Чёрная королева: Огненная кровь (том второй)

Размер шрифта: - +

Глава 30. Все против всех

Обед закончился в гробовом молчании.

Эверинн отвела Ребекку в её покои — та внезапно решила задержаться в Эддаре на пару дней. Видимо, больше всего ей хотелось узнать, чем закончится совет, и она деликатно сослалась на дорожную усталость, чтобы не мешать дому Драго в принятии судьбоносных решений.

Все вышли в разные двери. Альберт хотел поговорить с Иррис, но на галерее, ведущей в зал советов, его догнал Себастьян.

— Постой!

— Зачем ты меня предупредил? — спросил Альберт, прищурившись.

— Наделся, что в тебе есть хоть капля благоразумия, и ты не дашь дяде Гасу в руки оружия против нас, — ответил Себастьян резко, — но… похоже, что я ошибался насчёт твоего благоразумия…

— И это всё? — спросил Альберт зло. — И ничего про то, что ты только что видел за столом?

— Иррис сама мне всё рассказала. Перед обедом…

— Вот как? — удивился Альберт.

— Так что... я и так знал, что увижу, — ответил Себастьян холодно.

— Теперь… ты, очевидно, хочешь расторгнуть наш союз?

— Нет. Не хочу, - устало ответил Себастьян. - Нам не победить поодиночке…

— Хм. И… ты предлагаешь…

— Сыграть против Гаса, — ответил Себастьян, — пусть он думает, что мы — каждый за себя, до самого поединка.

Альберт усмехнулся.

— А из тебя выйдет лучший верховный джарт, чем из меня. Потому что я на твоём месте избил бы меня до полусмерти и плевал бы на все союзы, — он покачал головой, разглядывая лицо брата, — неужели ты не хочешь ударить меня? Вызвать на дуэль и убить? После того, что узнал?

Из дверей Красного зала появились Истефан и Грегор, а следом вышел Гасьярд.

— Ты прав, хочу, — ответил Себастьян, покосившись на дядю, — и если бы это изменило ситуацию, я бы избил тебя до полусмерти… только это не заставит Иррис меня полюбить. Но кое-что я всё равно сделаю…

Он размахнулся и ударил Альберта кулаком в лицо, так сильно, что тот от неожиданности сделал два шага назад и едва не упал.

— Это за то… что она… любит тебя, — произнёс Себастьян тихо.

Шагнул навстречу и ударил ещё раз.

— А это за то… что ты… любишь её…

Затем схватил Альберта за полу камзола и ударил в третий раз, разбив лицо в кровь.

— А это, чтобы дядя Гас поверил в нашу ссору, — прорычал он ему в лицо, — а теперь ударь и ты меня. Сильно!

— Как скажешь! — кулак Альберта впечатался в скулу брата.

Их растащили.

Тибор бросился, навалился всем телом и выкрутил руку Альберту со словами:

— Да что с тобой, Берти? Ты совсем сбрендил, что ли? Какого гнуса ты творишь?

— Мы продолжим… позже, — прорычал Альберт.

Их взгляды с Себастьяном схлестнулись, и тот ответил, вытирая кровь с рассечённой губы:

— Разумеется!

В зале советов они сели по разные стороны стола. Вернулась Эверинн и, увидев разбитые в кровь лица, всплеснула руками и прошептала:

— Милосердные Боги! Это когда-нибудь, вообще, закончится?

Последней вошла Иррис.

Она не хотела быть здесь, но поскольку теперь и она принадлежала Дому Драго, закон обязывал её присутствовать на совете.

Большой круглый стол из чёрного мрамора, стоявший посреди комнаты, украшали искусно вырезанные знаки прайдов. Стулья с высокими спинками были придвинуты вплотную. Залом пользовались не так уж и часто, и сейчас слуга спешно открывал шторы и окна, чтобы разогнать застоявшийся дух и впустить в комнату свежего воздуха.

Гасьярд принёс руны, сел за стол и, окинув взглядом собравшихся, сказал:

— Начнём?

— Уж будь добр, не тяни, — ответила Милена.

— Ну что же… Вы хотите знать, почему я составил два таких соглашения? — медленно произнёс Гасьярд. — Я отвечу — такова была воля верховного джарта. Салавар велел мне так сделать, и я не мог не подчиниться.

— И зачем это понадобилось нашему отцу? — Милена не сводила с дяди внимательного взгляда, надеясь, видимо, подловить его на лжи. — Может, затем, чтобы выдать замуж леди Иррис вовсе не за Себастьяна? А за Драгояра, к примеру?

— А затем, — Гасьярд посмотрел на Милену со злорадством, — что Салавар сам хотел жениться на леди Иррис.

— Что? — этот возглас вырвался у Иррис сам собой.

— Вы все хотели правды? — спросил Гасьярд с тонкой усмешкой. — Так вот это и есть правда — Салавар это придумал, но он понимал, что леди Иррис не согласится на такое, и он… наделся, что впоследствии она передумает. Когда приедет в Эддар, поживёт здесь… Ну или, как вариант, что она выйдет замуж за Себастьяна, если у него ничего не получится.

— Почему ты умолчал об этом, когда леди Иррис приехала сюда? Ты должен был сказать! Ведь это всё меняет! А если бы я не узнала? — не унималась Милена.

— Я действовал в интересах нашего Дома. Я надеялся, что взаимная симпатия, которая возникла между Себастьяном и Иррис позволит сделать то, что задумал Салавар — дать новую силу нашему Дому. Что же, я ошибся. Признаю, — Гасьярд поднял ладони вверх.

— Признаёшь? — воскликнула Милена. — А я думаю, ты сознательно об этом умолчал. Решил подыграть Себастьяну.

— А как же Хейда? — удивилась Таисса. — Как наш отец собирался поступить с ней?

— Развод решил бы эту проблему, — пожал плечами Гасьярд.

И все взгляды устремились на Хейду. Она сидела, выпрямившись, и хоть и пыталась изображать оскорблённую гордость, но было видно, что она не удивлена этой новостью.



Ляна Зелинская

Отредактировано: 27.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться