Часы жизни

Размер шрифта: - +

Часть 10

Глава 28

 На улице стояла глубокая ночь. Луна, в молочном ореоле, как хозяйка, обходила притихший город. Освещая призрачно-бледным светом царство сна. Только на вилле Ароновых в этот поздний час подчиняться её магическому колдовству никто не хотел.

 Николай неотрывно смотрел в тёмное окно. Его осунувшееся, помятое лицо, казалось, постарело на десятки лет. Даже когда в дверь постучали, мужчина не шелохнулся. Леонид Владимирович, не говоря ни слова подошёл к сыну, став рядом. В комнате повисла гнетущая тишина.

– Третьи сутки, его уже нет третьи сутки, – не обращаясь ни к кому, сдавленно прошептал Николай. – Он убивает себя.

Ответа не последовало. Старший из Ароновых прикрыл глаза в которых блестели слёзы.

 А этажом выше ещё молодая, красивая женщина стояла на коленях. Она не скрывала слёз, не пыталась с ними бороться. Ручейки текли из-под опухших век. Ольга крепко сжимала в мольбе руки, губы беззвучно повторяли одни и те же слова.

– Мой мальчик… мальчик мой…

 Единственный кто сейчас не видел молочного диска луны, был сам Влад. Его машина находилась недалеко от дома, в каких-то ста метрах… Он до ряби в глазах всматривался в родные окна, прося у них поддержки, пока его «чудодейственные» обезбаливающее не взяло верх. И парень погрузился в вязкую темноту, на короткое время избавляясь от всех мыслей и чувств.

* * *

– Осторожней! Ладно, молчу – молчу! Видите, я даже отошёл!

Толик демонстративно сделал несколько шагов в сторону.

– Вер, забери ты этого прилипалу! – раздражённо гаркнул Андрей Тимофеевич. Он, пошатываясь, стоял на ногах.

На лице дочери блестели слёзы, а губы дрожали в нервной улыбке.

– Папа, доктор разрешил подниматься понемногу. Не спеши так!

Отчима качало в разные стороны, и Толик снова незаметно подошёл сзади.

– Думаю, – улыбнулся парень, – успех надо отметить. Верунь, сделай-ка нам чего-то вкусненького. Как вы на это смотрите, Андрей Тимофеевич?

– Уйди отсюда! Сгинь! – вместо ответа пробурчал мужчина. От усилий его глаза блестели, а по лбу струился пот.

Толик засмеялся:

– Ну, держитесь, Бережки! Теперь вам несдобровать! – парень видел тревогу Веры, потому ласковой улыбкой, пытался её успокоить. – Пора отдыхать. А то вы решили за все годы наверстать упущенное.

– Вот клоп надоедливый! – отчим хотел сесть, но чуть не упал, Толик вовремя подхватил мужчину.

– Толя, это твоя победа, – прошептала Вера. – Спасибо.

– За что? – смутился парень. – Я абсолютно ничего не сделал.

Андрей Тимофеевич мутным взглядом смотрел в одну точку.

– Спасибо… – выдохнул вслед за дочерью отчим.

От неожиданности Толик вздрогнул.

– Вы просто ещё не до конца здоровы, – попытался пошутить парень, голос почему-то охрип и не слышался. – Вот вернётесь в Бережки: свежий воздух, зелёная трава… Я ещё услышу массу крепких слов.

– А что, соскучился? – беззлобно огрызнулся мужчина. – За этим делом не станет.

– Ну, вот! – Засмеялся Толик, тряхнув своей вихрастой, светло-рыжей челкой. – Теперь вы более похожи на себя.

Вера разложила по тарелкам пирожные, налила в чашки сок. 

– Так что, празднуем?

– А как же! – Толик, взяв в одну руку пирожное, а в другую чашку, и зычным голосом, торжественно начал речь. – Я поднимаю этот бокал… 

– Вер, – скривившись, перебил отчим, – когда приедем домой, покажи этому холопу, как выглядят бокалы, а то он так и останется деревенщиной!

– А я не против, я наши Бережки ни на что не променяю.

– Я тоже по ним скучаю, – погрустнела Вера.
 
Толик нежно обнял девушку за плечи.

– Осталось совсем немного, потерпи ещё… – парень не успел договорить. В дверь постучали, в палату заглянула молоденькая медсестра.

– Извините, – гостья загадочно улыбнулась. – Вам прислали… э-ээ… подарок. Можно, чтобы его занесли? 

– Подарок? – удивлённо переспросила Вера. – От кого?

Медсестра покачала головой:

– Это просили не говорить. 

Вера растерянно посмотрела на отца, а потом кивнула:

– Хорошо, пусть его принесут.

Медсестра вышла, и вместо неё в палату, вереницей стали входить люди с огромными букетами. Столы, полочки, пол – всё превратилось в благоухающую клумбу.

Толик с Андреем Тимофеевичем в недоумении переглянулись.

– От кого этот цветочный дар? – нетерпеливо спросил отец.

Вера подошла к цветам. К каждому букету был прикреплён пакетик с семенами, а к ним инструкция по выращиванию.

– Что это всё значит? – Андрей Тимофеевич даже приподнялся. – Зачем тебе столько семян? 

 Вера не ответила. Посреди пёстрого великолепия она увидела огромную бабочку. Её чёрные крылышки переливались бархатом. Девушка осторожно сняла маленький конвертик, чувствуя, как учащенно забилось сердце.  

«Уверен, ты сможешь создать свой собственный чудо-рай. Скорейшего выздоровления отцу».

Вера присела на стул, смотря на перебирающую лапками красавицу. Она чётко представила искрящийся смешинками голубой взгляд. Но почему-то стало тоскливо. 

– Ну, так что там? – резкий голос отца, заставил Веру поднять глаза.

– Пожелания, – прошептала дочь, – скорейшего тебе выздоровления.

Андрей Тимофеевич пристально смотрел на девушку.



Наталья Максимова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться