Часовщик

Размер шрифта: - +

1.

За окном поезда, несущегося сквозь утренний осенний туман, пролетали бескрайние чернеющие вспаханной землей поля, изредка прерывающиеся небольшими скоплениями деревьев, что грустно помахивали голыми ветками на ветру. Тяжелое серое небо вот-вот грозилось обрушиться на землю холодным октябрьским дождем. Быстро смеркалось, поэтому в поезде зажглись тусклые они ламп, тихо потрескивающих и местами мерцающих.


Не спеша и меланхолично начинал крапать мелкий противный дождь. Когда поезд остановился на станции, отмеченной лишь деревянным помостом для удобства посадки, он принял лишь одного-единственного пассажира.


Высокий и худой молодой человек, кутавшийся в тонкий дорожный плащ, отсчитал несколько блестящих монет заспанной проводнице, после чего был ею же сопровожден в одно из купе.


Там уже ехало двое пассажиров: пожилая дама, чьи обесцвеченные перекисью волосы были причудливо уложены волнами на макушке, и молодая девушка, с тонкими юными чертами лица, которые как две капли воды – большая и маленькая – походили на уже огрубевшие черты лица сидящей рядом с ней дамы, должно быть, ее матери.


Когда двери отворились, и на пороге возник молодой человек, девушка с нескрываемым интересом оглядела его с ног до головы, заставив почувствовать себя несколько скованно. Пожилая дама же даже не подняла взгляда, продолжая читать книгу, зато глубоким и томным голосом произнесла:


- Илона, не стоит так пристально смотреть на людей, это не прилично.


Девушка покраснела, опустив глаза, хотят тут же украдкой бросила взгляд на молодого человека, который тем временем снял плащ, аккуратно сложив его, и уселся напротив.


Между тем дама отложила книгу.


- Попрошу проводницу согреть чая, - обратилась она к девушке, неспешно поднялась, тщательно расправив подол платья, после чего так же неспешно вышла.


В каждом ее движении прослеживалось что-то ни столько грациозное, сколько надменное и совершенно не уместное в данный момент в данном месте.


Как только дверь за ней закрылась, девушка вновь вскинула глаза на соседа по купе. Почувствовав себя снова не в своей тарелке, молодой человек отвернулся к окну, которое снаружи заливал сильный дождь.


- А я знаю, кто вы, - прошептала свистящим шепотом девушка. – Вы писатель, Адриан Ковалевский!


Молодой человек перевел на нее удивленный взгляд.


- Я большая ваша поклонница! В тех местах, где я родилась, вас очень любят и почитают ваши труды! – все так же шепотом продолжала восторженно девушка. – К сожалению, у меня нет с собой ни одного из ваших сборников, но есть это, - с этими словами она достала простой блокнот и протянула его.


В блокноте оказались записи, сделанные аккуратным почерком легкой девичьей руки. Это были стихи и выдержки из рассказов, которые молодой человек тут же узнал, так как сам создал их.


- Пожалуйста, можете ли вы оставить автограф?


- Конечно...


- А не могли бы вы написать «С наилучшими пожеланиями, Илоне»… Или нет! Напишите «Илоне, лично от Адрина Ковалевского»… Ой, нет, постойте же!..


Внезапно двери купе открылись, это вернулась вторая пассажирка. Она сразу метнула взгляд на блокнот в руках молодого писателя. Губы ее скривились в насмешливой и не доброй ухмылке.


- Проводница интересуется, желает ли наш спутник чаю.


- Нет, благодарю вас, не стоит, - промолвил Адриан.


Дама только и ждала такого ответа, чтобы картинно закатить глаза и вновь скрыться их виду.


- Прошу простить ее, - шепнула Илона. – Мама всегда очень... - но она так и не нашла подходящего слова.
- Так что мне написать? – пропустив мимо ушей ее реплику, спросил молодой писатель.


- Просто «Илоне», - скромно ответила девушка.


Достав шариковую ручку, Адриан чуть помедлил, а затем написал на внутренней стороне блокнота: «Илоне с теплотой, на память об этом холодном осеннем вечере».


Девушка осталась довольна, еще долго разглядывая надпись и витиеватый автограф снизу, пока ее мать не вернулась с небольшим подносом.


- Придется остановиться на следующей станции на ночлег, - сказала она, пока разливала чай по маленьким кружечкам. – Пути затопило, потребуется день или два, прежде чем поезд сможет ехать дальше.


- Где же мы остановимся? – забеспокоилась Илона.


- Проводница подсказала, что на вокзале есть гостиница. Там и переночуем.


Так как ночлег требовался и Адриану, он внимательно выслушал разговор,  хотя все это время и делал вид, что с интересом смотрит на разыгравшуюся непогоду за окном.


Спустя пару часов, которые пролетели незаметно для каждого, поезд остановился на станции, тускло освещенной парой высоких старых фонарей.


Дождь лил как из ведра, из-за чего видимость сохранялась всего на пару метров вперед, а под ногами была одна сплошная лужа, доходившая по щиколотку.


Недовольные и сонные пассажиры медленно и неохотно сходили с поезда, плюхаясь ногами прямо в холодную воду. Плюхнулся так и Адриан, почувствовав, как вода моментально проникает в ботинки.


- Здесь так сыро! – послышалось за спиной.


Это была Илона, выглядывающая из дверей поезда и морщась, глядя на поток воды, который протекал сразу за ступенями.


- Держитесь за мою руку, - учтиво предложил Адриан, вступая прямо в этот поток и протягивая ей руку.


Смущенно заулыбавшись, она приняла его помощь, благодаря чему, с легкостью перескочила через самый сильный поток воды.


- Все равно промокла, - отмахнулась она, глядя вниз, на свои туфельки.



Mary Plague

Отредактировано: 18.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться