Части одного

Глава 2. Снова вместе

Родинка. Ну точно, это родинка! От облегчения Лир едва не рассмеялся. Это всего лишь коричневая родинка, а не пятнышко гниения, как ему сперва показалось. Надо же, как это он раньше её не заметил… Целый год день за днём ощупывал взглядом тело Маргариты, а родинку на кончике правого уха увидел только сейчас. Неудачник.

Лир присел на корточки, провёл ладонью по мерцающей голубизне защитного купола. Кожу защипал холод. Купол лишь выглядел иллюзорным. На деле же он был твёрдым, гладким и ледяным. Надёжная преграда между Нэйрами и суровой реальностью, между смертью и жизнью. Одно время Лир всерьёз хотел оказаться по ту сторону.

Там ему самое место.

Лир водил кончиками пальцев по куполу, а любовь и вина, слившись в безумном водовороте, всё глубже затягивали его в бездну.

– Так и знала, что найду тебя здесь!

Звонкий голос вывел Духа из забытья. Лир встал и чуть недовольно взглянул на Недалиону. Если бы жизнь была чуть добрее, то не она, а Лиэрта стала бы единственной живой Нэйрой… Вот только –  разве не сам он вскрыл Звезде вены? Разве заслужил он, двойной предатель, такое счастье?

Лир опустил глаза. Такой взгляд, как у него сейчас, надо прятать.

– Мои приветствия, Владычица.

– Ты ничего не нашёл, да?

Лир дёрнул плечами. Могла бы и не спрашивать! Если бы в горах бумажной рухляди, которая по недоразумению зовётся библиотекой Мирастис, нашёлся хоть один полезный свиток, Лир бы молнией метнулся к Владычице. А так…

Он кивнул.

– Я сейчас же продолжу поиски.

Видел бы его сейчас Арг – поднял бы на смех. Уж призрак-то не стал бы щадить Лира. Во что превратился могучий Дух? Только и может, что рыться в пыльных свитках, –  а в перерывах смотреть на серое тело той, что умерла по его вине. И зря.

– Нет, –  Лунная Нэйра помотала головой. –  У меня есть идея получше. И задание для тебя.

Это уже что-то новенькое. С тех пор, как Недалиона стала Владычицей –  весьма достойной, надо признать, – задание у Лира было одно: призвать Духа Космоса, чтобы узнать у него, как оживить Нэйр. Этим он и занимался, весь год. Способов за это время удалось найти ровно пять. И ни один не сработал.

– Я слушаю, –  эх, выдал его голос! И нетерпение, и напряжение, и удивление –  всё наружу.

Когда Владычица озвучила задание, напускное спокойствие Лира слетело, как дверь с проржавевших петель. Страх. Радость. Нетерпение. Боль. Вина. Страх. Страх. Счастье.

– Я сейчас же отправлюсь, –  только и смог вымолвить Лир.

Вот теперь у них действительно появился шанс. Дух знал это, чуял сердцем.

Его душа не пела. Она орала.

 

Когда Лир исчез, Виолетта заняла его место у купола. Так же опустилась на корточки,  провела кончиками пальцев по холодной стене. Сердце забилось сильнее, к щекам прилила кровь, а к глазам подступили слёзы, которые девушка отогнала усилием воли. Совсем расклеилась, а ещё Нэйра… Но неужели –  неужели ей удастся решить эту задачу, над которой она билась целый год? Подсказать, как оживить Нэйр, могли только Духи Космоса, но они не являлись на зов. Чего она только ни пробовала! Просиживала штаны с Лиром в библиотеке, часами медитировала в Храме, уже после ежедневных трудов по склеиванию мира, опрашивала всех мирастийцев от мала до велика, даже Дейру вызвала –  вдруг вампирше известен какой-то секрет? И это не считая десятков попыток возродить подруг самостоятельно – попыток, которые, по мнению Эрги, чуть не угробили Владычицу. И вот теперь… теперь она уверена, что нашла ответ. Почти уверена.

Виолетта встала, прислонилась лбом к прохладному куполу. Кожу словно миллионы крошечных пузырьков защекотали. Девушка прикрыла глаза и ещё раз, как чётки, перебрала воспоминания о вчерашнем дне. Она отправилась в Париж… на этот раз –  не за ответом на свой вечный вопрос. Ей просто хотелось вспомнить, каково это – когда о тебе заботятся, когда тебя любят. Как же она была разочарована… год разлуки стёр память о себялюбии и холодности родителей, остались лишь розоватые грёзы о детстве. Они рассыпались при столкновении с реальностью. В отчем доме делать было нечего. Копия Виолетты снимала комнату с каким-то мальчиком, и это всех устраивало, даже её братьев.

Исподтишка Нэйра подсмотрела и за мальчиком, и за собой, и вновь была поражена сверхъестественным сходством. Всё же видеть своё тело не в зеркале –  это очень странно. Она позаботилась о том, чтобы клон её не приметил: помнила свою истерику в прошлый раз. А сама наблюдала за голубками с полчаса, и странная мысль крутилась в голове. Не мысль даже, а так, лёгкое видение, обрывок идеи, и как она ни старалась схватить её, ничего не получалось.

Затем она отправилась в достопамятный отель Эль Азхар –  проверить одну гипотезу. В последние дни Виолетта подолгу размышляла о дне двух испытаний, когда Маргарита пропала, а она, Лили и Рокси шагнули во тьму. Тогда они оказались в Храме Мирастис… или в его умело сделанной копии? Чей голос смеялся над их головами? Виолетта не сомневалась: это Духи Космоса нашпиговали отель тьмой, а значит, и невидимый насмешник был одним из них. Она звала его в Храме Мирастис каждый день, но никто не отвечал. Может, всё дело в том, что место, где они наблюдали за испытанием Лили, было лишь похоже на Храм? И если она попадёт туда снова…

Номер 811 оказался свободен. Перешагнув порог, Виолетта застыла. Что-то сдавило грудь, мешая дышать. Здесь всё выглядело так же, как и год назад. Виолетта прошла по пушистому ковру и опустилась на диван. Взгляд блуждал по помещению, выхватывая такие, оказывается, родные и бесценные детали. Зелёная подушка, на которой любила сидеть Рокси… крохотный журнальный столик, куда Маргарита ставила кофейные чашки… Кресло, куда Вэир усаживал Лили…



Элли Ан

Отредактировано: 15.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться