Человек для продажи. Том 2: Валькирия

Размер шрифта: - +

Глава 20: Плен

В темноте все твои чувства становятся более чуткими. Ты не видишь глазами, но прекрасно чувствуешь запахи, которые волной накатывают, ты слышишь звуки, осязаешь своё окружение. В темноте можно находиться, но она давит, как тяжёлый груз, и никуда из темноты не деться. Темнота повсюду. Главное, не пропасть в этой темноте и продолжать верить в свет…Теперь она не одна, и это в неё вселяло силы.

Находясь в логове мороков, Юла, или как её звали родители, Вероника, по-другому взглянула на всё, что её окружает. Она стала по-другому мыслить, она стала, как ей самой казалось, старше лет на двадцать, если не больше. От беззаботной девчонки, которая помогала изгоям в борьбе с крупными Компаниями и Корпорацией, не осталось и следа. Юла исчезла, осталась Вероника. И теперь лишь темнота и чувство ответственности руководили ею.

Почти неделя прошла с того момента, когда она оказалась пленницей животноподобных  тварей, мороков. За всё это время, она пережила все ужасы, которые могли только в страшном сне ей привидеться. Страх не отпускал её ни на минуту. Но, не смотря на ужасы плена, она не отчаивалась, ведь теперь она была в ответе не только за себя.

В плену мороков, помимо юной Вероники оказались и другие люди, жители деревни Ковача. В основном среди них были женщины и дети, старики и раненные далиты. Но больше всего внимание рыжей девушки привлекла совсем меленькая девочка, которая ей напомнила о далёком детстве. Звали ту девчушку Райн, и по своей воле к жизни и смелости, она могла дать фору многим.

Первые дни плена были самыми тяжёлыми. Мороки, радуясь своей награде, громко кричали, что то пели на своём языке,  устраивая дикие драки за ту или иную добычу. Как огромные хищные звери, они разрывали полученное в бою и относили в свою часть логова, где были небольшие, похожие на детские шалаши, скреплённые из веток сооружения. Тот, кто отвоёвывал большую часть добытого у далитов богатства, и не важно, что это было, не подпускал к своему «шалашу» никого. Как дикие псы, они охраняли свою долю. Но это было в самом начале. Всё изменилось с приходом Саида.

Огромный морок, который был, по-видимому, вожаком стаи молча наблюдал за всем происходящим. Казалось, его не интересовала добыча, но как только среди всего хлама, что мороки добыли, показывалось что-то полезное, будь то оружие, посуда или одежда, главарь молча подходил и забирал её у остальных. Даже у диких людей  была структура власти, подумала тогда Вероника, и молча наблюдала за происходящим.

Среди всей добычи была кукла – детская игрушка, потрёпанная временем и битвами. Но что-то в этой кукле было необычное, раз главный морок, как к нему обращались остальные Саид, решил взять её себе. Но, только взяв её в руки, из пленных, которые молча наблюдали за происходящим из дальнего угла пещеры, вышла маленькая девочка – Райн. Не боясь шумных, раздирающих добычу воинов, она подошла к главному, и взяла в свои маленькие ручки куклу. Вот тогда-то Вероника и полюбила эту отважную девчонку на вид лет шести.

Саид, главный морок, сначала просто смотрел на Райн, казалось, не понимая, как посмела пленница подойти к нему, но затем, даже в темноте пещеры разглядела Вероника, сверкнули его тёмные глаза. Казалось вот-вот и он ударит наглую девчонку, но огромный морок просто опустил куклу, и Райн ушла обратно в угол к пленникам с игрушкой в руках.

- Райн, ты чем думаешь вообще? – В полголоса, но достаточно сурово, обратилась к девочке одна из женщин-пленниц. – А что если бы он тебя ударил или ещё что?!

-Это моя кукла. Мне отец её дал на день рождения. Зачем она ему? А мне она нужна! Я заботиться о ней буду. – Как ни в чём небывало сказала малышка. – Дядя не плохой, хоть и страшный. Но я его не боюсь.

-Райн, не подходи больше к ним, - настаивала женщина. – Они страшные люди, и могут сделать что угодно.

Райн лишь молча обняла куклу. Тут в Веронике вновь проснулась дерзкая Юла. Именно она пришла на помощь малышке.

- Оставь девочку в покое. Она ещё ребёнок.

-Не лезь не в своё дело, чужеземка. Я поклялась её отцу быть ей как мать, что погибла рожая её. Но что я ему скажу, когда он спросит меня, где Райн. Из-за этой игрушки её могли и убить.

- Ну не убили же! Я думаю, мороки не такие уж и страшные и у них тоже есть сочувствие к детям.

- Да что ты знаешь о них! Мы поколениями сражаемся с этими животными, а они всё никак не насытятся. Эти грязные твари всего нас лишили.

И тут, говорившая женщина обмякла и упала на землю, а в темноте за её спиной стоял Саид с огромной секирой в руках.

- Она много говорила, - очень чётко и внятно, забыв про животный рык, сказал Саид. – Теперь это девчонка твоя – смотри за ней.

И Вероника начала приглядывай за малышкой Райн, но даже не по приказу главаря, а потому, что ей нравилась дерзкая и невинная девчонка, которая напоминала её саму.

Вероника отдавала Райн почти всю свою воду и еду, которую в скудном количестве давали пленникам в первые дни, пела ей песни, рассказывала сказки,  как когда-то мать рассказывала ей. Она говорила, что их освободят, нужно только верить. Но проходили дни, и надежды становилось всё меньше.

После раздела добычи, мороки стали делить пленных. Женщин и детей забирали себе самые сильные, а старики и раненные доставались тем, кто в бою проигрывал. Пленники становились рабами мороков – они делали всё, что те им указывали, громко рыча и показывая на пальцах, что им нужно. Стариков они били, над раненными издевались, а женщин и детей – ни во что не ставили. Насилие и унижение сильных над слабыми царило в пещере мороков, и не только между пленными и захватчиками, но и между ними самими. А Саид молча наблюдал за всем, иногда выходя из своего «шалаша».



Евгений Кожокару

Отредактировано: 15.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться