Черная кошка для генерала. Книга первая.

Размер шрифта: - +

Глава № 24. Неожиданные встречи.

Проснувшись утром, Леон прислушался: спит ли кошка. Она спала, но сопела и ворочалась во сне, временами вздыхая совсем по-человечески. В этот раз она не сбежала спать в другой угол комнаты, но встретив ночью на пороге, посмотрела на него так, что Леон почувствовал себя последним негодяем, который хамски наплевал в ее чистую и нежную кошачью душу. Вчера Леон так устал, что вырубился моментально, как только голова опустилась на подушку, но и во сне его преследовало чувство вины и ощущение, что кошка под боком не спит, а тихо горюет о чем-то своем.

«Почему я так странно к ней отношусь, будто это и не животное вовсе, а близкий родной человек? – недоумевал Леон. – Потому, что она разумна и я воспринимаю ее как друга? Гильдар с Тельдом тоже разумны, они тоже мои друзья, но перед ними я не чувствую вины, когда посещаю дом доступных женщин. Если сегодня она попросится со мной – придется взять ее во дворец, а то она и вовсе со мной общаться перестанет, хотя куда разумнее запереть ее дома: воинствующие монахи из Братства в самом деле задумывают козни против меня с ее участием. Я-то им не по зубам, но представление с участием Кошки они устроить могут, недаром все-все о ней разузнали и теперь на всех углах шепчутся о ее дьявольской хитрости и демонской природе».

Леон встал осторожно, посмотрел, как Кошка беспокойно крутнулась на месте и снова засопела, и начал собираться на встречу с королем. Им с Вартом было о чем поговорить. Но тихо уйти во дворец в одиночестве ему не удалось: к завтраку Кошка спустилась с самым решительным видом и боевым настроем.

------------------------------

Сидя у ног Леона, расположившегося в кресле того же самого рабочего кабинета короля, что и в прошлый раз, Лара внимательно слушала его разговор с Вартом Зоиларом. Король выглядел еще хуже, чем раньше, сидел ссутулив плечи и тяжело опираясь на подлокотники своего кресла.

– Думаешь, Ормонду Драгейду вздумалось в придворные интриги поиграть? Хочет прилюдно обвинить тебя в связи с демоном, который принял облик черной кошки? Брось, Леон, несуразица какая-то: доказательства он какие приведет? Лепет военнопленных солликийцев, которые уже покинули Картум? Россказни наших солдат, которые все воспринимают как очередную легенду об удачливом и непобедимом генерале Ардамасе? Всем ведь уже известно, каким образом ты провел Герстена, и каких-таких «солдат» не брали пули. При чем тут кошка? Ормонд будет выглядеть по-идиотски, решись он выдвинуть такие обвинения. Нет, если твоя животинка действительно демон и начнет дымиться, когда он плеснет на нее святой водой, или если кошка обратится в столб адского пламени при всем честном народе, тогда Ормонду поверят. Но ты-то не настолько суеверен, чтоб серьезно относиться к таким возможностям? Ну-ка, киска, иди ко мне: кис-кис!

Король склонился и протянул к Ларе руку. Лара опасливо посмотрела на него, но пошла. Как только она приблизилась к креслу короля, на нее вылился поток воды из большой чаши, стоявшей перед Вартом.

– Мяу!!! – Лара отпрыгнула назад и начала отряхиваться. Брызги полетели во все стороны. Что за издевательство над животным?!

Король хрипло рассмеялся, держась за грудь:

– Такое представление не поможет Ормонду убедить народ в том, что твоя Кошка – демон. Мои коты также возмущаются и встряхиваются, когда на них вода попадает. А ведь это была святая вода – Лартипа сегодня из храма принесла, чтоб я пил и с божьей помощью поправлялся.

– Я не думаю, что Ормонд рассчитывает лишь на суеверие народа, у него наверняка запасные козыри в рукаве имеются. Знать бы еще – какие, – недовольно заметил Леон. – Эрдан Бортейп послезавтра в Шарилу на подписание мирного договора прибудет?

– Да, он уже на подходе, прибудет послезавтра утром. Мы сразу всенародно объявим о капитуляции Солликии, примем денежную часть контрибуции на центральной площади, а вечером будет бал в честь окончания войны, на котором ты тоже обязан присутствовать: хочу вручить тебе медаль за защиту Буртана перед лицом солликийцев – они же рассчитывали на захват крепости как на последний шанс изменить расклад сил в свою пользу. Сам мирный договор подпишем на следующий день после бала – это дело важное и помпезность с поспешностью тут не нужны. Предупреждаю: на подписании договора будет присутствовать весь Рийхет, и я сразу после подписания хочу объявить Милора наследником. Если у Бортейпа будут какие-то возражения по этому поводу, то пусть он сразу попробует их высказать!

– Ты полагаешь, что королю, который только что подписал капитуляцию и отдал часть земель Картуму, будет неудобно тут же заявить о своих претензиях на наш престол? Согласен, – кивнул Леон, – а еще меня преследует подозрение, что возражения найдутся у кого-то другого.

– Гильдар – не кровный сын мне и у него не может быть возражений. Он – не Зоилар, – сумрачно ответил король.

– А я говорю не о Гильдаре, – Леон поднялся и отвесил королю прощальный поклон, – что бы ни случилось, Варт, ты можешь рассчитывать на мою верность. Кошка, пошли.

– В таком случае женись на Соларе, – проворчал ему в спину король, но Леон проигнорировал это пожелание. – Тебе выделили покои во дворце на время празднований в честь окончания войны, лакей тебя проводит.

Король позвонил в колокольчик и в кабинет с поклоном вошел секретарь.



Валентина Елисеева

Отредактировано: 02.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться