Чёрная королева: Ледяное сердце (первая книга цикла)

Размер шрифта: - +

Часть 5. Осколки прошлого Глава 26. Советы Дитамара

Луна выползала из-за горизонта медленно. Сегодня она уже была чуть бледнее и не такая круглая — полнолуние пошло на убыль. Осенняя ночь наливалась прохладой, но Кайя её не замечала. Она сидела на гранитных ступеньках лестницы, ведущей к открытой смотровой площадке над самой дальней - Восточной башней, и смотрела на тёмную линию горизонта.

Обхватила колени руками и подтянула их почти к подбородку, как любила сидеть на окне в спальне Обители. Зелёный шёлк платья разметался по ступеням.

Это ничего. Здесь её всё равно никто не видит.

Она ушла сюда и спряталась, чувствуя себя отвергнутой, брошенной и не нужной. Она впервые призналась в любви, она впервые обнажила свою душу, а он её прогнал…

Он разорвал связь.

Это было так невыносимо… мучительно… так больно, что хотелось разрыдаться, вот только слёз не было, и горло будто перехватило стальным обручем. Всё как-то сразу потеряло смысл. И даже крылья за спиной словно поникли, стали слабыми.

Что ты теперь будешь делать, Кайя?

Она задавала себе вопрос и не знала ответа.

Уедешь? Но куда?

Останешься? Но где? С кем?

Внизу во внутреннем дворе царило оживление, беготня, крики, смех, так не свойственные этому замку. В другое время она бы удивилась, но сегодня ей было всё равно.

Наверное, прибыли гости. Не так давно трубили приветственные горны.

А здесь, наверху, было тихо. И казалось, она парит между замком и луной. И, быть может, это единственное место, где ей было не так плохо. Как холодная вода снимает боль с обожжённой кожи, так эта темнота и одиночество смотровой площадки успокаивали, хоть и немного.

Вдали темнела громада гор и далёкий Перевал, по которому рассыпались огоньки сигнальных костров. Мерцали в темноте, перемигиваясь, словно сочувствовали. Ей хотелось прижаться к шершавому камню лестницы и забыться, заснуть и, проснувшись, не чувствовать больше ничего.

Она прислонилась плечом к парапету и тут же услышала шёпот камней — чьи-то шаги.

Дитамар.

Что он здесь делает?

— Скучаешь по полнолунию? — раздался сзади его насмешливый голос.

Она поёжилась — всё-таки хоть Дитамар теперь и не Зверь, но радости встречаться с ним не было никакой.

— Нет… просто сижу, — ответила она тихо.

— Сидишь одна и в темноте? Печальная девушка под луной — первый акт трагедии…

Пожалуй, в нём всегда будет что-то от Зверя. Он просто не может обойтись без сарказма.

Он отодвинул руками её разметавшееся платье и присел рядом на ступеньку, совершенно бесцеремонно звякнув бутылкой вина о гранит. Бутылку поставил в ногах.

И хрупкое спокойствие этого места было тут же разрушено.

Интересно, он пьёт всегда? И с горя, и от радости? Что ему, вообще, здесь нужно?

Кайя чуть отстранилась. Они посидели в тишине минуту или две.

— А я тебя искал, — произнёс он, наконец, скрестив на груди руки.

— Зачем? — удивилась Кайя.

С чего бы вдруг она ему понадобилась?

— Ну… по двум причинам, — ответил он задумчиво, — наверное, сначала хотел поблагодарить тебя.

Поблагодарить? Её? Небывалое что-то!

— Наверное?

— Ну… да. Почему — наверное? Потому что это непривычно для меня, быть таким… нормальным, что ли. И уж благодарить кого-то для меня совсем ненормально — это да. И потому ещё, что ты женщина.

— И это плохо? — спросила Кайя устало. — Что я женщина?

— Нет, просто я не особенно доверяю женщинам… последние восемнадцать лет, — хмыкнул он, — но ты — другое дело. Я, в общем, думал тут… И я, конечно, знаю, что ты сделала это не ради меня и не для меня, но всё равно, я хочу сказать тебе… спасибо за то, что ты сделала. И я теперь у тебя в долгу. Так что, если тебе будет нужно что-нибудь, только попроси, я это сделаю. Для тебя.

Кайя посмотрела на него искоса и горько усмехнулась.

— Будешь клясться Родовым камнем?

Дитамар хмыкнул в ответ.

— Ну ты же понимаешь, что нет. Но моего обещания тебе будет достаточно.

— Я понимаю. Но мне ничего не нужно.

— Не знаю, какая может быть от меня польза, но я, к примеру, могу убить кого-нибудь для тебя, если понадобится.

— Убить? О, боги! Нет! Дитамар, почему ты всё время хочешь кого-нибудь убить? — воскликнула она.

— Ну… потому что я делал это последние несколько лет и… это у меня хорошо получалось.

— Пожалуйста, не надо никого убивать! — произнесла она горячо и искренне.

Он ведь может. Не стоит обольщаться, что отсутствие Зверя сделает из Дитамара человека.

— Я шучу, — ответил он уже серьёзно, — не буду. Раз ты просишь. Но всё-таки имей это в виду. На всякий случай.

Кайя промолчала. Что бы ни предлагал Дитамар, это всегда будет что-то безумное, связанное с убийствами, пытками или чем-то подобным.

Он отхлебнул из бутылки.

— Это всё мой брат, да? — спросил тихо.

— Что твой брат?

— Ты рыдаешь тут из-за него?

— Я не рыдаю.

— Хорошо, не рыдаешь из-за него? Что он сделал?

— Ничего, — она вздохнула, — в том то и дело, что он ничего не сделал.

— Хочешь, я могу с ним подраться. Он сильнее, но дерусь я лучше — это факт. Да и сделаю это с удовольствием.

Она повернула голову и посмотрела на него. Лицо Дитамара освещала луна, и сегодня в нём не было той жестокости, которую она видела раньше. Он изменился. Черты лица потеряли налёт безумия и жажды крови, и ей было непривычно видеть его таким. И он что, пытается её развеселить? Мать Всеблагая! Да могла ли она себе такое представить пару недель назад? Что она будет сидеть с ним на лестнице под луной и беседовать! С тем, кто таскал её по городу на верёвке, бил по лицу и чуть не убил, забрав все её силы? Немыслимо!



Ляна Зелинская

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться