Чарующая песнь. Академия.

Размер шрифта: - +

Воспоминание 26. Когда обнажаешь душу.

     Первое впечатление обманчиво. Вот, скажем, Меч дракона был уверен, что получил долгожданный отпуск, отправляясь в Чайрин. 

 Ректор академии рисковал ни много ни мало своей головой, если брать во внимание варварские законы Драконом забытого Чайрина.  Хотя в нынешней ситуации, подобный поступок можно было назвать героическим: перешагнуть через собственное презрение и страх к чародеям, осознанно пойти на риск быть очарованным -  не каждый сможет. А каково ему было признать собственное бессилие? Сие внушало уважение, потому Ричард согласился помочь. Кроме того, просьба близкого родственника для демоноборца – не пустой звук. Отец Валианта, и глава рода Аметистовых были некогда дружны, и дед распорядился выручить заигравшихся в чары магов.

         Конкурс бардовой магии у них, как же! Нашли неучи, с чем шутить. Магию бардов создали чернокнижники для своих учеников, влияние на толпу – их конек. Как все-таки быстро время стирает людям память. Пятьдесят лет назад за подобную волшбу преследовали, а сейчас конкурсы проводят, как получше публику обмануть. Доиграются, глупцы.

 

         Сама поездка проблем не составила. Пересечь границу оказалось проще некуда: наземные чары нестрашны тем, кто поднимается выше облаков. В самой же академии вычислить либерийцев не могли ни преподаватели, ни студенты: легкий морок и можно работать.

           Наследник драконьего рода планировал в первый же вечер развоплотить демона, а после еще несколько дней спокойно отдохнуть, греясь в лучах магических благодарностей и признания низших магов. Лучшей благодарностью будет, если ему предоставят койку и тихую комнату, где можно несколько суток мирно поспать.

         На выполнение задания они с братьями по делу запланировали три-четыре дня. Почему бы также не воспользоваться возможностью дополнительно изучить Чайрин? Защищающая страну инквизиция давно отстала в методах самообороны. Заклинания, парализующие силы чар, еще лет десять назад наследники драконьей крови научились обходить, угрозы для Меча они не несут. Имеет смысл проведать королей и герцогов этой страны, внушить им мысли о мирных намерениях добрых чародеев - податливей в дипломатической сфере будут. Столь невинное колдовство лишь на пользу пойдет политическим соседям: когда на трон входит юнец, кому-то нужно все-таки задуматься о тихом, сером, неприметном регентстве… или кукловодстве.

         Так он думал еще сутра, пересекая порог академии. Однако истинное положение дел разочаровало: сегодня повстречав наследника престола Чайрина волосы у Ричарда встали дыбом: паренек уже был запутан смертельным приворотом по самую макушку. Это была даже не паутина энергетических нитей. Подобные сети были  похожи на шоры. Удивительней всего, что такие чары не отследит ни один амулет инквизиции. Будто герцог сам не против был, чтоб на него навесили проклятие, никакого сопротивления очаровавшему ему колдуну. Приворот был столь нагло и безобразно напутан, что о дерзости сотворившего можно писать в учебниках. Каких только эмоций в этих путах не было: злость, агрессия, тоска, одиночество, неутолимая жажда обладания в купе с огромным чувством вины. Все  эти эмоции юный герцог ощущал ежедневно. И велика была воля пленника, коль племянник короля Чайрина не спятил до сих пор. Ричард понял – парень обречен. Создавший подобные чары не желал, чтоб герцог мыслил адекватно. Очень скоро подобное колдовство сведет этого Генриха в могилу. А окружение, дрожащее от вспышек гнева молодого монарха, вздохнет после этого с облегчением, пеняя на отвратный характер короля.
         - Железы дракона! – выдохнула Джина, одна из элементалей в его команде, вглядываясь в ауру будущего короля – Кто-то пытается убрать целую династию, Рич…

Он кивнул. Слишком много бед для одной семьи: сначала гибель наследной принцессы, вторая наследница срочно в религию ударяется, потом резкая хворь короля, при проклятом и единственном племяннике его величества. Логичный вывод: семью монарха кто-то приговорил к жестокой, бесславной смерти.

         - Дракону сообщи. – вздохнул Аметистовый, провожая взглядом парнишку. – без его разрешения вмешиваться в политику не стану. Отпуск наш провален, ребят.  Будем разбираться.

          Вечером  того же дня они вычислили несостоявшуюся убийцу королевского рода. Среди потомков чернокнижницы Эмии таки обнаружилась чародейка. Все стало на свои места. Наследница проклятого рода Магус творила зло, сверкая невинной улыбкой. Призванный демон крутился у ее ног, а герцог бросал ревнивые взгляды в строну своей госпожи. Что ж за тварью нужно быть, чтоб так поступить с молодым пареньком? Еще жизнь-то не пожил, а она его на такое постыдное проклятие обрекла. С другой стороны, разве для женщин этой семье есть хоть что-то святое? За невинными глазами этих ведьм скрываются черствые сердца, способные на страшные поступки.

         С трудом поборов гримасу отвращения к девушке, он надел личину Генриха и отправился в сопровождении ректора знакомиться со своей добычей. Ничего, сейчас маленькая тварь. Ты еще узнаешь вкус тех чар, что напустила на доверчивого мага… Любишь, значит привороты? Попробуй же тяжесть этих цепей на себе!

 



Вера Ауринко

Отредактировано: 04.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться