Чашка ежевики

Размер шрифта: - +

глава 3

Уже знакомое помещение с людьми в форме вновь предстало перед глазами после ледяного душа из ведра.

- Да что вам от меня нужно? Я просто школьник с глупой мечтой. Я не собирался никого заражать или поднимать на бунт!

Саша поднялся и вытер лицо от стекавшей на него воды.

- Столько драгоценного ресурса в пустую,- вздохнул он глядя на мокрую одежду. – Вы хоть знали, что такого ведра могло хватить троим на два дня?

- Я же вам говорила, просто мальчишка с творческой натурой из бедного сектора. – голос был знаком, однако Саша не мог в это поверить. Женщина, говорившая в точности как тот без эмоциональный компьютер оказалась не программой, а просто живым высоким человеком, смотревшим на него не лучше, чем на зверька из зоопарка, который заезжал к ним пару лет назад. Она протянула ему полотенце. – Ты такой интересный экземпляр. Творческие личности редко появляются среди нищих. Это ведь ты выиграл деревянный мольберт?

Парень кивнул. Дерево было редким материалом, так как на его выращивание отводили целые секторы и тратили невероятное количество воды и света. Как он узнал позже, это было лишь мелкое соревнование среди более удачливых людей, не рождённых под номером 73. Он мог бы пройти дальше, но учитель переубедил его в этом.

- Замечательно. Понимаешь, такие как ты встречаются редко. Возможно, будь ты откуда-нибудь ещё, то стал бы сенсацией, но ты можешь стать признаком равенства между людьми, а твоя уверенность в прекрасном на поверхности и вовсе погубит всех живых. Правительство ОМВН не допустит такого, поэтому мы решили исполнить твоё желание…

- Хватит с ним сюсюкаться, он больной и должен понять это, - пожилой мужчина почёсывал седую щетину на щеках и с презрением рассматривал Сашу, что пытался осознать то, что происходит. – Парень, ты опасен, если хотел посмотреть на настоящее небо, то иди и смотри, но никто больше не станет пытаться вбить реальность в твою голову. Перед смертным приговором можешь отдохнуть, а там проваливай.

- Смертным приговором? – с ужасом он смотрел на присутствующих людей, что сидели за столом и равнодушно смотрели на происходящее. Некоторые и вовсе не обращали внимания и просто обсуждали что-то на экране.

- Нет, я бы сказала, что это экспедиция. – Женщина махнула рукой и всё же накинула на его мокрую голову полотенце. – Посмотришь на звёзды, а потом придёшь и всё нам расскажешь.

- Вы хотите выкинуть меня на поверхность? Оттуда ещё никто не возвращался!

- Но ведь ты уверен, что там всё могло измениться? – женщина хлопала ресницами, словно была последней дурой, которая не понимала его страха. – Станешь первым вернувшимся.

- Ему не вернуться, как и всем, - отмахнулся старик. Давай заканчивай с ним и вернёмся к более важным делам. В одном секторе произошёл пожар, нужно решать что делать с остатками выживших и как восстановить дома.

- Удачи, Саша, я буду ждать твоего возвращения, - прошептала странная женщина, словно учительница начальных классов, напутствующая на первое сочинение. Только ему предстояло не писать, а умереть.

Узкие коридоры казались бесконечными. Десятки огромных дверей ничем не отличались друг от друга, разве что цифрами, обозначающими номера отсеков, спрятанных за ними. Как и обещали, Саше дали выспаться и накормили прежде чем выволочь в непонятное помещение, где и начинался тоннель. Двое солдат шли сзади, а один вёл эту жуткую «экспедицию» по нескончаемому пути. Коридор освещался лишь нитью тусклых лампочек, что загорались лишь когда к ним приближались. Темнота впереди словно хотела его поглотить. За всю жизнь он привык видеть границы того Мира, в котором жил. Четыре стены, пол, потолок, несколько лестниц – всё это было привычно, понятно, известно. Невозможность рассмотреть противоположную стену представлялась настоящей пыткой. Что там?

- Да сколько можно идти?! – не вытерпел один из идущих сзади. – Когда мы уже дотащимся до этого чёртового выхода?

- Судя по карте это между седьмым и пятым сектором. – последовал ответ.

Саша почти не дышал, когда взгляд проводил огромное потёртое «№7». Прошло несколько минут после этого и взору открылась маленькая дверь с колесом и странным отверстием.

- Вот и пришли, - подвёл итог один из солдат и вставил в отверстие внушительного размера ключ. Тот нехотя повернулся, после чего трое солдат ухватились за колесо и попытались его сдвинуть. Сначала ничего не выходило, но отвратительный скрип разбил последнюю надежду юноши остаться в живых. Тяжёлая дверь открылась так же лишь после долгих усилий троих. Шедший до этого впереди всунул Саше флягу и толкнул в темноту.

- Удачи, псих.

Ужасные звуки повторились, но на сей раз они запечатывали его там, откуда не было выхода. «Удачи, псих». Вот и последние слова, сказанные человеком, которые он когда-либо услышит. Одинокая тусклая лампочка, словно умирая, освещала крохотное помещение. Саша огляделся: пол, четыре стены, металлическая лестница, прикрученная к одной из них и полный мрак вместо потолка.

- Они изолировали меня, просто закрыли в этом жутком месте. Заточили в… - нытьё парня тут же прекратилось, стоило ему снова посмотреть на лестницу. Она вела наверх, туда, где был лишь мрак. Они не закрыли, они изгнали, но никто не изгоняет людей в закрытое помещение, это изоляция.

Лестница была старой, местами ржавой и очень противной на ощупь. Если он останется тут, то вскоре умрёт от голода и жажды. Когда отчаяние заставит его рискнуть и подняться, сил может уже не хватить. Кто знает сколько там метров? А можно просто смириться и спокойно умереть. А всё из-за каких-то блестяшек на небе, из-за этих чёртовых сказок про звёзды!

Сырой воздух заполнял лёгкие и забивал нос противным запахом. И тут его осенило. Как-то в их доме тоже появился похожий запах. Мама тогда отыскала в водопроводе крохотную протечку. «Смотри сынок, - объясняла она малютке, что с интересом разглядывал образовавшуюся лужицу. – Если в комнате сыро, значит где-то долго стоит вода.» Но если она и попадает сюда, то только сверху, а значит выход есть.



Полли де Вилл

Отредактировано: 28.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться