Человеческий фактор

Размер шрифта: - +

Часть 6

Совсем упустил, что перед работой надо и подлокотники сдвинуть назад, чтобы запястья практически висели. Пока я исправлял оплошность, Гин включил программу. Шторка передо мной заиграла светом, настраивая картинку.

С первого взгляда я испытал к технологии что-то вроде лёгкой неприязни за несовершенство отображения. Расслабился слишком после Капсулы, смешав Физ и Вир в одно и разделив повязкой нейромодуля, который снимается при входе в Физ. Многослойники ещё оставляли Вир отдельной частью общего Мира. Каждый слой экрана – отдельный объект картинки или группа мелких. Привычка резала цветовым перепадом глаза, и я невольно морщился в ожидании, когда смогу сделать первый шаг в открывающейся передо мной реальности. «Шаг», ага. Всего лишь лёгкое шевеление мизинцем и безымянным пальцем правой руки.

- Начинаю загрузку звука и программных спектров, - услышал я голос Гина. Секундная вибрация кресла на уровне плеча подтвердила включение звукового сопровождения в виде мини-колонок.

- Выглядит уже отвратно, - заметил я и скосил взгляд. Кодировочной из-за экрана уже нельзя было различить.

- Не придирайся, - услышал я голос парнишки.

Экран он поднял высоко. Только сильно задрав голову, я мог заметить темноту потолка.

- Мне сказать тебе, когда меня от всего этого будет тошнить? – коротая ожидание начала симуляции, я старался пошутить, чтобы не так ощущалась боль в запястьях. В динамике глухо засопел юный коллега. – Так вот, мне уже не очень хорошо.

- Только не надо так делать в поисковой симуляции, - предупредил меня Гин, хмыкнув в ответ на каламбур. – Чем ярче копия Хати будет откликаться на нашу мимикрию, тем быстрее мы доберёмся до искомого фрагмента в архиве. 

- Постараюсь не подвести, - вздохнул я. Лишний раз проверил, как сидят на мне перчатки и достаточно ли удобно я устроился в кресле, чтобы не прерываться на продолжительный отдых. – Будут какие-нибудь указания?

- Попробуй привыкнуть к окружению. Тебе придётся раз за разом повторять одно и то же. Запомни положение аватара, расположение объектов, - заторопился высказаться Гин. – Как только будешь готов, входи. Я готов.

Прикрыл глаза, глубоко вздохнул, поводил плечами. Напряг руки, едва приподняв их над подлокотниками. Прижал указательные пальцы к средним и только тогда плавно развернул ладони к потолку. Размытая цветная картинка послушно потянулась ко мне. Я чуть было не вжался в кресло от быстрого движения и стремительно растущей детализации. Экран забирал своё – наслоение бросалось в глаза.

- Ну, что? – послышался вопрос Гина.

- Как всегда управление на «высоте», - обзорную точку я поворачивал движением кисти в бок. – Угол обзора пытает мои глаза. Ты понимаешь, если ключевая деталь заключена в единственном мелком движении, то мы никогда её не сможем вычислить с подобным оборудованием?

- Более чем, - согласился мальчишка. Я внимательно разглядывал выросшее передо мной дерево и вглядывался в рябящую листву. – Может, у тебя есть предложения для решения этой проблемы?

- Зацикливать сюжет для поиска лучшего сопряжения? – предположил я, но тут же замотал головой чисто машинально. – Может, вручную корректировать чёткость картинки?

- Если бы проблема была в чёткости, - вздохнул в динамике Гин.

- Так копия Хати сама может корректировать картинку и сопровождение, - уточнил я, продвигаясь дальше, прислушиваясь к звуку, идущему за изображением.

- Только при наличии сопряжения, - заметил коллега. – Внутренний запрет одного из кодов вообще не позволяет произойти сопряжению, но зрительное и звуковое «узнавание» места обойдёт этот запрет. Вроде как пытаться не говорить, не слышать и не видеть, и при этом не закрывать глаза и уши. В итоге ты всё равно продолжаешь понимать, что происходит вокруг и о чём говорят.

- Хочешь сказать, что двойное кодирование, если перевести стрелки на человеческий организм и психологию, что-то вроде зарождающегося разума? – я усмехнулся и тут же задумался вслух. – Нестандартное мышление, самообучение. Хати начинает осознавать не только устройство мира, но и своё положение в нём, не только социальное, но и физическое во всех красках. С одной стороны, мораль, с другой – собственное решение.

- Согласен, но слишком уж как-то резко что ли. При наличии базы изучение окружения требует времени, в то время как Хати реагирует стремительно и при этом логично для не имеющего дела с подобным. Смешно, но ощущение, будто она уже так делала, - в динамике завозились. – У неё, похоже, и возраст тогда есть. Она старше меня. Ну, или пытается такой казаться. Поступает как старший товарищ по отношению к новичку. Чем-то напоминает Нину, но та злится из-за того, что я оказался в данном случае ей как ровня. Уважаю её всё-таки за выдержку.

- Не говори ей только об этом, - я еле сдержал смешок. – Ладно, я готов к продолжению.

- Тогда я ввожу симуляцию Хати. Точкой отсчёта обозначено твоё расположение. Хати появится в двух метрах от тебя, - глухо забарабанили клавиши. – Иногда программа будет дополнять твои действия. Я внёс данные Алика Мара как внешность аватара оператора. Просто следуй стандарту кодировки напрямую.

«Кто бы ещё мне напомнил хорошенько стандарты,» - мысленно вздохнул я. Жаловаться же Гину на провалы образования не стал.

В полный рост женская фигурка серебристого цвета встала меньше, чем через двадцать секунд после последних слов парнишки-кодировщика. Зернистость экранного слоя хорошо передавала цвет киборга, оставшегося в Физе в соседнем зале. Но никакая чёткость не могла меня убедить в реальности происходящего – тело отказывалось верить. Ни прохлады ветра, ни слепящих солнечных бликов. Когда существовали многослойники, псевдочувства Вира находились в разработке. Но здесь не было даже примитивного нейромодуля, отчего приходилось пользоваться перчатками управления. В тренировочном зале погрешности отсутствия глубокого входа в Вир исправляются отличной визуальной составляющей и возможностью испытать на себе виртуальную местность.



Митра Нурт

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться