Череп Ханди

Размер шрифта: - +

Глава № 4

Я чувствовал ветер. Раньше я его только слышал. Я пропускаю сквозь себя Вселенную и на мгновение становлюсь каждым её кусочком. Сначала я стал ветром…

Я ещё не умер. Нет…Та трансцендентная сила, которая наполняла меня всё это время, тихо, почти незаметно, начала испаряться. Она вытекала через большую щель в металлической оболочке моего черепа. Он раскололся на части. Остался только кусок металла в форме черепа. Они хотели, чтобы во мне что-то звенело. Они своего добились. Но не найти в нём сокровищ, о которых ходят легенды. Только куски разломанного черепа и меня, маленького, умирающего клочка души. 

Пока силы мои иссякали, я продолжал надеяться, что смогу ещё кому-то пригодиться и выполнить свое предназначение. Люди ведь любят старые, подпорченные, необычные предметы с интересной историей. Я ещё мог стать вещицей, приносящей удачу. Если бы только кто-то поверил… 

- Смотри…Он упал прямо на моих глазах. Пролетел 14 этажей. Хм…Тут трещина. Теперь это ненужное барахло. Кому он нужен с трещиной? – окутал меня недовольный мальчишеский голос.
- Ты шутишь? Её можно аккуратно запаять и всех делов. Не нравится, отдай мне. – ещё один. Им, наверное, не больше 10. 
- Нет, отец спаяет. Буду пугать им девчонок. 

Он заглянул в щель. Маленькие голубые глаза с любопытством рассматривали внутренности моего дома-тюрьмы, который за какую-то секунду превратился в трущобы. Он поднял меня к Солнцу, словно говоря «смотри, между тобой и этим сияющим светом больше нет стены». Кстати, я почти забыл, что такое Солнце. Я помнил только, что это что-то большое и тёплое; что я безмерно благодарен этому пылающему шару. Не знаю за что. Но при виде него, во мне просыпались смутные воспоминания о чём-то светлом и приятном…Теперь же я ощутил его сердцебиение , от чего тут же вспомнил, что когда-то, примерно тысячу лет назад, я дышал, потому что мое сердце билось. 

- Нет…На солнце тоже ничего не видно. По-моему, там что-то есть. – мальчик потряс железную оболочку и в нём захрустели мои кости. 
- Может, там сокровища…Наверное, это карма. Мама говорит, хорошее и плохое всегда возвращается к отправителю. Она говорит, это как письмо с неверным адресом. У тебя же украли велосипед. И вот замена.
- Пф…- скривился тот, который перекидывал меня с руки на руку. - Не смеши. Там какой-то мусор. Монеты бы звенели, украшения тоже. Никакая это ни карма. Просто кто-то выкинул ненужный хлам.
- Значит, ты отдашь его мне?
- Нет.

***

...По тёмным стенам скользил приглушенный свет фар проезжающих мимо машин и далёких звёзд, густо засыпавших ночное небо. Те, кто хоть раз бывали в этой комнате ночью, никогда не замечали рассеянного света последних. Они видели только свет от фонарей, которые стояли совсем близько, да этих машин ночных искателей приключений. При желании их можно было потрогать и убедиться в их существовании. Но любая, даже самая маленькая точка на небе, в тысячи, миллионы раз превышает размеры любого придорожного фонаря. Её свет в столько же раз ярче света, излучаемого всеми фонарями, расставленными на этой улице. Но вот печаль, эти звезды недосягаемы. Многие, возможно, до сих пор воспринимают их не иначе как светлые точки на ночном небе. А значит, для них этого заливающего комнату света не существует.

Если бы однажды какой-то независимый, непроплаченный человечеством ученый решил провести эксперимент: поставил тебя в одну линию с одной из таких небесных точек и взглянул на вас из окна той же комнаты, а затем сравнил излучаемый и отражаемый вами свет, то в 99,9 из 100 случаев он пришёл бы к выводу, что тебя просто не существует. Именно тебя. Не какой-то далёкой, эфемерной точки, а тебя – самозваного венца мироздания. И как бы ты не бился своей больше не существующей головой, тебя нет и всё…

Для большинства, если не для всех, я был почти таким же эфемерным, как эта точка. К тому же, у меня больше не было головы…Только металлическая оболочка с разломанным черепом внутри. Поэтому биться мне было нечем.

Тихий стук. Скрип двери. Внутрь зашла бородатая тень. Её пальцы сжимали металлический череп, оболочку с запаянной щелью. Тень нагнулась над спящим мальчиком и в свете фар очередной заезжающей во двор машины оказалась мужчиной лет сорока. Он натянул простыню повыше и мальчик свернулся калачиком. 

- Ты уже спишь…Ах да.
Он осторожно, чтобы не шуметь, приземлил череп на тумбочку рядом с кроватью и на цыпочках вышел из комнаты.

С этим мальчиком было явно не все в порядке. Я видел его впервые, но в нём определённо было что-то знакомое. Кто-то трепетал в его груди, звал меня тихим, еле уловимым шелестом. Щупальцами осьминога он обвил меня, и вместо того, чтобы сожрать, просто приклеился ко мне и потянул куда-то в сторону. Я и не знал, возможно ли это, но, кажется, я нашел того, кто готов сразиться за меня с целой Вселенной. Он как бы говорил:

- Наше время растворяться ещё не пришло.
Теперь он был мной, а я был им…
Когда мужчина унёс меня, чтобы запаять трещину, я почувствовал, что не должен покидать мальчика. Мне хотелось находиться с ним рядом, хотелось остаться с ним навечно. Этой ночью его отец принёс спаянную оболочку с обломками моего черепа, но меня там уже не было.

Я до сих пор жив. Я всегда думал, что если череп расколется, и заклинание Ханди перестанет действовать, я либо умру, либо унесусь куда-то далеко, и в поисках своей души затеряюсь в этой пучине из множества миров. Я думал, что после стольких лет разлуки не сразу её узнаю. Я ошибался. 

Амелла…Милая Амелла и не думала от меня избавляться, чтобы насолить своему неблагодарному мужу. Она только хотела припугнуть его, но я выпал из её рук. Мне нужно было упасть. Моя душа была поблизости, и учуяв недостающий пазл, потянула его к себе. Так я и оказался в этой тёмной комнате. Мое заточение в металлическом черепе подошло к концу. Мне больше не нужно ни искать способы, чтобы заставить кого-то поверить в мои способности, ни придумывать себе новое предназначение, надеясь, что это отсрочит момент моей смерти.

Я уже нашёл то, что искал.

Меня зовут Марк. Мне 10 лет, 5 месяцев, 2 дня ,1 час, 35 секунд. Я не умею плавать. Люблю смотреть шоу «Леон и Тед» и объедать банановую кожуру. А ещё…А ещё…Сколько же всего я люблю! Сразу не перечислить. Ещё немного и я узнаю всё о своём новом теле. Ах да! Целых 10 лет, 5 месяцев, 2 дня, 1 час и 35 секунд у меня не было ни любви, ни веры, ни надежды. Я только притворялся, что они у меня есть. И где они бродили столько лет? Точно, они томились внутри черепа своего предыдущего владельца. Чёрт…Я начинаю забывать…
Я забыл.


Примечание:
Сердцебиение - см. тему "пульсация Солнца".



Midari Grom

Отредактировано: 26.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться