Черная Дама, Белый Валет

Размер шрифта: - +

31.08.2018

 

***

Сам Ник искренне считал, что наибольшее внимание гостей привлекает к нему вовсе не внешность а крошечный, в половину женской ладони, аксессуар на плече — угольно-чёрный ворон, сливающийся по цвету с фраком. О том, что ворон — живое существо, а не красивая вещица, говорил только недобрый блеск глаз-бусинок.

Чтобы попасть на бал Тёмного лорда, Ганцонгер устроил страшную истерику всем заинтересованным лицам — начиная с рыцаря и заканчивая главой Белого Совета. Компромисс предложила принцесса, сообщив, что на бал, конечно же, не принято приходить вооружённым, но различные маленькие штучки есть у каждого гостя. Как невинные, так и серьёзные, хотя ключевое слово здесь именно «маленькие». Ибо главное — соблюсти приличия.

И теперь фамилиар, крайне недовольный унизительным размером, мрачно взирал с плеча Ника на толпу высших порождений и адептов Мирового Зла.

Надо сказать, что различать порождения и адептов у Ника не получалось. Да и вообще никакого зла в бальном зале он не наблюдал. Обычным зрением, по крайней мере. Смотреть же иначе просто не было желания — мало ли что увидишь! Вполне достаточно детского ужаса,  ровно пополам смешанного со столь же детским восхищением при виде главного советника лорда. Да, Кормчий Дикой Охоты выглядел обычным мужиком, но когда знаешь, КТО скрывается под человеческим обличьем… Скрыть эти недостойные эмоции Нику стоило немалого труда, но он справился и даже сумел вполне достойно и витиевато советнику нахамить.

Все гости тёмного бала, как и Кормчий, были на вид люди как люди. Разряженные в пух и прах, усыпанные драгоценностями дамы — все, как одна, словно сошедшие со страниц журналов мод. Кавалеры во фраках — беспечные, элегантные аристократы. Хотя двое мужчин все же выделялись на общем фоне. Один, в узкой маске, прикрывающей только глаза, блистал совершенно неземной красотой лица и длинными волосами в чёрно-белую полосочку. Однозначно эльф… И, скорее всего, это папаша Меллани. А вот о личности единственного на балу военного в чёрной форме с эполетами, горбоносого и худого как смерть, пришлось спросить Ганса. Оказалось — действительно смерть. Точнее, Король мёртвых, генерал самой страшной армии Мирового Зла. Про себя Ник назвал его Кощеем Бессмертным.

Выяснив, что другой дядечка, ошивающийся около лорда, толстенький и крайне располагающей наружности, не кто иной, как Князь нечисти, Ник прекратил приставать к Гансу с вопросами. Ведь ничего хорошего ожидать от ответов явно не приходилось. Куда приятнее считать, что это просто бал, скажем, у французского короля. Особых отличий-то нет, если, конечно, унять любопытство…

Ничего особенного не было и в музыке. Классическая, исполняемая вживую, хотя оркестра не видно. Принцесса обещала, что танцевать будут много, но опозориться Ник не боялся. Он неплохо вальсировал, имел представление о контрдансе, а за шесть дней, минувших с забега по магазинам и кладбищенского шоу, Мелли исхитрилась научить его остальным необходимым бальным танцам. Правда, Ник сильно подозревал, что она не обошлась без магического внушения, но это уже детали. Главное — результат. Приятным дополнением к обучению оказалась тщательно, но неумело скрываемая ревность Тэль.

Но теперь, заполучив в партнёры Ника, барышня отрывалась по полной. Буквально льнула к нему уже во время первого танца, церемониального полонеза. И глаз не сводила, и улыбалась так… однозначно, что Ник даже слегка растерялся.

После полонеза к ним подошёл мужчина в мерцающей маске. Ник знал, что танцевать постоянно с одним и тем же партнёром неприлично, но кавалер, вежливо попросивший позволения ангажировать Тэль, ему крайне не понравился, с первого взгляда и необъяснимо. Мерцала не только маска — мерцали и глаза, тёмно-серые, сливающиеся с маской по цвету.  В общем, скользкий какой-то тип. А вот барышня, на удивление, согласилась мгновенно, и показалось, что не без удовольствия.

Оставшись в одиночестве, Ник ощутил затылком пристальный взгляд, обернулся и отправился приглашать заинтересовавшуюся им даму с ощущением, что их с Тэль нарочно разделили. Глупость, конечно… Но разглядев партнёршу, он только утвердился в своих подозрениях.

Дама оказалась безмерно хороша собой. Почти прозрачная нежно-лиловая полумаска практически не скрывала идеальных черт лица, но дело было не только в них. Хотелось отойти в сторонку и долго наслаждаться безупречностью линий фигуры и изяществом движений… Королевская осанка, зрелая красота, до которой Тэль ещё расти и расти,— ожившая мраморная статуя гениального скульптора, а не женщина! Предмет для поклонения, но никак не страсти…

— Сумер-речная мадам, — тихо сообщил в ухо ворон. — Повелительница ведьм. Соблазнит на р-раз и навечно, будь остор-рожнее. Да и возр-раст опять же…

Ого!

Но главная ведьма обольщать белого мага, кажется, и не думала.

— Как жаль, что на балу лорда приходится соблюдать инкогнито, — протянула она. — Ваша аура столь любопытна…

— А вы настолько очаровательны, что я даже не пытаюсь определить вашу, — галантно ответил Ник. — Но полагаю, что моё инкогнито здесь — не более чем фикция.

Мадам снисходительно улыбнулась.

— Пожалуй… Но всё же я не могу удержаться от вопроса, интересующего не только меня… Не беспокойтесь! Всё останется между нами. Простите моё любопытство, господин маг, но говорят, что вы личный гость лорда Кайтэла… Это действительно так?



Герта Крис

Отредактировано: 28.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться