Человечность

Размер шрифта: - +

Глава 17 — Рита

Появилось так племя первых людей – сильных,

гордых и Правды не знающих.

Душу в них вдохнуть не сумел Сварог,

он не смог согреть камни хладные.

(Третий клубок песен птицы Гамаюн)

 

Рита сидит на краешке кровати, натянув одеяло до шеи и дрожит. Иногда ей кажется, что весь этот самоконтроль — сплошная фальшивка, еще немного — и она сорвется, как прежде, начнет кричать, рыдать и покончит со всем. Интересно, выдержит ли люстра вес ее тела? Как вообще люди сводят концы с жизнью? Это так сложно: организовать все, найти место и выбрать время… Рита хотела бы уйти красиво. Чтобы по ней страдали, чтобы ее лик врезался в память. Но это лишь мысли. Рита живет, хоть и со страшной пустотой внутри, но живет.

Она не смотрела на похороны Игоря. Это казалось ночным кошмаром, который никак не хотел прекращаться. Ведь так было бы правильно: проснуться утром под мерзкое жужжание будильника, пожаловаться маме на ужасную ночь, а потом посмеяться и пойти в школу, по пути позвонив Андрею, чтобы тот ее встретил.

Кто она здесь? Лишь девушка, которая прячется в своей комнатушке и боится страшной реальности. Раньше её окружали поклонники, она могла капризничать, устраивать громкие сцены и истерики, а люди лишь пытались завести с ней дружбу или подло обсуждали за спиной, что тоже приятно в некоторой степени. Тогда она была звездой, у неё было два верных спутника, готовые пойти на все ради одной лучистой улыбки, а ещё у неё было признание, много одежды, популярность и, конечно же, дом.

А теперь... Только Андрей — единственное, что у неё осталось. Антон заходит к ней каждый день, трепет по плечу, обнимает, спрашивает, как она, но пропасть между ними все растет и растет. Женщина всегда чувствует, когда мужчина к ним охладевает. Это проявляется во взгляде. Антон ею больше не восхищался, картина, которую он сам создал, спала, и перед ним оказался обычный человек, который не так интересен, как образ в голове.

«Останься со мной, — просила Рита после смерти Игоря. — Ты мне нужен!»

Но он лишь покачал головой. В глубине души Миллер даже чувствовала некоторое раздражение с его стороны, он был влюблен в королеву, яркую и веселую, а эта тень может нравиться лишь Герасимову.

***

— И с кем из вас мне танцевать вальс на последний звонок? — Рита, смеясь, закусила губу. — Вы же понимаете, мальчики, что позволить одному из вас быть с кем-то, кроме меня, я не могу... Может, танго?

Её смех разнесся по коридору. Андрей лишь стоял напротив и смотрел на свою девушку с тупым выражением лица, а вот Антон закатил глаза и медленно произнес:

— Я, пожалуй, обойдусь без танцев.

— И даже не будешь бороться за меня? — Миллер поджала губы, изображая обиду.

— Я, может, с Громовой танцевать буду, у нее ведь нет партнёра, — демонстративно произнес он, но девушка лишь рассмеялась. Андрей, вздохнув, направился в класс.

— С её грациозностью, спорим, тебе оттопчут все ноги. Да и ты же понимаешь, — она придвинулась ближе к юноше и прошептала: — Лиза со мной не сравнится.

Легкая ухмылка отразилась на лице Морозова, и он потрепал подругу по голове, притягивая к себе.

— Корону бы снять с тебя, — смеясь, произнес парень.

— Она встроенная, — фыркнула Рита и лучезарно, как умела только она, улыбнулась. В глубине души девушка знала, что за такую улыбку оба парня простят ей все грехи.

***

Куда делись те времена? Времена, когда она могла делать все, что хотела, и это казалось умилительным... Она кричала, устраивала скандалы из пустого места, резко уходила, цокая каблуками, и всегда находился тот, кто догонял её, извинялся и осыпал комплиментами. Рита чересчур любила ту жизнь и отдала бы все, чтобы вернуть её.

— Может, пройдемся? — спросил Андрей с оттенком заботы. Рита позволяла ему опекать себя, хотя раньше это страшно раздражало. А теперь хотелось, чтобы ее гладили по голове, говорили красивые слова и следили за каждым шагом. У нее больше нет родителей. Только Андрей о ней и заботится.

— Не хочу.

Она часто отвечала так после смерти Игоря. И даже не захотела видеть Антона, когда тот зашел к девушке, чтобы узнать о самочувствии.

«Ты давно показал свое безразличие, — шикнула она. — Теперь я уже для тебя ничего не значу!»

Он лишь поджал губы, оставил приготовленный чай на тумбочке и вышел. Почему он не схватил её, не заставил встать, не сказал, что все еще влюблен в нее, что будет бороться, что беспокоится... Почему он просто ушел?

— Может, тебе что-то принести? — в который раз спросил Андрей.

— Я ничего не хочу, — с легким раздражением ответила Рита.

«Он боролся за королеву, а получил подобие меня прошлой...», — иногда с горечью думала Миллер. Но сейчас лишь Андрей помогал девушке окончательно не упасть, и идея бросить парня казалась теперь глупой и безумной. А ведь, если бы не катастрофа, она бы уже встречалась с кем-то другим. Такие долго в одиночестве не ходят. Наверное, она бы жалела всю жизнь об этом поступке, как предсказывала мама.



Кэрин Смит

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться