Часы

Часть четвертая. Моржана

Глава первая

 

- Как интересно!

В том же подъезде, но тремя этажами ниже, глядя тот же самый выпуск новостей, эту фразу произнес другой папа. Он поправил очки и повторил:

- Как интересно! Лёня! – обратился он к своему сыну, который сидел рядом. – Настоящий богатырь! И где? У нас! Ну, надо же!

Лёнька что-то невнятно хмыкнул. Восторг отца он понимал, но не разделял.

Лёнька – был одноклассником Толика и Вовки, но с ними не дружил. Он вообще ни с кем не дружил. Никогда. Даже в садике. Правда, это его не угнетало: книг, родителей хватало более чем. Правда, мама слишком уж занята на работе. От папы тоже проку мало: он историк, последнее время увлекся фольклором и теперь вообще ничего не видит, кроме славянских богов, странных символов и прочего в том же духе.

- Слушай, - заговорил папа Лёньки, - а ведь в сети этот ролик появится?

- Наверное, - пожал плечами мальчик. – Поискать?

- Непременно! Это может оказаться важным для моей работы. «Традиции богатырей в современном мире». Каково, а?

- Здорово, пап, - вздохнул Лёнька. – Но ведь это всего лишь дядька в кольчуге. Какое он может иметь отношение к богатырям?

- Мальчик мой! Все богатыри – всего лишь дядьки в кольчугах. Ну… - Папа двумя глотками заглотил кофе. – Я побежал. Мама у нас сегодня дежурит. Так что тебе сходить в магазин, вынести мусор. Ужин я приготовлю сам. Если успею.

- Знаю, папа, - ещё раз вздохнул Лёнька, - все как всегда. Сделаю.

И папа убежал на работу. Лёнька остался один.

 

Он немного послонялся по квартире, делая вид, что что-то убирает. Когда надоело, включил компьютер.

Ролик с богатырем нашёл быстро – он был уже на всех форумах, и все активно обсуждали, кто же это такой. Лёнька прочёл новостную ленту – ничего особенного.

После он загрузил карту города, всю сплошь усыпанную разноцветными точками. Немного подумав, решил всё-таки отметить двор, где произошёл инцидент.

Сам толком не понимал, зачем это делает. Наверное, просто нечем занять длинные летние дни. Но он стал отмечать на карте города различные происшествия – пожары, драки, крупные аварии и, конечно же, разгромленные детские площадки.

Нанеся очередную точку, Ленька встал, опять послонялся по комнате, обернулся и замер. Монитор ещё не погас, и зелёная карта города демонстрировала свой странный узор.

Узор.

А что если?

 

Лёнька вновь сел за компьютер.

А что если соединить все точки? Нет, ерунда получается. Но ведь не померещилось же!

Немного подумав, Лёнька вернулся к тому самому участку карты, на котором, как показалось, он увидел узор.

Конечно же, надо начать с последней точки. Только куда вести линию? Быть может, к другой площадке? Линия легла ровно. Потом так же ровно дотянулась до следующей. Так Ленька соединил все разгромленные площадки.

Уменьшил карту. Закруглил линии. Получилась идеальная спираль. Она опоясывала весь город, сужаясь в точку.

В какую?

Лёнька продолжил линию. Ещё два кольца, и спираль бы сжалась…

на его доме…

 

 

Глава вторая

 

Эх, как жаль, что не с кем поговорить!

Лёнька метался по квартире, кусал кулаки. Это, конечно же, совпадение, но какое странное!

Он попробовал соединить другие точки, но получалась лишь ломаная кривая. Вот так, словно циркулем, выведены только разгромленные детские площадки.

Что-то это ведь должно значить!

 

Так. Надо успокоиться.

Лёнька сжал кулаки.

Надо отвлечься и подумать о чём-нибудь другом.

Хорошо. О чём?

Тут Лёнька вспомнил, что надо сходить в магазин. Обрадовавшись, он схватил кошелек, сумку, выскочил в подъезд и там нос к носу столкнулся со старухой с верхнего этажа.

 

Марья Ивановна её звали. Высокая, сухая, вечно в чёрном, с огромной вязаной сумкой, появлялась каждый раз неожиданно, косо на всех смотрела и уходила так, словно делала одолжение. Её боялись не только в подъезде, но и во всём доме. Или даже квартале… районе… Ой, да что там говорить! Её наверняка боялись абсолютно все.

Она же не боялась никого. Она всех ненавидела. Особенно детей.

 

Столкнувшись с соседкой, Лёнька замер, ожидая всего: проклятий на свою голову, гром и молнию. Он бы даже не удивился, если бы пол под ним провалился. Но Марья Ивановна лишь фыркнула и по-старушечьи засеменила прочь. Именно это старушечье семенение показалось мальчику странным; он последовал за ней.

Шёл поодаль, стараясь не сильно попадаться на глаза. Удивлялся. Старуха спешила мимо магазинов, рынка, аптеки, почты. Куда же ей надо? Вот она завернула в парк. Лёнька за ней. Тут ему пришлось туго – старуха заозиралась. Но парк в такой час безлюден; Марья Ивановна углубилась в самую дальнюю его часть, где был старый, давно заброшенный фонтанчик.

 

Это был странный фонтанчик. Сделанный словно для дешевого фильма ужасов, но так и не востребованный и по чистой случайности попавший в парк. На Лёнькиной памяти он ни разу толком не работал, но всегда до краев полон вязкой мутной водой, которая не замерзала даже зимой. В городе поговаривали, что если в него долго смотреть, можно увидеть что-то абсолютно страшное. Правда это или нет – неизвестно. Увидеть абсолютно страшное желающих почему-то не находилось. А если и находились, то не хвастались. Видимо, только такая противная старуха как Марья Ивановна могла посмотреть в воду фонтана.

Старуха огляделась ещё раз, пристроила сумку, после сплюнула и что-то зашептала. Лёнька притаился в кустах. Некоторое время ничего не происходило, и мальчик уже начал верить, что Марья Ивановна просто пришла поплевать в протухшую воду, как вдруг!



Мариэтта Роз

Отредактировано: 12.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться