Цепи жизни

Размер шрифта: - +

Всё будет хорошо

Шли годы, мальчики росли и только больше привязывались друг к другу, совершенно забывая о мире вокруг. Дима так же быстро развивался, был необычайно умным для своих лет самоучкой, ведь не мог позволить себе ходить в школу – ну как оставить ребёнка без присмотра на целую половину дня?? Маэля он тоже категорически не пускал в школу – не дай бог, кто обидит, это дело совсем не хитрое – учил его всему сам, поэтому мальчик ничуть не отставал от школьной программы, даже немного опережал её, в свои двенадцать был очень грамотным, прекрасно читал, очень любил книги и имел восхитительный словарный запас, если бы ходил сейчас в положенный ему по возрасту шестой класс, то был бы круглым отличником. Казалось бы, наконец-то свободны от этого мира, от всех условностей, от всех цепей... Если бы было так. Дима каждый вечер осторожно расчёсывал эти густые чёрные волосы, которые раз в месяц аккуратно подстригает сам, смахивает с любимых закрытых глаз отросшую чёлку, немного устало улыбается и раз за разом клянётся сам себе, что ни за что не бросит это сокровище, возможно, это как раз в его силах… 

Однажды вечером приёмные родители Димы позвонили своему сыну и очень попросили его зайти ненадолго домой, серьёзно поговорить. Он отпирался, как мог, но они были непреклонны, утверждали, что много времени это не займёт, пришлось согласиться, только бы они отстали. Дима говорил максимально тихо, чтобы не разбудить уже спокойно спящего Маэля, но он сам проснулся от какой-то странной тревоги, не увидел рядом любимого брата, зато услышал, что он говорил и, испугавшись, на еле ходящих ногах пошёл к его голосу, и, найдя свою главную защиту, облегчённо выдохнул, буквально упал в его руки и едва смог прошептать: 

— Дим…Почему ты ушёл… Зачем ты уезжаешь? – его глаза сами закрылись, а вот глаза Димы здорово округлились, но он лишь поднял этого беспомощного ребёнка на руки и обнял покрепче, этим успокаивая и как бы защищая от всего. 

— Мальчик мой, с чего ты взял, что я уезжаю? Ты… Ты слышал, что мне надо будет ненадолго отлучиться, да? 

— Я знаю… Они хотят… Забрать тебя у меня… Пожалуйста, не ходи… — и снова его голос предательски задрожал, Маэль слишком боялся остаться один, понимал, что без Димы никак не выживет и готов был как угодно его уговаривать, чтобы мальчик никуда не ходил, хоть криком, хоть слезами, пока просились только слёзы. 

И тут Диму как током ударило. Он вспомнил, как в детском доме, в те жуткие годы, на это хрупкое чудо находили странные предчувствия, он так же говорил о каких-то вещах и они сбывались в точности, от погоды в день прогулки до какого-нибудь апокалипсиса на занятиях. Когда он понял это, решил, что никуда и ни за что не пойдёт, отключил телефон и вернул своё спасение обратно в кровать, знал, что не имеет права уехать и бросить его, в одиночестве мальчик погибнет, этого бы он себе никогда не простил и вскоре погиб бы следом от горя… 

Находясь рядом с Маэлем, в полусонном сумраке, Дима принял очень важное решение. В школу они всё-таки попробуют сходить. Со следующего учебного года, если, конечно, Маэлю не станет хуже. В это очень хотелось верить, никаких других мыслей он и не допускал, слишком уж в них ушёл и поэтому даже немного испугался, когда этот ребёнок слабо коснулся его щеки с тихим слабым шёпотом: 

— Димочка… Родной мой… Скажи… Ты же меня не бросишь, никуда не поедешь? Я же жить без тебя не смогу… 

— Никуда и никогда… Пусть все идут к чёрту, я ни за что тебя не брошу, я уже не представляю своей жизни без тебя, никогда не представлял. – на секунду показалось, что глаза Маэля загорелись слабым огнём счастья и благодарности, но потом оказалось, что они лишь блестят от новых слёз. – Ну что ты, счастье моё, тише… Обещаю, я вечно буду рядом с тобой, что бы ни случилось. Ты мне веришь? 

— В-верю… Я всегда… Верю только тебе… — он заикается от слёз, ему тяжело, больно, но теперь спокойно и совсем не страшно, ведь он знает, что Дима говорит правду, хоть и не догадывается пока, что любовь его настолько велика, что он готов горы свернуть, ну и, если надо, шею кому-нибудь, только чтобы его мальчик был здоров и счастлив, чтобы глаза его сверкали от живого огня, а не от новых слёз… 

— Тссс… Я с тобой… И так будет вечно. Милый мой, спи… Спи, всё у нас с тобой будет. А пока ты очень устал… Тебе нужен отдых, нужно как следует выспаться. Помни, я защищу тебя от всего, даже от дурных снов…Отдыхай мой хороший, я рядом. 

Маэль и так уже почти спал, Дима устал не меньше от этого страха и нервов и тоже вскоре позволил себе ненадолго уснуть, а его приёмные родители наконец-то поняли, что тот мальчик, которого они усыновили четыре года назад, на самом деле и на минуту не стал им ближе и роднее, не захотел, смирились с этим, отпустили его и переехали в другой город сами, так что Маэль оказался прав, мальчика действительно хотели забрать, он должен был уехать… Но Дима, как и всегда, поступил по своему, эти люди никогда и не были ему нужны, ему хватает и долго ещё будет хватать одного, самого родного и близкого, родного брата, может скоро они оба догадаются, что связаны намного крепче и сильнее, чем думают, но всему своё время…



Laura Nikolson

Отредактировано: 17.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться