Чарли : я

Размер шрифта: - +

Глава I

Ночью залило холодильник. Эни и Клаус задумчиво смотрели, как я, стоя по щиколотку в жидкой грязи, пытаюсь оценить масштабы ущерба. Ущерб, на самом деле, был не слишком велик, сильно вымокнуть и испортиться ничего не успело, однако работы предстояло много. Я попытался немного подвинуть ящик с картошкой, чтобы добраться до дальнего угла холодильника, но размокшая стенка ящика начала рваться, и несколько картофелин выкатились в грязь.

- Это оттого, что он широкий, - сказала Эни.

- Мамка твоя широкая, - отозвался я, перешагивая через картошку. С другой стороны от ящика было значительно глубже. Грязь сразу же поглотила мою правую ногу до середины голени.

- Нет, правда, - поддержал Эни Клаус, - был бы он поуже, крыша бы лучше сработала. И в узком холодильнике холоднее. Мне кажется, раньше холодильник был уже.

- Мамка твоя раньше была уже! – прорычал я, безуспешно пытаясь выдернуть хотя бы одну ногу из грязи. – Чем лясы точить, лучше бы спустились и помогли.

Эни скептически хмыкнула. Клаус развил её мысль:

- Понимаешь, Полли, мы были бы рады тебе помочь, только пока совершенно непонятно, как мы можем это сделать. С топтанием в грязи ты, например, и сам прекрасно справляешься. Мы бы, конечно, могли спуститься и потоптаться вместе с тобой, если тебе от этого станет легче, но неясно, как это поможет ситуации в целом…

Мою правую ногу понемногу засасывало, выдернуть её сам я не мог, а если бы я опёрся на неё и перешагнул через картошку другой, ещё не окончательно застрявшей ногой, я бы оказался в той части холодильника, откуда уже не было возврата. Поэтому я приказал:

- Для начала – помогите мне выбраться.

Клаус с готовностью спустился на одну ступеньку и протянул мне руку. Я схватился за неё и попытался вытянуть застрявшую ногу, в результате чего Клаус едва не соскользнул с доски, покрытой тонким слоем жидкой глины.

- Так ничего не выйдет! – испуганно заявил Клаус, высвобождая руку и выбираясь обратно на относительно сухую поверхность. Оказавшись в безопасности, он насупил брови и поджал губы, что должно было символизировать напряжённую работу мысли. Эни, словно потеряв интерес к происходящему, повернулась и куда-то ушла.

- Полли, ты, главное, не переживай, - успокаивающе начал Клаус, - в холодильнике ты в абсолютной безопасности. Тебе совершенно точно не угрожает голод, ты там постоишь, отдохнёшь, наберёшься сил и мудрости. А мы тем временем можем, например, снять крышу. Если будет солнечно, то за неделю всё это высохнет…

- Не высохнет оно за неделю, и за две тоже не высохнет, - заявила Эни, появляясь наверху холодильника с длинной палкой в руках. Она протянула один конец мне, вместе с Клаусом крепко ухватила второй. Вдвоём, стоя на твёрдой земле, они смогли вытянуть меня из грязевой ловушки.

Потом они с Клаусом разулись – мне-то разуваться было уже не нужно, мои ботинки остались на дне холодильника. Мы взяли лопаты и вёдра, спустились по ступенькам и стали вычёрпывать холодное коричневое месиво. Эни сходила за новыми ящиками, мы переложили в них картошку, морковку, лук, огурцы и капусту, поставили сухие ящики рядом с холодильником, а размокшие выбросили. После этого осушать холодильник стало проще. Мы выкопали несколько ямок, босыми ногами сгоняли в них верхний, самый жидкий слой грязи, а затем лопатами переливали грязь из ямок в вёдра. Я поймал Клауса за тем, что он укладывал в ведро мой ботинок и заливал его сверху грязью. За это мы с Эни приговорили его к закапыванию в грязь по колено. В процессе исполнения приговора я откопал второй ботинок и на радостях помиловал Клауса на уровне трёх четвертей голени, хотя Эни настаивала на исполнении приговора в полной мере.

- Развлекаетесь? – раздался сверху голос коменданта. Оказывается, она уже несколько минут наблюдала за нами.

- Почти всё готово! – отрапортовал, выкапываясь, помилованный Клаус.

- Это прекрасно, а что будет после следующего дождя?

Вопрос заставил нас задуматься. Секунд десять в холодильнике царила тишина, а затем Эни сказала:

- Нужно сделать паркет.

 

- Полли, ты знаешь, что грибы говорят, - твёрдо сказал Авраам, пристально глядя мне в глаза. Авраам всегда говорит твёрдо и всегда пристально глядит в глаза, вне зависимости от того, утверждает он что-то, спрашивает, требует или обвиняет, поэтому я уточнил:

- Авраам, ты интересуешься, знаю ли я, о чём говорят грибы, или в курсе ли я того, что грибы могут говорить?

- Мне кажется, Полли, ты не в ладах с грамматикой, - Авраам мгновенно перешёл к обвинениям, – я ведь сказал «что грибы говорят», а не «что говорят грибы».

- То есть ты хотел бы знать, осведомлён ли я о том, что грибы разговаривают. Нет, Авраам, я о таком раньше не слышал.

- Полли, грибы говорят, - сообщил Авраам.

- И о чём же они говорят?

На это Авраам ничего не ответил, лишь слегка разочаровано покачал головой, всё так же пристально глядя мне в глаза, а затем развернулся и пошёл по набережной. Авраам живёт в Речном районе, Авраам любит гулять, Авраам любит разговаривать, поэтому с Авраамом часто можно встретиться и поговорить на площади Магистрата или где-нибудь на берегу между Речным районом и Магистратом.



Матвей Петухов

Отредактировано: 11.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться