Человек в сером

Размер шрифта: - +

Человек в сером

Человек в сером

 

    Я вышел из общежития и пошёл куда глядят глаза. На улице было минус семнадцать. Снег укрывал асфальт и облеплял автомобили, находившиеся на стоянке. Уже было 18:00. Единственным источником света было два фонаря, которые располагались около входа в общежитие.

    Мне всё ещё было трудно переварить увиденное. Я работал переводчиком в одном мелком издательстве. Сегодня меня отпустили с работы раньше обычного. Я работал над переводом одного романа, который принадлежал малоизвестному автору. По рабочему плану, перевод необходимо было завершить к концу недели и заняться новым делом. Роман так меня увлёк, что я смог завершить его перевод уже сегодня к вечеру. Коллеги были поражены моим успехом. Невозможно описать, какое выражение лица было у босса, когда я предоставил ему завершённый перевод произведения, в столь короткие сроки. За этот труд, меня отпустили домой и дали трёхдневный отпуск.

    Я покинул издательство в 16:03. До общежития было достаточно далеко идти, тем более в такую погоду. Снега было чуть ли не по колено. Пришлось раскошелиться и вызвать такси.

    Я уже не мог дождаться, когда встречусь со своей женой Марией. Я был уверен, что она готовит ужин и не ожидает моего раннего возвращения. В последнее время, она ведёт себя очень странно. Вот уже два года она работает в магазине одежды. Ей нравится работа. Маша девушка скромная, многого ей от жизни не нужно. Она никогда не мечтала о большем. Хотя ей поступали предложения от модельного агентства, которые она отвергала долго не раздумывая. Внешности Марии могли бы позавидовать многие девушки. В свои двадцать восемь она выглядела на девятнадцать. Её ярко-зелёные глазки излучали добро и нежность. Идеально ровная осанка придавала ей важности. Ко всему этому, стоит добавить то, что она была высокой, да и к тому же брюнеткой. Иногда я удивляюсь, как такая богиня мира сего согласилась выйти за меня, ведь я не имел много денег и накаченного сексуального тела.

    Мы уже подъезжали к общежитию. Расплатившись с таксистом, я покинул салон автомобиля. Не успел я выйти из машины, как почувствовал касание зимы. Белоснежные снежинки, гонимые ветром, облепляли меня с неимоверной скоростью. Ни с того ни с сего, началась метель.

    Мне пришлось ускорить шаг, иначе, я бы задубел. Из общежития вышел высокий широкоплечий мужчина. Он был одет в серое пальто и серую шляпу, которая полностью закрывала его лицо. Руки были в карманах, голова слегка опущена вниз. Как мне показалось, он был не из местных, возможно, заходил кого-то проведать. Раньше я его никогда здесь не видел. Заметив меня, незнакомец резко завернул направо и ускорил шаг. Меня насторожила его спешка.

    Войдя в общежитие, мне в нос ударил резкий запах алкоголя. Впрочем, ничего нового. Я уже привык к этому. Тут всегда кто-то пьёт. Запах раздавался с общей кухни. Оттуда слышался мат.

 - Ты уже задрал меня, ублюдок! – прокричал один из мужчин.

­­­­ - Как т-ты м-меня назвал, г-гн-гнида? – ответил второй.

 - Хорош вам, мужики. Завязывайте это! – вмешался третий. Он был самый трезвый в этой компании.    

    Пьяные соседи чего-то не поделили. Не обращая никакого внимания, я прошёл к лестничной площадке и поднялся на второй этаж. Здесь уже не слышались крики соседей. Наш этаж был самый спокойный. Все алкоголики и наркоманы проживали на первом.

    Поднявшись по ступенькам, я повернул налево. Наша комната находилась в самом конце коридора. Лампочка едва горела. Свет был бледный и клонил в сон. Остановившись перед самой нашей комнатой, я насторожился. Входная дверь была приоткрыта. Странно, обычно Маша всегда закрывается на замок, боится, что могут зайти алкаши с первого этажа.

    Я медленно открыл дверь и вошёл в комнату. Свет в комнате был выключен. Я на ощупь нашёл включатель. Включённый свет ударил по моим глазам.

 - О боже! – закричал я испуганным голосом.

    Рвота подошла к горлу. Меня стошнило прямо на коврик для обуви. Моя жена лежала на полу, раскинув широко руки и ноги. Она была одета в домашний халат, который когда-то был белого цвета. Сейчас же, он был тёмно-красный, пропитанный кровью. Стройное тело Марии было изрезанно кухонным ножом. На ней не осталось живого места. Большой кухонный нож был вогнан ей в живот. Её добрые зелёные глаза, теперь выражали испуг и были широко открыты. Левая щека была разрезана. Убийца мучал её перед тем, как убить. Такое мог совершить только психически ненормальный человек. Хотя какой человек? Это совершило животное!

    Все наши совместные мечты о будущих детях, о покупке своего собственного дома были разрушены. Я упал на колени. Жизнь без Марии не имела для меня никакого смысла. Единственное, чего я хотел, это умереть. Я проклял этот день, проклял начальника, отпустившего меня раньше обычного, чтобы я увидел труп своей жены. Но больше всего я ненавидел себя. Я должен был защитить её… Убить урода, совершившего с ней такое, а затем сжечь его тело и помочиться на останки.

 - Да! Я найду этого подонка. Он ответит за совершённое. Эта псина разрушила мою жизнь, жизнь моей жены… - пообещал я сам себе.

    С мыслями о мести, я поднялся с колен. Градом капали слёзы с моего лица. Эмоции переполняли меня. Не оставалось места для разума. Я провел взглядом по комнате. Стены были заляпаны кровью Марии. На столе стояло дорогое вино и два бокала. Маша ждала меня… Возможно, сегодня был какой-то знаменательный день, про который я не помнил. Мысль об этом, только разозлила меня.

    Перешагнув через мёртвое тело своей бедной жены, я уверенным шагом направился к тумбочке. Слегка согнувшись, я открыл вторую полку. В ней лежал револьвер моего отца. Папаша при жизни служил в МВД. Ветеран боевых действий, прошёл две чеченских… Единственное, что он мне оставил после смерти, это свой наградной револьвер. Сейчас, я был крайне доволен именно этому подарочку. Оружие было полностью заряжено.



Гуров Дмитрий

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться