Чёрная королева: Ледяное сердце (первая книга цикла)

Размер шрифта: - +

Глава 21. Встреча

— Ну и как прошёл вчерашний день? — Эйгер сидел в массивном кресле в том самом зале, в котором Кайя впервые говорила с Дитамаром.

Утром пришла Гарза и сказала, что хозяин хочет её видеть. Сердце дрогнуло, предчувствуя какую-нибудь неприятность, а ведь она так надеялась провести этот день с Хранителем в его библиотеке!

— Спасибо, хорошо.

— Ты познакомилась с нашим мэтром? И, я вижу, он тебе понравился, — голос Эйгера прозвучал как-то лукаво.

— Да. Он очень… милый, — Кайя не могла подобрать подходящего слова и даже улыбнулась едва заметно уголками губ.

— Но ты напрасно ходила в Восточную башню, — голос Эйгера вдруг стал холодным, — там живут призраки.

Она испугалась, что он начнёт кричать на неё за то, что она проигнорировала запертые двери и пошла туда без разрешения, но этот холод был другим. Кайя ощутила печаль, тоску, боль… много боли…

«…если не хочешь этого ощущать, просто представляй между нами стену…».

Но она не могла. Стоило ей воздвигнуть эту стену, как в то же мгновенье ей хотелось узнать больше. Откуда эта боль? И печаль? И тоска? Что произошло? И она не могла остановиться в своём желании узнавать…

— Я не встретила там никаких призраков, ми… джарт Эйгер, если не считать мэтра Альда и его кошек.

— Пфф! — он усмехнулся. — Не стоит понимать это буквально, Кайя! Но… призраки прошлого… поверь, они там. И не нужно тревожить их покой, — ответил он тихо, а потом добавил уже громче, — и, разумеется, не стоит лазить по подоконникам! Как ты вообще до этого додумалась?

— Но вы же разрешили ходить по всему замку…

— Ходить — да! Но не влезать же на окна на такой высоте! Ты ведь могла упасть! Для чего, по-твоему, существуют ключи? И ты, кстати, прекрасно знаешь, где они лежат в этом доме — могла бы и сама взять!

— Хорошо, ми… джарт Эйгер. Я так и сделаю в следующий раз, - смутилась она и отвела взгляд.

— Я не удивлюсь, если в следующий раз мне придётся объяснять тебе, что не нужно прыгать с башни на башню!

А Кайя стояла и прятала улыбку. Это было забавно — он отчитывает её совсем, как Настоятельница в Обители! И от этого хотелось рассмеяться. Но всё-таки было немного страшно, ведь Эйгер непредсказуем, как восточный ветер, внезапно может начать кричать или разозлится.

— Хорошо ми… джарт Эйгер, я буду осторожна.

— Звучит, как издевательство, но посмотрим, — он встал и указал на дверь, — я еду в город, а ты поедешь со мной.

— С вами? — страх взметнулся откуда-то из глубин памяти.

Мостовая. Кричащая толпа. Обезумевшие лица…

«…убить гадину!».

— Да, со мной. Теперь, когда я уезжаю из замка дальше, чем на пару квардов, мне придётся брать тебя с собой. Я же объяснял вчера тебе про Белую ленту. Ты меня вообще слушала? И… никто тебя не тронет, не надо трястись, как осиновый лист. Зайдёшь в лавки, возьмёшь себе что-нибудь, пока я буду занят. Вчера началась осенняя ярмарка, там будет весело. А теперь пошли, лошади уже осёдланы.

Жаль, что придётся отложить визит к Хранителю, а ведь она надеялась, как можно скорее узнать историю Лааре и всю правду о Звере, если, конечно, мэтр Альд захочет её рассказать. Но выбора не было, придётся ехать.

Во дворе их ждали Ирта, Кудряш и Эрветт. Поздоровались с ней вежливо и церемонно.

Кайе досталась смирная гнедая кобыла, совсем маленькая по сравнению с конём Эйгера. Ирта, подставив ей руки замком, помог взобраться в дамское седло. Хотя айяаррские женщины здесь повсюду ездили в мужских сёдлах, надевая странные широкие юбки-брюки со складками на поясе.

Интересно, чьё это седло? Что за женщина ездила в нём?

Седло было искусно сделанным и богато украшенным, хоть и не новым. И Кайя вдруг подумала, что этот замок больше похож на военный лагерь или казарму, ведь если не считать служанок, то в нём вообще нет женщин — ни экономок, ни родственниц Эйгера...

В нём все встают с первым петухами и ложатся, когда прозвонит колокол на башне, хозяин замка говорит приказами, и никто никогда не смеётся. Впрочем, идёт война. Но ей почему-то казалось, что дело совсем не в этом.

Эйгер выехал первым и пришпорил коня, Кайю пропустили следом, а тройка горцев замыкала их небольшой отряд. С того момента, как Дитамар тащил Кайю за своей лошадью на верёвке, прошло немного времени, но тогда она не успела разглядеть город, запомнила лишь свой страх и крики. А теперь она смотрела по сторонам, удивляясь симметричной архитектуре домов по обе стороны улицы, филигранной каменной кладке, величественным статуям, фонтанам и мостовым. Кое-что, правда, имело запущеный вид, но даже так город был удивительно красив. Залитый солнечным светом и украшенный золотом листвы, он её больше не пугал, наверное, ещё потому, что впереди ехал Эйгер, и она знала, что он не позволит никому из горожан причинить ей вред.

Народ кланялся, снимал шляпы и, прикладывая руку к сердцу, кричал «Яхо!». Слово, в котором у айяарров сплеталось приветствие, радость, любовь и уважение с пожеланиями здоровья. У айяарров всё так. В каждом слове — двойное дно и так много оттенков, что иногда по-человечески понять очень сложно, что именно выражалось в этих словах. Но теперь она понимала, что через Источник, с которым они все связаны, этими тонкими невидимыми нитями, айяарры передают друг другу ещё и свои чувства. Поэтому любой айяарр знает, что за смысл был вложен в адресованные ему слова. И только людям со стороны кажется, что они немногословны, и что в их языке так много всего похожего.

На неё смотрели, скорее, с любопытством, чем со злостью. И это удивляло.



Ляна Зелинская

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться