Чёрная королева 3: Огненная кровь (том первый)

Глава 12. Семейная идиллия

— …Иррис, милая? — чьи-то тёплые пальцы коснулись её лица…

Она открыла глаза.

Себастьян.

И она лежит на кушетке, а он рядом, совсем близко, стоит одним коленом на полу, гладит её лоб и смотрит с тревогой.

— Ты напугала нас! Выпей воды, — он помог ей сесть, протянул бокал и она выпила.

Улыбнулась ему чуть заметной улыбкой.

— Спасибо.

Сознание медленно возвращалось.

Что с ней произошло?

— Это всё факелы и можжевельник. Слишком много их на галерее. Тебе, наверное, непривычен их дым, — Себастьян сел рядом и взял её за руку, — как ты?

— Мне… уже лучше, — она снова попыталась улыбнуться, — да, наверное, это и правда дым.

Веретено исчезло, и смерч, и поток внутри неё, и голова больше не кружилась, и не было тревоги.

— Боги благословили наш союз, — Себастьян улыбнулся в ответ, накрыл рукой её ладонь, переплетя их пальцы, и глаза его сияли, — Грозовая гора проснулась.

— Грозовая гора? Что это? — спросила Иррис и почувствовала, как его прикосновение успокаивает её.

— Наша священная гора. Вулкан, — Себастьян накрыл их руки другой ладонью, — он спал больше сотни лет. А теперь вот он проснулся как раз в момент нашей помолвки, и это значит — силы возвращаются в наш прайд. Это очень хороший знак, Иррис. Очень! Значит, отец не ошибся, наш союз… это надежда. Надежда на то, что ты и я — мы можем возродить былое величие Стрижей. И… хотя, ещё не закончился траур, но отец, думаю, был бы этому рад, и даже, скорее всего, он именно так бы и сделал… Я хочу устроить праздник по этому поводу, бал. Наверное, завтра.

В голосе Себастьяна она услышала радость.

— Сможешь подойти к окну?

Иррис видела, как он взволнован тем, что произошло. И, наверное, это и правда было что-то очень важное для него. Для них всех.

— Смогу.

Он помог ей подняться, подвёл к окну, прикрытому бархатной портьерой, и отдёрнул её, указывая на горизонт:

— Видишь?

Там, где бухта заканчивалась обрывистой скалой, за ней вдалеке над конусовидной вершиной горы курилась слабая струйка дыма.

— Это она — Грозовая гора. Она ожила, и это просто чудо.

Иррис смотрела туда, куда указывала рука Себастьяна, и к ней наконец-то вернулась ясность мысли, а вместе с ней и страх.

Что это такое было с ней? Что за опасность она ощущала? Может быть, она почувствовала пробуждение этой горы?

— Ты говорил мне про то, что я — Поток. Я ощутила его сегодня, — произнесла Иррис негромко, разглядывая священную гору, — он проходил через меня, словно река, когда Гасьярд читал обрядовые слова.

Себастьян посмотрел на неё и тепло улыбнулся:

— Это прекрасно, так и должно быть, — поднёс её руку к губам и поцеловал нежным поцелуем, — а теперь идём, нас ждёт торжественный обед.

— Послушай, — она смутилась, отвела взгляд и, собравшись с духом, произнесла, — мне нужно кое-что рассказать тебе…

— Себастьян! Вот вы где! — в дверях появилась тётя Эверинн. — Стол накрыт, гости ждут. Иррис, надеюсь, тебе уже лучше? Мы так волновались! Слуги, кажется, налили слишком много масла в жаровни!

— Да, спасибо, — ответила Иррис, надеясь, что Эверинн сейчас уйдёт, и ей удастся поговорить об Альберте с Себастьяном наедине.

Она решила рассказать ему всё. Всё, как есть, потому что это… это будет правильно. Про нападение, встречу с Альбертом, про лечение и праздник вина. И даже про его поцелуй.

Взгляд Альберта, которым он смотрел на неё сегодня на церемонии, не оставил ей выбора. Если это расскажет он — как она будет выглядеть в глазах своего жениха? Что он о ней подумает? Невеста, которая пляшет фривольные танцы в чане с виноградом, целуется с незнакомцами, да ещё и утаивает это всё!

И это было ужасно. Ей было нестерпимо стыдно, и она даже не знала точно, за что именно.

Но Эверинн уходить не собиралась, она взяла Себастьяна под руку и указала на двери:

— Идёмте, все уже собрались. Ждём только вас.

— Твой разговор переживёт этот обед? — спросил Себастьян с улыбкой. — Позже мы поговорим обязательно, а сейчас я должен сказать речь, все ждут.

— Да, конечно, — тихо произнесла Иррис, в душе радуясь этой небольшой отсрочке.

Она, пожалуй, как раз соберётся с мыслями, и обдумает, как лучше всё это сказать. Это всего лишь обед, а что может случиться за столом? Она сядет подальше от Альберта, не будет с ним говорить, и не станет на него смотреть...

Себастьян подал дамам руки и они направились в Красный зал.

Как успела заметить Иррис, всё торжественное в прайде Стрижей сопровождал красный цвет.

Вот и Красный зал заслужил своё название не за просто так. Купол в форме огненного цветка спускался к полу изящными витыми колоннами, воздушные арки украшала роспись из алых роз, и даже пол был из кроваво-красного мрамора с прожилками золота. В центре зала стоял огромный круглый стол, который слуги уже накрыли для торжественного обеда. У окон, выходивших на Грозовую гору, собрались гости, и когда Себастьян, Иррис и Эверинн вошли в зал, они как раз обсуждали ту самую тонкую струйку дыма, что курилась над полупрозрачным кольцом лёгких облаков.

Иррис села на то место, которое указал Себастьян, стараясь не поднимать головы, чтобы ненароком не встретиться с кем-нибудь взглядом. Сегодняшний день и так был полон сюрпризов, и, надо сказать, кроме Альберта, выбившего её из колеи настолько, что она едва могла дышать, она ещё успела оценить и когорту родственников Себастьяна, из которых только тётя Эверинн не вызывал у неё дрожи в пальцах.



Ляна Зелинская

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться