Чёрная королева 1: Ледяное сердце

Эпилог

Дарри разбудил звук открывающейся вдалеке решётки.

Он поморгал, пытаясь разглядеть что-нибудь в темноте. В конце коридора появился кто-то с факелом, пламя которого трепетало от сквозняка, выхватывая из углов причудливые тени, но лица вошедшего видно не было.

Сквозь решётку в окне проглядывал клочок неба, чёрного, усеянного яркими звёздами. Где-то в дальнем конце коридора в соломе возились крысы, а за стеной неторопливо и размеренно ухал филин. Было холодно — лаарские ночи к утру обычно заканчивались густым туманом, таким, который, поднимаясь со дна ущелья, добирался до его зарешеченного окна. Но Дарри не мёрз. Айяарры были столь щедры, что дали ему горский плащ из толстой шерсти и два тюфяка набитых свежей соломой. И кормили прилично. Вот только держали здесь одного. Где были его люди, он не знал, но очень надеялся, что они останутся живы. Хотя…

Он никак не мог понять, что задумали айяарры. Его не били, не пытали, даже не допрашивали, кроме того первого раза, из которого он мало что запомнил. С ним почти не разговаривали, но кормили и поили исправно. И неизвестность эта была хуже пытки.

Кому он вдруг понадобился среди ночи и зачем?

Вошедший приблизился к тому месту, где в зарешеченной нише сидел Дарри. В сумраке было не разглядеть, кто это. Мужчина, высокий. Айяарр. Бросил к ногам мешок, а факел воткнул в стену позади себя.

Дарри встал и подошёл к решётке.

— Чего тебе?

Лицо вошедшего было в тени.

— Хочешь заслужить свободу? — раздался знакомый голос, и душу капитана затопила злоба.

Дитамар.

— Заслужить? Я не служу айяаррским собакам, — коротко бросил он и вернулся на свой тюфяк.

— Ладно. Не служи. Можешь заработать свободу, если тебе нравится бессмысленная игра слов.

— И работать на тебя я тоже не буду.

— А ты глупее, чем я думал, — усмехнулся Дитамар, — ты ведь просто заносчивый болван-кахоле, не более того. И я могу просто заставить тебя делать то, что мне нужно, и ты даже не узнаешь об этом. Я могу порезать тебя на подмётки для своих сапог, и никто мне не помешает. Могу пытать тебя тут месяцами, также, как вы пытали наших братьев, но… Но я обещал ей тебя пощадить. И я пощажу.

— Кому ты это обещал? — удивился Дарри.

— Кайе. Она просила за тебя.

— Она просила? — удивился Дарри.

— Да. Ты же был так глуп, чтобы явиться сюда, а твой генерал нарушил своё обещание. И наш эфе теперь убьёт её, как и обещал. Вырвет ей сердце. Сам понимаешь — слово чести.

Дарри вскочил.

— Что? Неужели он убьёт её? Невинную девушку? У вас что, вообще нет сердца?! Собаки! — воскликнул Дарри, тряхнув решётку.

Дитамар чуть отстранился.

— Тихо, тихо, не кипятись, капитан. Уана требует исполнения данного слова. Хотя я и не сторонник убийства невинных девушек, но мой брат — он не такой, как я. За слово чести он убьёт, кого хочешь, не раздумывая. Но… есть в наших клятвах одна маленькая лазейка, кахоле. И мы можем ей воспользоваться. Хочешь помочь Кайе?

— Как? – глухо спросил капитан.

— Можно обменять свою жизнь на чью-то ещё, если этот кто-то согласится добровольно. И ты можешь это сделать — умереть за неё. Обменять свою жизнь на её — это же лучше, чем сгнить в этой тюрьме? Что скажешь? Тогда и клятва будет исполнена, и она останется жива.

— Я согласен, — ответил Дарри, не колеблясь.

— Я так и думал.

— А тебе это зачем? Зачем ты хочешь спасти ей жизнь? — спросил Дарри, чувствуя какой-то подвох.

— У меня есть один план. А для этого мне нужен ты, готовый выполнить одну работу, без спеси и рассуждений о том, кто тут собаки, - бесстрастно произнёс Дитамар.

— Если ты предлагаешь бесчестье и предательство, то нет.

Дитамар усмехнулся.

— Я же не такой дурак, капитан, чтобы тебе, первому мечу Ирмелина, предлагать предательство! Мне нужна услуга, и я готов её щедро оплатить, да ещё и оставить тебе жизнь в подарок.

— И как же будет исполнена клятва, если я останусь в живых? — усмехнулся капитан, не веря тому, что говорит Дитамар.

— Ты думаешь, у меня не найдётся кого-нибудь, кто захочет добровольно умереть за тебя? Пфф! Клятве без разницы, кто это будет, ты или кто-то, к примеру, неизлечимо больной, кто согласится.

— Очень по-айяаррски, — усмехнулся Дарри, — такая длинная цепь обменов жизнями! И что ты хочешь от меня?

— Чтобы ты провёл меня в лагерь Альбы и устроил с ним встречу, где-нибудь подальше от любопытных глаз.

— Чтобы ты его убил?

— Чтобы я с ним договорился.

— Что? И каким же это образом?

— Детали предоставь мне. Так ты сможешь устроить мне такую встречу?

— Смогу. А ты не боишься, что тебя поймают и повесят? — усмехнулся Дарри.

— Мои страхи — это мои страхи.

— Зачем тебе генерал? О чём таком ты хочешь с ним договориться?

— Мне нужно переговорить с ним об условиях сдачи Лааре, — Дитамар помолчал, а потом добавил со вздохом, — ты же понимаешь, что нам всем тут немного осталось? Так что я хотел бы договориться о… выгодной для всех сделке… Но никто не должен знать об этом, кроме него, что я — это я.

Дарри снова усмехнулся. Предложение было странное, заманчивое и какое-то подозрительное, но при этом вполне реальное. Хотя чутьё подсказывало — что-то здесь не так. Лаарцы хотят сдаться? Так почему бы не устроить официальных переговоров?

— А мои люди?

— Они поедут с нами.

— И зачем это вообще? Не проще ли выбросить белый флаг и устроить переговоры прямо на перевале? — спросил он, вглядываясь в тёмную фигуру айяарра.

— Пфф! У меня свои планы, и они идут в разрез с планами моего брата. Так что я хотел бы устроить свои собственные переговоры, и чтобы никто о них не знал.

Предать своего брата? Вот, значит, чего он хочет…

— И почему ты собираешься доверить мне свою жизнь? — спросил Дарри — Я ведь могу убить тебя в любой момент?



Ляна Зелинская

Отредактировано: 27.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться