Чёрная королева 1: Ледяное сердце

Глава 25. … становится явным

— …спит ещё?

— …вроде нет…

Кайя уже не спала. Слушала шёпот служанок в комнате и сквозь полуприкрытые веки смотрела, как ветер качает верхушки берёз за окном на другой стороне ущелья. Было тепло и уютно, но на полу солнечное пятно вытянулось почти до камина, а значит, скоро вечер.

Она проспала так долго…

Повернулась на кровати и увидела Айру со стопкой полотенец и портниху с большим свёртком в обнимку, переминающихся у двери с ноги на ногу. Они тут же присели в реверансе. И Айра, положив полотенца, крикнула кому-то в коридор, а затем бросилась наливать воду в чашу, постелила перед кроватью оленью шкуру и взяла гребень, чтобы расчесать Кайе волосы.

— Вы в креслице присядьте, так вам удобнее будет и мне сподручнее, сейчас мы вас умоем, оденем, покушаете, кухарка вам пирог испекла с черникой…

Айра тараторила без умолку, ловко разбирая волосы Кайи на прядки, аккуратно расчёсывая каждую гребнем и укладывая в высокую причёску. Портниха достала из свёртка новое платье и разложила на кровати. А затем принялась обмерять Кайю и завязывать на нитках какие-то узелки.

От неожиданности всего происходящего остатки сна с Кайи как ветром сдуло.

Что с ними со всеми такое?

Но она не успела удивиться — через мгновенье появилась Гарза, торжественно открыв дверь и придерживая её одной рукой, а другой — пару туфель из тонкой кожи. За ней шествовал мальчишка из кухни со столиком и две помощницы кухарки с подносами.

Все они кланялись, здоровались и улыбались. И разглядывали её со странной смесью любопытства, радости и страха.

Почему они все смотрят так, будто на голове у неё развесистые оленьи рога?

О, боги! Они все знают, что произошло вчера…

А что вообще произошло?

Всё это было так странно, как во сне, и она даже поверить не могла, что всё это было действительно наяву.

Дитамар, Зверь, Врата…

Мальчишку отправили за дверь. Кайю облачили в новое платье, совсем не похожее на те, в которых она ходила раньше — никакой больше серой саржи и бежевого льна, платье было из светло-зелёного шёлка.

Она смотрела, как женщины суетятся и радуются…

Чему? Чему они так рады?

Когда, наконец, все ушли, она вздохнула с облегчением и присела на кровать. В голове не укладывалось всё то, что произошло вчера вечером. Как она смогла это сделать? Она не понимала. Сегодня ей нужно встретиться с Дарри. Но мысль эта больше почему-то не радовала. Она должна была узнать, как разорвать Белую ленту и договориться с ним о побеге.

И она узнала, как её разорвать…

Но…

Кайя встала и принялась ходить по комнате. Взглянула в зеркало. Из его глубины на неё смотрела незнакомая ей женщина. Она почти не узнавала себя в этом пышном шёлке и с высокой причёской, и с этими ставшими совсем зелёными глазами. Это ведь не она вчера закрыла своей силой Врата Истины и разорвала нить Зверя…

Она. Вернее, не та Кайя, какой она была совсем недавно, а эта женщина из зеркала.

Что с ней произошло? Откуда в ней такая сила?

Это не сила айяаррского Источника и не сила Эйгера, иначе они давно бы справились со Зверем. Тогда что же это такое? Что разбудил в ней Эйгер в ту грозовую ночь? И почему у неё в душе такое смятение?

Все вчерашние откровения Дитамара всплыли в голове. История с королевой, полная бессмысленность нынешней войны. Глупая мальчишеская клятва на Родовом камне Ибексов, последствия которой привели их всех на край гибели… И её отец, который может расстаться с жизнью… И всё это во имя чего? И Эйгер…

…нет Эйвер, она не будет больше называть его тем ужасным именем…

…он тоже собирается умереть напрасно. Столько жертв, столько боли, столько всего — ради чего всё это было?

«Или, быть может, меня остановит то, что ты в неё влюблён?».

«...моя маленькая веда».

Сердце забилось быстрее и сладко замерло.

Он её любит… Любит… Любит. Любит! Неужели это правда?

И ей хотелось, очень хотелось, чтобы Дитамар не ошибся.

Почему вдруг всё это стало для неё так важно? Важнее всего на свете…

Она вышла из комнаты, прошла по галерее и, остановившись за колонной, принялась наблюдать за внутренним двором. А там была суматоха. И радость. Редкий гость в этих стенах.

Кайя ни разу не видела такого оживления в замке. Во двор то и дело приезжали повозки, сгружая мешки и бочки, толпился народ, на нижних галереях служанки усердно выметали пыль, и среди этой суматохи стоял Эйвер, давая какие-то указания.

Чёрная рубашка и жилет, высокие сапоги. Рядом Кудряш что-то внимательно слушал, а Эйвер указывал рукой на окна. Возле него всегда кипит жизнь. И все они вокруг: и Ирта, и Кудряш, Оорд, Рарг, и остальные — они словно его продолжение, подвластное одному лишь взмаху его руки, одной мысли. Она рассматривала его, прижавшись щекой к гранитной прохладе колонны, а сердце замирало, и ноги её едва держали от странного чувства, затаившегося где-то внутри.

Но он в маске. И в перчатке на левой руке.

Как же так? Ведь Зверь ушёл, Врата закрылись… Почему же он все ещё не снимает маску?

Это что-то другое… Его лицо и рука не связаны со Зверем.

Кайе хотелось поговорить с ним. Он обещал ей всё рассказать. Но сначала она должна решить, что же сказать Дарри. Ведь теперь всё изменилось, и она не может уехать. Только как она сможет это объяснить? И кому ей рассказать обо всём, что здесь произошло? Что Зверь — порождение королевы? И эта война бессмысленна. Да и кто ей поверит? Дарри не поверит. Не захочет верить. Он так ненавидит лаарцев, что не услышит никаких её доводов. Но как она сможет всё это бросить, как она сможет вернуться, зная, что Лааре погибнет просто так?



Ляна Зелинская

Отредактировано: 27.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться