Человечность

Размер шрифта: - +

Глава 7 — Лиза

Гильгамеш! Куда ты стремишься?
Жизни, что ищешь, не найдешь ты!
Боги, когда создавали человека, —
Смерть они определили человеку,
Жизнь в своих руках удержали.

(Эпос о Гильгамеше)

Лиза неожиданно проснулась и глубоко вздохнула: опять кошмар. Ей всегда что-то снилось, каждую ночь. Первое время она кричала и просыпалась от своего же крика, вся заплаканная и испуганная. Мама часто замечала, что она разговаривает, когда спит.

Сейчас сны чередовались: иногда Лизе снились кошмары, в них были лужи крови, мертвецы, тянущие к ней свои костлявые руки и летающая по улицам пыль; а иногда это были светлые сновидения, будто старые воспоминания заходили к ней в гости.

Но девушка не знала, что легче. Ей снился отец, круживший маленькую дочь над своей головой. Она верещала и смеялась. Они казались счастливыми. Лиза лишь выступала как наблюдатель. Она знала, что была плохой дочерью последние годы. И уже не будет шанса попросить прощения. 

Девушка закрыла лицо руками. Она даже не понимала, почему так переживает последние дни. Это не её вина, что инопланетяне забрали Любу, не её вина, что они проводят над ней опыты, не её вина, что Игорю дали очередную капсулу и сказали, что вылечат лишь тогда, когда будут уверены, что он справился со своим заданием... Это не её вина.

Но было такое чувство, что все смотрели именно на Лизу, будто ожидая чего-то. Она всего лишь семнадцатилетняя девушка, что от неё всем нужно? Она просто хочет домой...

В дверь постучали.

— Входите, — крикнула Громова, заворачиваясь в одеяло. В последнее время она была груба с ребятами, но ей известны причины: они ждали от неё чего-то... того, что она не могла дать и не хотела.

Дверь открыл Олег, и Лизе стало немного стыдно за свой вид. Она не была такой уж красавицей, а сейчас в ночной рубашке, с растрепанными волосами и синяками под глазами, наверняка, выглядела ужасно.

— Ты все еще хочешь пойти к силовому полю? — спросил Олег. Лиза кивнула.

Карпов хорошо разбирался в физике, даже очень, поэтому девушка и умоляла его хотя бы подумать, что можно сделать, чтобы пройти через этот чертовый купол.

На вопрос, что это даст, Лиза ответила одним словом.

Свободу.

На самом деле, это даст независимость: они смогут найти лекарства, освободить Игоря от обязательств, помочь Любе, забрать нужные вещи из дома, похоронить родных...

Лиза все еще помнила, как испугалась, зайдя в дом. Она знала, что увидит там, понимала, что они мертвы, но, когда зашла, все это стало невыносимым. Она не забрала никаких вещей, просто выбежала оттуда, спотыкаясь по пути, но продолжала бежать, пока не упала на землю и не осталась там плакать. Она думала, что так и будет вечно лежать на этой траве, с пекущими от ран коленями и рыдать. И даже сейчас не понимала, как нашла в себе силы встать и пойти к дому Риты.

— Подождешь меня? Я быстренько переоденусь, — слабо улыбнулась Лиза, и Олег, смутившись, вышел.

Он был одним из немногих, кого она здесь не боялась, к кому могла обратиться. Была бы тут Инга...

Но Инги нет. Она мертва.

Эти слова Лиза повторяет каждую ночь перед сном, а иногда и с утра, когда сны заставляют её поверить в лучшее. Она раньше, очень давно, была мечтательной, теперь не может себе этого позволить. Мечты — путь к саморазрушению. Ребята считают, что она стала жестче, она видит это в их глазах... Но, правда в том, что ты не можешь быть той же самой милой девочкой, когда ежедневно повторяешь одну и ту же фразу: «Они все мертвы».

Лиза не понимает, как другим удалось переступить через это, как они смеются, разговаривают, стараются не вспоминать... Хотя разве она не такая же? Улыбается, обсуждает их планы действий, читает книги, а в душе пустота.

— Не понимаю, на что ты надеешься, — произносит Олег, когда Лиза спускается вниз. 

Несколько дней она хотела дотронуться до этого щита, но боялась. Она смотрела, как в воздухе кружили листья, но так и не падали на их землю, и с грустью думала, что они больше не почувствуют ни снега, ни дождя... Силовое поле защищает от всего окружающего мира. А еще ей кажется, что мир, который они видят за полем – иллюзия. Там должен происходить бардак. Где же взрывы и горящие самолеты? Как так получилось, что ни одна машина не столкнулась? Убрали ли инопланетяне все последствия или попросту сотворили для них красивую картинку?

— Они в разы умнее нас, — шепчет Олег, не дождавшись ответа. — Ученые много размышляли о создании такого поля, но пока это теоретически невозможно, не существует таких источников энергии...

— Видимо, они их нашли, — пожимает плечами Лиза. Сейчас ей совсем не до Олега, решившего похвастаться знаниями, ей нужно знать, возможно ли сломать этот щит, выпустить их... — Лучше расскажи о том, что знали ваши физики о самом поле.

— Фактически, имелись лишь предположения... — начинает Олег. — Наиболее близкое к этому векторное поле и магнитное, а термин «силовое поле» больше употребляли научные фантасты, хотя в физике он тоже присутствует.  В основном, его представляют, как тонкий, невидимый щит, который в состояние отразить любую атаку. Есть такой ученый, Майкл Фарадей, он долго работал, исследуя физические или силовые поля. Если помнишь, мы изучали фарадеевы силовые линии. Он открыл электромагнетизм совершенно случайно, и это было огромное достижение в науке. Вращающийся магнит создает вокруг себя поле и заставляет электроны двигаться из-за чего рождается электрический ток. Возможно, удар этого тока мы и получаем, когда хотим выйти за пределы выделенного пространства.



Кэрин Смит

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться