Чёрная королева 3: Огненная кровь (том первый)

Глава 6. Плохая дорога

— Что там такое? — Альберт приподнялся на стременах, вглядываясь в пёструю толпу, и направил коня вперёд, расталкивая людей.

Сначала Цинта собирался, как дохлая муха, точно хотел половину Индагара с собой прихватить, метался и ронял всё, бормоча и охая, потом на воротах охрана завернула всех — поехали другой дорогой, лошадь потеряла подкову — искали кузнеца. Не успели и десяти квардов отъехать от города и опять что-то не так!

Цинта поминал всю дорогу Лисанну-путаницу, но Альберт не верил в таврачьих Богов, и причитаний его не слушал.

— Поберегись! — крикнул зычно, проезжая сквозь толпу мимо телег и конных. — Что там ещё стряслось?

Дорога шла вдоль озера, извилистой лентой пролегая по самому краю обрыва. И в одном из узких мест, где над ней ещё вчера нависала большая скала, изъеденная корнями можжевельника, сегодня виднелось лишь голубое небо. Часть каменного козырька оборвалась и полностью завалила и без того узкий проезд.

Люди с телег стояли вокруг, размахивая рукам, по ту сторону тоже собралась приличная толпа, но с ходу было понятно, что разбирать завал будут не меньше двух дней.

— В ночь ухнуло, — подсказал словоохотливый мужик на подводе, гружённой бочками. — Как только кого ни привалило, да, видать Мирна-заступница охранила. Давеча же дожди шли, лило два дня, как из ведра — подмыло видать! Теперь ждём подводу с той стороны из Фесса. Храмовники ещё обещали тягловых лошадей, багры и верёвки — растащат, стало быть, к завтрему вечеру.

— А есть тут другая дорога? — спросил князь, хмуро разглядывая противоположную сторону озера.

Ждать он не собирался. Стоять тут до завтрашнего вечера — ну уж нет, лучше двадцать лишних квардов проскакать в объезд. Князь вообще не отличался особым терпением.

— Дорога-то есть, — мужик поскрёб бороду пятернёй, — только Дуарх не рад той дороге, сплошь ухабы, да коренья, враз в озеро булькнешь на корм рыбам. Но ежели верхами и днём, то можно. Хотя кому как. Кому и верхами, ежели сидит в седле, как пень…

— Ближе к делу, — Альберт прервал его неторопливые размышления, — где эта дорога-то?

— Ну так это, вертайтесь взад, два кварда или три, да как проедете развилку у трёх сосен, забирайте вправо, там и увидите разъезд у большого камня с трещиной посерёдке. Оттудова ещё вправо. А от того места ещё одна развилка будет, по левую… нет по правую руку забирайте. Да там поймёте, главное, что по над озером езжайте, по над озером…

— А покороче ты объясняться не умеешь? — нетерпеливо произнёс Альберт, оглядываясь.

— Ну, ежели не поймёте, спросите у кого про дорогу в Заозёрье, а оттудова уже дорога на Фесс…

— Разберёмся, — князь только сплюнул в сердцах и развернул коня, ругая про себя дождь, мужика и вообще обстоятельства.

— Премного благодарны и удачного вам дня, — степенно ответил Цинта, приложив ладонь к сердцу, и тронулся следом за Альбертом, ведя за собой ещё двух лошадей с поклажей.

К третьей развилке стало понятно, что мужика надо было слушать лучше, потому что дорога вела куда угодно, только не «по над озером». Пришлось вернуться назад к тем самым трём соснам.

— И что будем делать? — спросил князь, оглядываясь. — Вернуться бы, да оторвать бородёнку этому болтуну!

Вверх уходил каменный склон, в розовых пятнах цветущего безвременника, вниз обрыв, поросший редкими соснами, сквозь которые синим зеркалом поблёскивало озеро. Осеннее солнце припекало вовсю, и тёплый смолистый дух шёл от земли. Насвистывали сойки, белки сновали меж кустами орешника, и ни на одной из дорог не было видно даже захудалого мужичонки, чтобы подсказать, где же тут треклятое Заозёрье.

— А жара какая, — буркнул Альберт, вытирая лоб тыльной стороной ладони.

— Да, парит знатно, чую, к вечеру будет дождь, — ответил Цинта, разглядывая небо, которое по краю, над озером, уже заволакивала серая пелена. — Может, выберем плохую дорогу, мой князь?

Плохая, не то слово…

Меж валунов и переплетённых корней, усыпанная жёлтой листвой терновника, ухабистая дорога, петляя, спускалась вниз по склону.

— Можно подумать, те хорошие были, — хмыкнул Альберт. — Это, вообще, дорога?

— Ну, хотя бы ведёт к озеру.

Она и впрямь спускалась к воде и шла дальше «по над озером», как и говорил мужик, делая резкие повороты, и то сужаясь так, что едва проехать по двое верхом, то пропадая совсем под ковром из рыжей хвои.

— Ну давай, посмотрим. Вон следы от кареты, а значит, и мы-то уж точно проедем, — Альберт тронул коня и добавил, разглядывая колею от колёс, — как же мне надоел этот вечный дождь! Эх, Цинта, в Эддаре солнце круглый год, и я только сейчас понял, как мне этого не хватало!

— Почему ты не рассказывал, что у тебя есть семья? — спросил Цинта, поравнявшись с Альбертом.

— Если милый зверинец в Эддаре считать семьёй, то да, она у меня есть, - пожал плечами князь. - Но не думаю, что я хотел бы о ней кому-то рассказывать.

— Они что, все так плохи?

Альберт покосился на Цинту и расхохотался:

— Плохи? Смотря что под этим понимать. Так-то по виду они очень даже хороши. Но ты сам всё увидишь.

— Послушай, я вот всё никак не пойму — если ты князь из дома Драго, зачем тебе все это нужно? Быть лекарем, ну и скитаться вот так? Жить по съёмным домам и зарабатывать на микстурах! Вы же повелеваете огнём!

В Цинте, наконец, взыграло любопытство, и он так и сыпал вопросами. Утренний шок прошёл, да и князь был в благодушном настроении, так что нужно было ловить момент. Когда он узнал о том, что Альберт принадлежит к дому Драго, да не то принадлежит, а внебрачный сын самого Салавара, он просто дар речи потерял, метался, молча собирая вещи по дому, роняя все и спотыкаясь, и бормотал «Охохошечки!», поминая всех таврачьих Богов по порядку.



Ляна Зелинская

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться