел почти также как и всегда… У каждого было свое дело, и ей следовало бы навестить женщин и сирот в залах маскарада, проверить состояние приютов и больниц, благо теперь имелась охрана для передвижения по городу. Вот только сил не хватало…

Луиза не услышала, как открылась дверь, шагов по ковру, и встрепенулась только, когда на плечи легли тяжелые ладони.

– Ты… – Широкая грудь за спиной, на которую так приятно откинуться, крепкие объятия, которые не дадут упасть. Стоять в кольце его рук удобнее чем сидеть…

– Служанка сказала, ты сегодня не вышла из комнат и даже не завтракала. Я волновался…

Запах Десмана щекотал ноздри пряными нотками старых специй. Мужчина, которому она… нужна?

– Хочу немного побыть одна, – правда с привкусом недоговоренности, – нужно подготовиться к переезду. Эти комнаты достанутся жене Дайтона, а мне стоит подыскать другие…

Ее стискивают сильнее, а затем разворачивают, заглядывая в глаза, которые не хочется отводить. Он выглядит немного уставшим, но спокойным, надежным, и так пристально изучает ее.

– Расскажи правду.

Становится стыдно и неуютно. Они совсем не разговаривали со дня нападения. Дежурные фразы, натянутые улыбки, редкие моменты в покое и тишине его рук, украденные у безумия вокруг. Он мог подумать, что больше не нужен ей.

– Я не знаю, как…

– Начни с вызова змея. Почему ты выбрала Дамиира?

Лан Орбис… Всего пару дней назад он потребовал у нее помощи. Понимал ли молодой человек, что прошел по самому краю Бездны? Почти стал жертвой для спасения жизней других. Вряд ли она когда-нибудь сможет признаться, что едва не убила его, позвав за собой в подвалы. Демон мог попросить крови. Обычная цена. И взять кого-то из гвардейцев нельзя, им опасно открывать тайны Рода, именно потому, что оставался шанс  выжить. И выбрать пришлось его... А теперь ей предстоит жить с этим выбором.

Говорить не хотелось, но ее усадили на колени и спеленали большими руками. Медвежьи объятия. Такие уютные. Теплые. И где-то внутри зреет уверенность – он не отвернется. Не осудит. Поймет. Или хотя бы попытается.

Слова лились сами. Сначала скупо, преодолевая внутреннее сопротивление, затем все подробнее и быстрее. И вот она уже не может остановиться. Говорит, говорит, говорит, выплескивая скопившиеся эмоции… О Дамиире, демоне, обороте, шепоте по ночам, страхе за девочек, Катрин и ее срыве. Десман слушал молча. Не перебивал, не поторапливал. Гладил по спине, незаметно разминая застывшие плечи, по волосам, массируя кожу головы. Становилось легче. Особенно когда слова закончились.

– Ты поступила как мать, которая хотела спасти своих детей, – он обнял крепче, прижимая к себе, защищая от всего мира, – я понимаю твое желание. И выбор тоже. Не мне говорить о милосердии. Но, если вдруг снова возникнет подобная ситуация, я не хочу вновь оказаться беспомощным.



Дайре Грей

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться