Чародеи

Размер шрифта: - +

Глава 4

Еще одна причина, почему я так хотела научиться летать на море – я плохо переносила портальные перемещения. Такое ощущение, что меня разбирали на части, сжимали в шарик, швыряли, а потом на быструю руку собирали обратно. После перехода я чувствовала головокружение, тошноту и рассеяность. Мне нужно было время, чтобы прийти в себя. И я была такая не одна. Многие души испытывали дискомфорт, пользуясь услугами порталов, но пока это был самый быстрый способ добраться до места.

Рядом с «Академией чародейства» находилась дверь телепортации, куда я отправилась после того, как из моей комнаты убрался настырный василиск. Опустив ливрей в ячейку, я написала мелом пункт назначения и сдула буквы. Ровно через минуту я вывалилась на улице Вербен. В горле першило, ноги подкашивались, а картинка вертелась перед глазами.

Глотнув свежего воздуха, я отошла в сторону, чтобы отдышаться и, припав спиной к высокому баобабу, закрыла веки. Я чувствовала себя не очень, но мой путь был еще не окончен. Чтобы попасть в поместье Дрейков, мне надо было идти пешком около получаса, что я и сделала. И как следствие, я сильно опоздала.

- Элея, ты в своем репертуаре! – распахнув массивную дверь, на меня налетела мать разодетая в длинное золотое платье с глубоким декольте и разрезом на ноге до самого пупа. – На тебя абсолютно нельзя положиться! – прошипела она, небрежно втолкнув меня в дом. А я мысленно фыркнула: кто бы говорил!

Мориса не стала утруждаться и ждать, пока я разуюсь. Рявкнув, чтобы я поторопилась и, цокая тонкими каблуками по мраморному полу, она двинулась в столовую, где ждали ее корреспонденты из журнала «Богатые и великие». А я, проводив мать расстроенным взглядом, села на белоснежный пуфик, расстегнула босоножки, скинула их и достала из сумки пузырек с настойкой смелости. Покрутив его в руке, я призадумалась.

Если дома источником храбрости для меня были верные подруги, то тут, в чужом месте, я чувствовала себя загнанным зверьком, попавшим в ловушку. Давили даже стены и потолок. Мать, мало того, что не проводила в столовую и не представила гостям, так еще и разозлилась. А повторная встреча с Ароном вообще вызывала во мне приступ отчаянья. Я снова посмотрела на пузырек с золотой жидкостью и, немного посомневавшись, положила его обратно в сумку.

Я смогу выпить настойку в любой момент, - пообещала себе, - но пока не время.

От мыслей меня отвлекло странное шуршание за спиной, и я резко обернулась.

Из-за пуфа выглянуло белое пушистое чудо с розовым носом, крылышками и с огромными наивными черными глазами, и тут же спряталось. Но через пару секунд появилось опять. В этот раз оно с любопытством сопело, принюхивалось, но ближе подойти не решалось.

- Ух ты, Кюза! – улыбнулась я, протягивая навстречу малышу руку. - Детёныш лохматого дракона, обитающего в зимнем лесу. И как он здесь оказался? Эти ящеры хоть и не вырастают больше собаки, все равно довольно своенравные и в неволи не живут.

Я полезла в сумку за кусочком шоколяпки. Вдруг еда ему понравится, и он подойдет ближе, а я смогу его погладить. На предложенное лакомство детеныш заинтересованно повел носом. Засуетившись и издав странный мурчаще-рычащий звук, наполовину вышел из своего убежища, но от громкого окрика: «Не смей!», тут же дал деру, скрывшись за диваном.

- Вот гадство! - прохрипела я, вскинув голову. – И снова он! – глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, видя, как Арон спускается со второго этажа. – Чтоб его в портал засосало, расщепило и больше не сложило! – рассержено прошептала себе под нос и поднялась на ноги. Расправив складки тонкого сарафана, я приготовилась отбиваться.

- Чего смотришь? - довольно грубо выдал змей, подойдя ближе и встав напротив меня. – Кюзе нельзя сладкое. Решила убить домашнего питомца? Это месть такая? – прищурился вредный василиск, а я насупился.

Опять все сначала! Как же мне надоело! Он раздражает меня, бесит, выводит. Просто не передать, что я чувствую, когда этот гад рядом!

- Ты глухой или тупой?! - рыкнула я, решив, что нападение, лучше, чем смирение. – Просила же не подходить ко мне и не разговаривать. Страдаешь короткой памятью? – я резким движением сдернула с пуфика сумку. И хотя мне отчаянно хотелось сказать ему еще одну гадость, я осеклась, заметив, как потемнели от злости глаза василиска.

Я сделала шаг назад, а потом вообще, обойдя преграду в виде борющегося с приступом гнева мужчины, потопала в столовую, где разговаривали люди, но тут же была поймана за запястье и рывком возвращена на место. Только ойкнуть успела.

- Ты совсем охренела, сестренка?! - не отпустив моей руки, наоборот, сжав до боли, процедил василиск прямо в лицо. А я слегка отклонилась назад, чтобы мы носами не соприкоснулись. – Думаешь, я буду терпеть твой длинный язык, раз ты теперь член моей семьи? Хочу тебя разочаровать – со мной это не пройдет, - его губы искривились в брезгливой ухмылке, а я дернулась, попытавшись вырваться.

Но это не помогло, меня рывком притянули ближе, да так, что я чуть не завалилась на проклятого змея, только каким-то чудом удержалась на подкосившихся ногах.

- Или как твоя наглая мать будешь манипулировать, давить и шантажировать?! – по лицу василиска прошла рябь, частично покрывая его кожу змеиным орнаментом, а я попыталась его оттолкнуть, но не вышло.

Зрелище, когда маг трансформируется, скажу вам, не из приятных. Поэтому я, не удержавшись, опустила взгляд, мысленно собираясь с силами, чтобы дать достойный отпор. В груди снова зажгло, а к горлу подкатил давящий ком, не дающий ровно дышать.

Чего он ко мне прицепился? Почему как заведённый постоянно сравнивает меня с матерью? Он совсем меня не знает. Чего такого ужасного натворила Мориса, что Арон люто ненавидит ее и меня?



Iva La Rey

Отредактировано: 03.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться