Чёрная королева: Ледяное сердце (первая книга цикла)

Размер шрифта: - +

Глава 29. В горе и радости...

Их знакомство началось с танца, видимо, танцем оно и закончится. Что же, это будет танец –прощание.

Она положила руку на сгиб его локтя, и он накрыл её ладонью. И сердце покатилось куда-то вниз, а ноги не чувствовали пола совсем как тогда, на маскараде. Только в этот раз сердце её билось быстрее совсем не от страха.

И рядом с ним было так хорошо, так спокойно, так…

…словно она, спустя столько лет, вдруг нашла, наконец, свой дом. Дом, который ей снова предстоит потерять.

И от мысли, что сегодня в ночь она уедет, ей было так больно, что даже слёзы навернулись. Узорная спираль пола расплывалась перед глазами, когда они встали в первую фигуру танца. Медленные аккорды начала гарзоли лились сверху, наполняя зал. Ладони приблизились не касаясь… Плечо к плечу… Глаза в глаза. И нет сил оторваться от этого взгляда. Круг в одну сторону. Разошлись. И снова приблизились. Круг в другую сторону. И снова разошлись.

Слёзы высохли.

Она не будет плакать. Не сейчас. Из Лааре путь длинный, наплачется ещё.

И снова навстречу, ладони приблизились и пальцы, наконец, соприкоснулись.

Мир исчез. Исчез зал в мягком полумраке светильников, и запах роз, раскрасневшиеся лица танцоров, мысли о Карригане…

Его прикосновение обожгло, заставило щёки пылать и затопило её таким жаром, что, стоя так близко, она почти не могла дышать. И его правая рука легла ей на талию, а левая поймала её ладонь, и он подхватил её так легко и так нежно… и они закружились.

Ах, если бы он никогда её не отпускал…

Быстрые фигуры танца сменились медленными, он прижал её сильнее, и их виски соприкоснулись.

— Ты помнишь бал в Рокне? — прошептал он ей на ухо.

— Как я могу его забыть!

— Моя мечта исполнилась…

— Чтобы я танцевала с тобой так, как тогда с Дитамаром?

— Чтобы ты смотрела на меня нынешнего так же, как на мой призрак на том балу…

Он положил её ладонь себе на грудь и обнял. И музыка замедлилась.

Что ей ответить? Что и её мечта исполнилась? Да. Это так. Но лишь на очень краткий миг…

Она никогда и ни на кого больше не сможет смотреть так же. Её мечты судьба всегда разбивает вдребезги.

— Почему ты грустишь? Из-за рассказа Карригана? — спросил Эйвер.

— Да. Эта история с Лейной… я до сих пор не могу поверить.

Нет, Эйвер! Всё это в прошлом, и грустит она совсем не поэтому.

— Нам нужно о многом поговорить, Кайя… И у меня есть для тебя сюрприз, надеюсь увидеть тебя утром… на завтраке. Ты ведь придёшь?

— Конечно.

Нет, утром она будет уже далеко.

Музыка стихала. И Кайя даже не заметила, что она стоит, прижимаясь щекой к его груди, закрыв глаза и впитывая эти последние мгновенья.

— Я нашёл! — их объятья разорвал возглас мэтра Альда. — Наконец-то! Я нашёл!

Он, раскрасневшийся и довольный, появился рядом с пухлой старой книгой в руках.

Они отстранились друг от друга, словно проснулись, и Эйвер нежно поцеловал руку Кайи.

— Я нашёл! Я знаю, что это! — восклицал возбуждённо мэтр Альд.

— Хорошо, я сейчас, — Эйвер кивнул мэтру, — Кайя…

Он поцеловал её руку ещё раз и нехотя отпустил.

Вот и всё.

Теперь ей нужно ускользнуть незаметно и найти Дитамара прямо сейчас. Как можно скорее. Иначе сердце её просто разорвётся на части.

Кайя тихо ушла и вернулась в свою комнату. Долго сидела у камина, глядя в темноту. Затем переоделась, оставила на кровати бальное платье и украшения, сложила в узел немногочисленные вещи, надела плащ, медленно завязала, растягивая мгновенья. Прошлась по комнате, трогая предметы.

Она так ненавидела своё заточение, эту комнату, и эту дверь с коваными накладками, и пропасть под окном…

Пальцы коснулись деревянного комода, и погладили его. Кресло, в котором сидел Эйвер, когда она вернулась из мёртвого леса едва живая. Она вздохнула, вышла наружу, осторожно притворив дверь, и пошла, не оборачиваясь.

Не плакать. Только бы не заплакать. Не хватало ещё, чтобы Дитамар видел её слезы и сказал что-нибудь едкое.

Замок засыпал. Свет горел лишь на нижней галерее у обеденного зала, куда ей велел прийти Дитамар. Нужно взять еды в дорогу и тёплые плащи. Он обещал всё принести туда.

Она шла, трогая руками колонны и перила, их холодную шершавую поверхность, и камни чувствовали её печаль.

Она прощалась.

У обеденного зала оглянулась ещё раз на тёмную громаду замка и чёрное небо над колодцем внутреннего двора, расшитое бриллиантовой россыпью звёзд, таких ярких, какие бывают только в горах. Вздохнула, чувствуя, как горят глаза от непролитых слёз, и железный обруч рыданий сковывает горло. Спустилась по широкой лестнице в зал. Двери были открыты, внутри горел камин и свечи на столе в массивных подсвечниках из оникса. Время на часах близилось к полуночи.

И сначала ей показалось, что зал был пуст.

Но нет…

Эйвер сидел как обычно, в кресле спиной к камину, и лицо его утопало в тени. А у окна стоял Дитамар.

— Значит, ты снова решила сбежать от меня? — спросил Эйвер негромко, как только она вошла, и по голосу Кайя поняла, что он расстроен.

Она остановилась, не в силах двинуться с места.

— Дитамар! Ты же обещал! — воскликнула с упрёком, чувствуя, что сейчас расплачется.

— Я? — ответил тот невозмутимо и махнул рукой в сторону стола. — Я обещал передать твоё письмо. И всё по-честному — я его передал.

Письмо лежало на столе перед Эйвером.



Ляна Зелинская

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться