Чейзер

Font size: - +

7

Глава одиннадцатая: Дочка кондитера (окончание)

 

Странно все-таки устроены некоторые хомо сапиенсы. Это я о себе говорю. Вот чего мне, человеку двадцать первого века двадцати одного года от роду может не хватать в средневековье? Инстаграмма, твиттера, кабельного телевидения, возможности поболтать с девушками по сотовому, кофе-эспрессо и свежего тирамису?

Будете смеяться - мне не хватает лапши "Роллтон" и комфортного бритья.

За время пребывания в Десятигорье у меня отросла борода, но я не рискую побриться у местных цирюльников. Если бы вы видели эти заведения, поняли бы. Ну а "Роллтон" - испорченный у меня вкус, признаю. Но хочется, блин, аж вкус во рту стоит.

Но без "Роллтона" и станков "Жилетт" в мире Десятигорья можно обойтись, а вот без навыков обращения с оружием - вряд ли. Поэтому одним из пунктов моей программы было посещение Элии Колтерса.

Хозяин фехтовальной школы был удивлен моим вторым визитом, я прочитал это на его физиономии.

- Все-таки надумал? - протянул он.

- Надумал, - я положил на стол золотой.

- Мечи у тебя знатные, - сказал Колтерс. - Я еще в первый твой приход обратил на них внимание.

- У нас, у барчуков, все знатное.

- Да уж. Позволишь полюбопытствовать?

Я подал ему Солер рукоятью вперед. Колтерс взял оружие, ловко подбросил, поймал, взмахнул несколько раз, попробовал пальцем лезвие.

- Если это настоящий клинок, а не подделка, тебе повезло, джеппи, - сказал он. - Серьезный меч.

- Это Солер, - ответил я. - А второй меч Селенар. Слышал о таких?

- Я же говорю, если они настоящие, то ты владеешь настоящим сокровищем. Это и удивительно. Про парные клинки Торна только полный невежда не слышал. Будем считать, что мне повезло, и я их увидел воочью. И как можешь видеть, лужу под собой от восторга не наделал. - Колтерс вернул мне оружие. - Знаешь, пойдем со мной. Хочу тебе показать кое-что.

Мы пришли в тот самый фехтовальный зал, где я уже побывал несколько дней назад. На этот раз Колтерс провел меня в маленькую оружейную с весьма внушительной коллекцией разнообразного оружия, от метательных и охотничьих ножей до глевий и двойных секир.

- Вот мой меч, - наемник снял с подставки простой стальной меч с крестообразной гардой в черных кожаных ножнах. - Менестрели не споют про него свои куплеты. У него нет имени, и до меня им никто не владел. Этот клинок сковал кузнец, который работал в имении моего отца. Он был крепостным, и права ставить клеймо на оружие у него не было. Меч был выкован, когда я был пятнадцати лет от роду, а через год отец подарил его мне. И это был самый лучший подарок в моей жизни. Еще через полгода на нашу усадьбу напала шайка разбойников. Мои отец, мать и два брата погибли, а я спасся только потому, что отец за два дня до нападения отправил меня с поручением к нашему сеньору, барону Лебелю. Чувствовал что-то или знал о готовящемся налете - не знаю... Короче, вернулся я на пепелище, похоронил тела родных и поехал искать убийц. За три года нашел всех. Это было трудно, но я справился. Этот меч отведал их крови - всех семнадцати подонков, вырезавших мою семью. Самый простой стальной меч без красивой истории, без легенд.

- Да уж, - произнес я, впечатленный его историей. - Наверное, ты дорожишь этим клинком.

- После того, как я рассчитался с душегубами, я нанялся на службу к одному серьезному человеку в Лотремоне, - продолжал Колтерс, опершись на меч. - Пришлось мне тогда постранствовать, посмотреть на мир и в самых разных переделках побывать. И все эти годы при мне был этот меч. Работа простого деревенского кузнеца, парень. Пожелай я его сейчас продать какому-нибудь оружейнику, ублюдок важно надует губы и скажет, что больше полутора денариев за него не даст - мол, простой слишком, отделка не та, мастерского клейма нет. А мне вот насрать, что он скажет. Для меня лучше этого меча нет во всем мире. Он десятки раз спасал мне жизнь. Можешь про свои это сказать?

- Пока нет. Они у меня недавно и...

- Понятно. - Колтерс ухмыльнулся. - Подарок богатенького папаши. Щедрый дар, честно скажу. Нет в наших краях мечника, который не знал бы историю первого владельца этих мечей, Десмонда Торна, стража Красного Замка. И про его героическую гибель в Ростхольдском ущелье мне не раз на попойках менестрели пели. Как попал он в засаду, которую устроили на него дикие горцы, как рубил их бессчетно своими мечами, пока не оставили его силы, и горцы не убили его. И про то, как король Сэлден Благородный выкупил у вождя горцев Одвальда тело героя, чтобы похоронить с почестями. Двести марок чистого золота отдал за тело и двести за мечи. Говорят, эти мечи сами выбирают себе хозяина. Странный у них выбор на этот раз, но теперь они твои. Гордись этим, но помни, что Десмонда Торна, легенду пяти королевств, прикончили дикари, вооруженные деревянными палицами, лошадиными челюстями на веревках и длинными ножами из дрянного железа.

- В моих краях говорят "Против лома нет приема", - заметил я. - Похоже, это как раз тот случай.

- Это как сказать. Восемь лет назад наш отряд оказался как раз в тех местах, где погиб Торн. Нанял нас один купец, который вез в Лотремон из Висланда очень ценный груз. А горцы, как понимаешь, со времени героической кончины сэра Торна ничуть не изменились. Ночью они решили зайти к нам на огонек, глянуть, чем мы богаты и от этого богатства избавить. Нас в лагере было тридцать человек, включая пять караванщиков, сколько было их, только Вечным известно. Но бой был жаркий, парень, самый кровавый из всех, в которых я побывал! Уж не помню сколько атак мы отбили. К утру нас осталось восемь человек, прочие или пали, или из-за ран не могли сражаться. Но весь лагерь был завален трупами горцев! - Глаза Колтерса засверкали, на губах появилась улыбка. - Уж наверняка не меньше двух сотен мертвецов. Только я двадцать восемь дикарей зарубил. И опять при мне был этот меч без имени и без клейма. Меч, про который никто никогда не сложит легенду.



Андрей Астахов

Edited: 03.12.2017

Add to Library


Complain