Чёрная королева 3: Огненная кровь (том первый)

Глава 13. Один хороший день

Иррис проснулась на рассвете. Хотелось выйти на прогулку, но она не решилась, боясь встретить в саду или патио кого-нибудь из родственников Себастьяна. Она внутренне ёжилась от этой мысли, поэтому осталась на балконе и, сидя в кресле, разглядывала утреннее море в розовой дымке облаков над горизонтом.

Вчерашний день вспоминался с содроганием.

Могла ли она подумать, что день её помолвки окажется настолько ужасным? Когда закончился торжественный обед и проводы гостей, она ушла в свою новую комнату отдохнуть. А на самом деле почти полчаса просто проплакала. Мыслимое ли дело — она так редко плакала в своей жизни, а тут рыдала просто не в силах остановиться. Почему?

Наверное, от разочарования. Она так надеялась на то, что её новая жизнь в Эддаре будет похожа…

…на сказку?

Нет. Хотя бы на то, что было у её родителей, пока мама была жива. Тихие семейные вечера, завтраки на веранде, мирные беседы у камина о книгах, долгие прогулки к побережью… уважение и любовь.

Наивная! Вряд ли в этом дворце кто-то вообще знает, что такое уважение и любовь!

Армана привезла её вещи, и, сославшись на головную боль и усталость, Иррис осталась с ней в комнате, пропустив ужин и проводы гостей. Слушала её болтовню о нравах семейства Драго и лишь сильнее погружалась в пучину отчаянья. В какой-то момент она даже подумала, что будь у неё возможность вернуться, она бы вернулась, сбежала бы из этого змеиного гнезда, не оглядываясь. Сейчас, кажется, она бы с радостью провела утро в обществе мадверских тёток, лишь бы только не встречаться со своими новыми родственниками.

Себастьян пришёл рано, ещё до завтрака, терпеливо подождал, пока Армана поможет ей одеться, и, церемонно поцеловав руку, шепнул на ухо:

— У меня есть для тебя подарок.

— Подарок? Какой подарок? — спросила она с интересом, но интерес этот был фальшивый.

Ей не хотелось подарков. Ей, по большому счёту, сейчас не хотелось ничего, если только сбежать отсюда на край света. Но нельзя обижать жениха отказом, и она постаралась тепло ему улыбнуться — Себастьян ведь не виноват в том, что родился в такой семье.

— Идём, — он улыбнулся в ответ и взял её за руку.

Они спустились по лестнице в патио, и пройдя по многочисленным галереям и коридорам, вышли на задний двор, туда, где спрятанные в густых зарослях олеандров и мирта, виднелись коричневые стены хозяйственных построек.

— Подожди здесь.

Он оставил её у скамьи в тени старых клёнов и исчез за углом кирпичного здания. Иррис даже не успела осмотреться, как он появился, ведя в поводу коня рыжей масти, и, подойдя к ней, указал на него рукой:

— Знакомьтесь. Это Иррис. Иррис — это Ветер, благородный конь эддарской породы — лучший в своей ветви. И он теперь твой.

— Мой? — воскликнула Иррис с удивлением и восторгом.

— Да, — Себастьян протянул ей повод.

И она взяла его осторожно, разглядывая великолепное животное и не веря своим глазам. Конь эддарской породы! Она поднесла ладонь к его морде, дав возможность почувствовать её запах, а потом осторожно погладила и прижалась щекой к лоснящейся шее.

Она никогда не видела настолько прекрасного животного, стройного и сильного одновременно. Чёрные глаза, гордый изгиб шеи… Пылающая рыжина его шерсти местами переходила почти в красный, отливая на солнце бликами полированной меди.

— О Боги всемогущие, Себастьян! Какой же он красивый! — она прошептала, проводя рукой по спине лошади, зарывшись пальцами в гриву и трогая седло и упряжь, а потом, не в силах сдержать эмоции, повернулась и неожиданно для себя порывисто обняла жениха и поцеловала в щёку. — Спасибо! Спасибо!

Себастьян снова улыбнулся и произнёс, подмигнув ей:

— Ну что, едем завтракать на Грозовую Гору?

— Завтракать? — удивлённо воскликнула она. — А это… не опасно?

Она посмотрела на курящуюся над шапкой облаков струйку дыма.

— Тебя это пугает? — лукаво спросил Себастьян.

И увидев, каким огнём вспыхнули её глаза, добавил:

— Я знал, что тебе это понравится. Наперегонки? Спорим, я тебя догоню?

Она рассмеялась, запрокинув голову.

— Если я поеду на этой лошади, едва ли ты сможешь меня догнать!

— А если догоню, ты меня поцелуешь?

Она вспыхнула от смущения, но ответила лукаво:

— А ты сначала догони!

— Договорились! Но если не догоню, тогда, так и быть, я сам тебя поцелую!

Она рассмеялась, пряча лицо в ладонях.

Это было почти счастье. Ощущать ветер, бьющий в лицо, когда они неслись галопом по верхней дороге, окружённой магнолиями и кедрами. Видеть, как внизу по левую руку на холмах нежится Эддар, словно задремавший зверь, греющий на утреннем солнце рыжую чешую черепичных крыш. Волосы развевались, и захватывало дух, и ничего не было прекраснее это чувства…

И даже вчерашние обиды и страхи стёрлись и растворились в этом ощущении свободы…

Где-то позади скакали слуги с корзинками еды, и отряд стражи, но разве они могли угнаться за двумя всадниками на таких лошадях?

Они взобрались к подножью по извилистой дороге, пролегавшей меж садов и виноградников, и выехали на мыс, выступающий в море, как нос корабля. Над ними возвышалась Грозовая гора в белой короне облаков, у подножья по чёрной глади вулканического пепла тянулись извилистые дорожки виноградников. А впереди раскинулась бухта с кораблями и лодками, и за ней горизонт, чуть подёрнутый лёгкой дымкой. На мысе, прямо над обрывом, под которым шумел прибой, стояла лёгкая беседка, украшенная цветами и драпировками из голубой кисеи. Ветер чуть шевелил занавеси, словно приглашая путников внутрь.



Ляна Зелинская

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться