Человеку нужен Человек. Есения

Размер шрифта: - +

Глава 21

Глава 21. Решить и сделать.
Мы сидели за столом на маленькой кухне. Сеня делала чай, а я пока оглядывался. В этой квартире легко узнается хозяйка. Все обставлено просто, но со вкусом. В теплых бежевых тонах. Сеня здесь явно чувствует себя уверенно. 
Так странно. Сеня сильно изменилась и одновременно все та же. Как будто она нашла себя и успокоилась. Больше нет в ней суетливости, страха быть неловкой. Ее душа спокойна. Как так вышло что при такой разительной перемене она все так же чиста, у нее та же ласковая улыбка, манера кусать губу и робко краснеть? И так искренне смотреть, прямо в душу. 
- Так у тебя есть брат? - вдруг спрашивает девушка, поставив передо мной кружку ароматного чая и вазу с печеньем. 
- Да, - хрипло ответил я после заминки и прочистил горло.
- Эм, Мэг, кажется, назвала его Дюшенькой? Это от "Андрей"?
Сеня бросила на мня осторожный взгляд. Опасная зона... Так, какое еще имя подойдет? Дюшенька, твою мать... Вадим? Вадюша... Или не врать? Но тогда...
- Слишком личное? - не дождалась ответа Сеня. - Пожалуй, да. Если расскажешь имя брата, но так и не скажешь своего, то будет странно, - скрывая обиду под улыбкой тихо произнесла Сеня.
Господи, какой я идиот! Столько нагородил вокруг себя. Как же теперь выкрутиться? Я вырыл себе могилу... Аведь она ни разу не назвала меня по имени.
- Я должен... - начал я и завис. Слова совершенно не шли из меня. Я должен признаться! Во всем: в обмане, в том кто я есть, в том что люблю ее. Что всегда любил только ее...
- Ты ничего не должен. Я не хотела давить на тебя. Давай просто посмотрим телевизор? Тебе стоит поберечь свое горло.
Сеня избегала смотреть мне в глаза, но я чувствовал ее обиду и напряжение. Ты же возненавидишь меня, если узнаешь все, да?
- Я расскажу. Обязательно... Только подожди еще немного. Мне нужно собраться с мыслями. Я виноват...
Сеня не ответила и жестом пригласила в единственную комнату, прихватив печенье. Я пошел за ней и присел на диван, а она включила телевизор и неловко замялась, не зная, стоит ли садиться со мной рядом. Решившись, она таки приблизилась, опускаясь на край дивана. Пощелкав каналы, вопросительно на меня поглядывая, она остановилась на каком-то фильме.
Я не видел того, что происходило на экране, я думал над тем, как признаться ей. Пытался подобрать правильные слова, пытался предугадать ее реакцию. Я так долго думал, что не заметил, как мои глаза начали закрываться и я вырубился. Проснулся от легкого прикосновения к плечу. Часы показывали полночь.
- Тебе рано вставать, а я тут сижу, прости, - встрепенулся я. - Иди спать. Мне лучше... уйти? - затаив дыхание спросил я.
- Если хочешь остаться, я постелю на диване. Он достаточно длинный и удобный, - скромно предложила Есения, заливаясь краской.
- Буду рад, спасибо, - улыбнулся я.
- Я сплю тихо, не помешаю тебе, - сказала Сеня, доставая из шкафа постельное белье. Я не позволил ей стелить, занялся этим сам, пока она расстилала свою постель. Я не позволил себе думать, как было бы тепло рядом с Сеней на ее кровати...
- А вот я иногда говорю во сне, - признался я, чтоб хоть что-то сказать. Тишина давила, как будто обвиняла меня во всех моих грехах.
- О чем? - улыбается Сеня. Кажется, ее настроение немного улучшилось.
- О тебе, - с усмешкой признался я. Сеня замерла и подняла на меня вопросительный взгляд. Я поспешил оправдаться:
- Потому что я часто проыпаюсь из-за этого! Мне снится, как я говорю с тобой, и просыпаюсь от звука своего голоса.
- Душ там, - кашлянула Сеня, неопределенно махнув рукой в сторону прихожей. - Могу предложить тебе свою пижаму, у меня есть новая.
- Хочешь посмеяться надо мной? - поднял я бровь и усмехнулся. 
Сеня только пожала плечами, смущенно покраснев.
- Ладно, я выключаю свет, оставлю ночник. Выключишь, если будет мешать. 
Когда я вышел из душа, Сеня уже спряталась под одеялом, натянув его до самого подбородка. Я выключил ночник и лег.
- Спокойной ночи, - тихо шепнул я на случай если она не спит. Сеня сонно пробурчала что-то в ответ.
У меня же весь сон прошел. Голову снова заняли мысли о западне, в которую я себя загнал. Я боюсь, ужасно боюсь, что Сеня меня бросит после признания. Я не могу этого допустить... Что же делать? Я уже решил сделать ей предложение. Я хочу прожить остаток жизни с ней, хочу семью... Может быть, сначала жениться, а потом раскрыться? Удержит ли ее штамп в паспорте?
Баже, как это жалко и низко - удерживать женщину таким образом. Она должна осознанно решиться на брак со мной, зная обо мне все, чтоб никогда не пожалеть об этом. Поэтому нужно сначала признаться... Если я сначала возьму с нее обещание не бросать меня и дать шанс загладить свою вину, она согласится? 
- Я так люблю тебя, - тихо шептал я потолку. - Я так боюсь, что ты оставишь меня. Как же мне признаться?

Есения.
Тихий шепот прогнал мою полудрему, заставив широко раскрыть глаза.
- Я так люблю тебя. Я так боюсь, что ты оставишь меня. Как же мне признаться?
Что это? Он действиткльно говорит во сне? 
Он переживает... И он любит меня. Услышанное затопило меня теплом и радостью. Неужели это правда? Я обиделась, когда он не стал продолжать тему про Андрея и свое имя. Я надеялась, что он все мне расскажет, все свои причины, я так хотела этого. И одновременно боялась. Этот разговор у подъезда заставил меня перебирать в уме причины его скрытности. Что такого страшного может заставлять его молчать? Я даже допустила мысль, что он смертельно болен, когда он рассказал Балладу о прокуренном вагоне. Может, он поэтому не подпускает меня слишком близко? Но я заставила себя выкинуть из головы свои глупые домыслы. Нужно дождаться, когда он решится рассказать мне. Может быть, сейчас?
Я старательно прислушивалась, надеясь, что он еще что-то скажет, но он молчал.
Может быть, стоит подтолкнуть его? В темноте признаться легче. 
Денис вздохнул. Спит ли он?
- Ты спишь? - тихо спросила я.
- Нет, - после недолгого молчания ответил Денис. - Я разбудил себя своим бормотанием?
- Я еще не спала, - призналась я.
Повисло неловкое молчание.
- Я хотела сказать, - с трудом подбиря слова начала я, - что ты можешь рассказать мне что угодно. Я обещаю, что никогда и никому не выдам твоих секретов. Потому что я... тоже...
Нет, я не не могу признаться ему в любви снова! Не сейчас.
- Кое что скрываю, - выкрутилась я и уткнулась лицом в подушку от досады.
Я боюсь признаваться ему пока. Пока он не будет честен со мной, я не скажу ему. Мало ли что там может быть...
- Не думал, что ты умеешь что-то скрывать, Есения. Но уверен, ты не скрываешь что-то настолько же... - хрипло отвечал Денис, так и не найдя нужных слов, чтоб окончить фразу. Голос его был убит, мне даже стало немного жутко. Что же это такое?!
- Я расскажу, если ты тоже пообещаешь рассказать. Все-все.
- Обещаю. Но не торопись рассказывать, если не хочешь. Я обязан сделать это в любом случае. Только не сейчас, прошу.
Помолчав недолго, я смирилась. Хотя фантазия подсовывала мне варианты один страшней другого, я согласилась ждать.
- Ладно. Давай спать.
- Не обижайся, пожалуйста. Я - трус...
- Нет-нет, все в порядке. Это может и подождать.
Я постаралась вложить в голос как можно больше уверенности. Его боль чувствовалась так остро. Он совсем измучен...
Утро пришло неожиданно, мне казалось что я и вовсе не спала, но меня разбудили непривычно аппетитные ароматы. Я распахнула глаза при воспоминании о вчерашнем вечере. Денис был здесь! В моей квартире! Спал на моем диване! И признался мне в любви, думая что я сплю... Он искренен. Не смотря ни на что я верю ему. Есть мысли по поводу своей глупости, внутренний голос обзывается, но все равно на губах расцветает счастливая улыбка при мысли, что Денис сейчас на моей кухне и, судя по запахам, готовит завтрак. Боже, у меня же пустой холодильник!
Вскочив, я тихонько прокралась в ванную и торопливо привела себя в порядок. 
Я робко заглянула в кухню, и даже приоткрыла рот от невероятной картины: Денис в белоснежной рубашке, растегнутой у ворота, и класических брюках от костюма, в котором был на концерте, стоял у плиты и жарил омлет... Он выглядел небожителем на моей бренной кухне.
- Тс, черт! - тихо выругался он, когда на рубашку брызнуло масло. - Ну, твою мать, - досадливо оглядел он свой живот с расплывшимся пятном.
Я удивленно улыбнулась: он еще никогда не ругался при мне.
- Доброе утро, - подала я знак своего присутсвия.
- Ой, привет. Прости, - смущенно улыбнулся он, задержавшись на мне взглядом. Я смущенно покраснела. - Я тут немного похозяйничал, не слишком нагло с моей стороны? В качестве откупа за свою беспардонность позволь накормить тебя сбалансированным завтраком. Белковый омлет с овощами и сендвичи с курицей. Не обращай внимания на мой внешний вид, я не нашел фартука, - виновато закончил он. Я не могла сдержать улыбки. Уверена, все мое лицо сейчас светится восхищением.
- Извини, у меня нет фартука. Обычно я просто готовлю в одежде, которую не жалко, да и готовлю я редко. Но откуда все это? - кивнула я на сковороду.
- Из магазина, - усмехнулся Денис. Я проснулся слишком рано и решил сделать что-то приятное. Прости за моветон, но почему твой холодильник совсем пустой?
- Я сегодня собиралась за покупками, - смутилась я, сервируя стол.
- Я уж было допустил, что ты святым духом питаешься. Все же и характер ангельский, и внешность неземная, - сыпал комплиментами Денис, хитро щурясь и наслаждаясь моим смущением.
- Ох, ну хватит. Я сделаю кофе.
Пока Денис выкладывал на тарелки омлет, я занялась кофеваркой. До сих пор не привыкла к ней и как всегда запуталась в порядке действий.
- Я помогу, - раздалось негромкое прямо у меня над ухом и я замерла. 
По обе стороны от меня появились мужские руки, а по спине побежали мурашки от того, как близко оказался Денис.
- Это просто невероятное чувство - готовить с тобой завтрак. Мне никогда не было так уютно, как сейчас, - тихо признался Денис, утыкаясь носом мне в макушку.
Повинуясь непобедимому порыву, я прижалась к нему спиной. Он сразу обнял меня, а я обняла его руки и прикрыла глаза.
- Мне тоже, - так же тихо ответила я.
У меня появилась самая заветная мечта: я хочу, чтоб так начиналось каждое мое утро. Наше утро.



Екатерина Челядинова

Отредактировано: 12.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться